Канны, 20 февраля 2012

Победа соборности.

2 февраля с.г. французский суд в Каннах после почти шестилетней тяжбы вынес решение о возвращении православной общине про праву ей принадлежащего старинного собора Архангела Михаила, захваченного в 2006 году нечестивыми священнослужителями и их приспешниками, перешедшими затем в Московскую Патриархию. Молитвенный и юридический подвиг завершился успехом. Утром 2 февраля мы служили молебен преподобному Евфимию Великому и пропели акафист Архистратигу Михаилу.

В первые годы после потери храма община сохраняла приходской дом на церковной территории. В нем проживали наш протодиакон Сергий Всеволожский и его супруга регент Татиана Константиновна. Они сохраняли общину, службы проходили на втором этаже. А в цоколе приходского дома проживали чтец Юрий Костик, его супруга Юлия с сыновьями Юрием и Константином. Семья Костиков служила круглосуточным подспорьем чете Всеволожских. Первый этаж приходского дома захватили спешно прибывшие из Российской Федерации сомнительного вида молодчики. Они всячески отравляли жизнь нашим людям, оскорбляли на лестнице, чинили препятствия в воротах. Наконец, они отключили подачу воды и электроэнергии в цокольный этаж; семье Костиков пришлось покинуть приходской дом.

Мы приезжали в Канны, оставались там подолгу, собирали всех верных. Совершались уставные богослужения, люди исповедовались и причащались. Староста Михаил Рокини, человек героического склада, один, пытался препятствовать проникновению советской шпаны в храм. Я это видел и подумал, что в этом человеке течет кровь Жанны д'Арк. Это было ранней весной 2007 года.

Вся тяжесть юридической защиты нашей борьбы за собор с самого начала легла на плечи иподиакона Алексия Попова, человека глубокой веры. Он не только представлял общину в бесконечных судебных заседаниях, но и оплачивал адвокатов, которые, к сожалению, не все понимали справедливость наших требований. Шло время, таяли средства, казалось, нужно смириться с разбойничьим захватом собора, однако иподиакон Алексий не сомневался – налетчики из МП должны освободить храм. А в воскресенье отец Алексий на службе, исповедуется и причащается.

Владимир Янцен и его супруга Галина возглавили юридическую защиту нашего дела три года тому назад. Опытный и настойчивый Владимир преклонил чашу весов в нашу сторону. Он решил очень трудную задачу, - нужно было доказать правомочность нашей ассоциации, ее историческую преемственность от родоначального объединения, которое владело храмом со дня его основания. Имевшиеся у нас документы подтверждали это без сомнения. Ассоциация должна была быть в постоянной юридической готовности. Это не всегда удавалось, однако ко дню суда Владимир эту задачу выполнил. Владимир и Галина не пропустили ни одного богослужения.

Чрезвычайную работу для суда выполнил секретарь Западно-Европейской епархии протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый. Блестящий знаток Устава Русской Зарубежной Церкви, он представил суду доказательства принадлежности Каннской общины исторической Русской Церкви. Собор Архангела Михаила всегда принадлежал Зарубежной Церкви, а не кучке самозванцев, поселившихся на Лазурном Берегу, как это пытались представить горе-адвокаты МП. Отец Герман предупредил французский суд о связи МП с российской мафией и ее распространении на средиземноморском побережье. У бывшего настоятеля Каннского собора, архиепископа Варнавы, предателя, на счету обнаружили 600 тысяч евро неизвестного происхождения. Наверняка, это плата за предательство. Отец Герман обозначил церковное право Зарубежной Церкви и возможность гражданского закона признать его. Отец Герман вдохнул идейное содержание  в юридический процесс. Не обошлось и без искушений – у отца Германа исчез портфель с документами. С МП  нужно держать ухо востро.

Тем временем Каннскую общину окормляли и другие священнослужители. Мы просили приехать в Канны протоиерея Христо Петкова из Лиона, иеромонаха Дамаскина Шаншерова из Страсбурга, иеромонаха Евфимия из Леснинского монастыря. Службы продолжались в приходском доме, но оставаться в нем для четы Всеволожских становилось опасно. Сохранялась угроза физической расправы. Отцу Сергию исполнилось 83 года, было принято решение об эвакуации ставленника Архиепископа Антония Женевского вместе с его мужественной супругой Татианой, родословная которой восходит в Августейшему Николаю Романову Первому. Сегодня отец Сергий и матушка Татиана благополучно трудятся в Лионской церкви. Все эти годы матушка молилась о возвращении храма святому праведному Иоанну Кронштадтскому.

Решительным событием в деле возвращения Каннского собора стало заступничество Митрополита Агафангела, Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. Наша Зарубежная Митрополия явилась не только Матерью-Церковью, как мы Ее сердечно исповедуем, но и юридическим лицом, очень убедительным для французского правосудия. Так было и в прошлом не только для Канн, но и для всех православных храмов Лазурного Берега.

Всеволожские переехали в Лион, а мы продолжали службы в маленькой, но уютной квартире Юрия и Юлии Костиков. Рождество Христово и Светлое Христово Воскресение стали в 2011 году духовными маяками на пути возвращения Каннского собора.

Решение о возвращении храма, наконец, принято. Республиканская Франция сделала подарок русским роялистам за рубежом, вернув им великолепный собор Архистратига Михаила, построенный Великой Княгиней Анастасией Михайловной.

Как порадовался бы сегодня первый священник Каннского собора, впоследствии епископ Виктор Островидов.

 

 +Ириней,

епископ Лионский и Западно-Европейский