Храмы – идолы?

(Зачем поверхность РФ покрывается сетью церковной архитектуры? )

Конференция в Одессе 8-10 августа 2013 года.


 

Этот удивительный Собор во имя Святой Троицы навсегда запомнит и никогда не забудет тот, кто, побывав в Польше, в маленьком, всего 25 тысяч жителей, приграничном городке Хайнувка, хотя бы раз, увидел его. Архитектура храма уникальна, она не содержит никаких определенных заимствований из традиционного церковного строительства, но местным зодчим чудным образом удалось сохранить дух и настроение православной Церкви.

Он начал возводиться в этом городке, в 1973 году, когда в Советском Союзе трудно было даже представить такое событие, а ведь Польша была тоже еще «советской». Тогда один местный священник, с большими трудностями, получил разрешение городских властей на постройку новой церкви. В 1973 году был заложен камень в фундамент нового собора верующими, которые уже не помещались в старом деревянном храме Во имя Св. Николая Чудотворца, и, собрав первую часть денег, при содействии администрации (1973 год, учтите, это – советская Польша), приступили к строительству, которое длилось очень много лет, и в котором принимали участие все жители города, все православные. В восточной Польше, вообще-то католиков очень мало.

 

Впечатление человека, впервые попадающего в Собор, может быть очень противоречивым, не сразу определенным. «Никогда в жизни…», - скажет любой искусствовед, да и человек, просто разбирающийся в искусстве, - «…не встречался я с таким произведением архитектуры и церковного искусства!». В Польше нет подобных храмов, все православные польские храмы несколько напоминают костелы, только без украшений, построже, попроще, подешевле. Этот же, на первый взгляд, дикая, невероятная эклектика. Мы замечаем элементы русского, болгарского, немножко готического, возможно, коптского, и еще какого-то восточного или сказочного, «берендеевского» стиля. При этом строители воспользовались самыми, на то время, современными, но легкодоступными, дешевыми материалами и технологиями, он построен из железобетона хитроумным способом «плавающей опалубки», это т.н. «монолит». Но возможности бетона мастера творчески использовали и создали, поистине, шедевр. Это не классическая красота архитектуры и строгая выверенность пропорций, чистота стиля и гармоничность деталей.

 

Но этот собор – Чудо и Откровение. Пока ходишь по нему, по его сложному перетекающему внутреннему пространству, его интерьер завораживает. Тебе вдруг начинают открываться изумительные, тебе одному подаренные архитектурные ситуации, тобой одним увиденные детали, тобою одним прочувствованная легкость, тобою одним понятая мысль создателей. Проект этого храма, не имеющий никаких явных аналогов и прототипов, был выбран из множества других, присланных, на устроенный городом, конкурс. Чем, каким внутренним чутьем, какой интуицией обладали горожане, выбрав именно этот, совершенно невероятный, ни на что непохожий, образ Храма. Ответ: Живой Верой! Чем-то, каким-то духом, он напоминает соборы Антонио Гауди, имевшего, без сомнения, Живую Веру. Именно Живая Вера позволила создать этот Собор, не имеющего себе подобия. Почему не привлекли горожан проекты уже имеющихся православных храмов – образцов, которых несть числа? 
 

Потому, что те храмы, прекрасные, величественные, совершенные, построены были в СВОЕ время, они были созданы Живой Верой зодчих и иконописцев своего времени, людей того мировоззрения, Живой Верой той эпохи. 
 

И самое главное Чудо в том, что не только архитектор, не только священник, не только строители и живописцы, обладали этой Живой Верой, а весь Город имел эту Живую Веру. Долгие и трудные годы строительства не помешали Живой Вере десятков тысяч православных людей довести начатое созидание этого уникального сооружения до конца.

 

В советской Белоруссии, совсем рядом, в 30 километрах, тоже построен, видимо, совсем недавно, огромный Собор. Типичное казенное здание «церковного новостроя», государственного образца, безликий, шаблонный храм, зато большой. Ощущение, что никому он здесь не нужен. Чуждый и неуместный. Для крошечного пограничного городка, кажется, Волковыйска, типичного для советской провинции, только более чистенького, по-белорусски, с вечными, кое-где хрущевками (пятиэтажками), этот храм, возвышающийся над местными одноэтажными постройками, несуразен и бесстрастен. Это для сравнения… 
 

Недавно попался в интернете случайно сайт, рекламирующий советский образ жизни, (печально незабываемый для нас, выросших в СССР), ярко, вдохновенно и воодушевляюще, выраженный в искусстве. Агитпроп, отвечающий на вечные вопросы: «Кто мы, откуда, куда мы идем?», «С кого делать жизнь?». Я ограничусь лишь изобразительным искусством, хотя то же самое можно проследить в любом виде искусства: кино, поэзии, архитектуре, скульптуре, литературе, театре и т.д. Авторы, блоггеры, нашли много «убедительнейших» слов в защиту советского стилеобразующего модуля, дававшего каждому художнику, желающему быть «востребованным», так называемые, «технические условия» на госзаказ. Донести каждому зрителю, ищущему смысл своей советской жизни, широкий диапазон советских «радостей», советских «принципов», советской «мечты», советских «веры, надежды и любви». Всех советских ценностей, по которым несоветский человек, смотрящий  "от-туда", сможет оценить, понять, а то и позавидовать советскому человеку. Каждый художник, начиная от талантливых профессионалов до самодеятельных оформителей, от художников-монументалистов – элиты советского искусства до бригад «халтурщиков», воплощавших в жизнь высокие идеи советского «полета» на далеких бесконечных пространствах Родины, был причастен, был исполнителем «великой» идеи.

 

Интересно, что «древний» соцреализм рекламируют современные блоггеры, молодые люди, получившие, несомненно, в свою очередь, от некоей структуры специальный «соцзаказ», такой модный ныне среди некоторых «оппозиционеров» («назад в СССР!»), на промывку мозгов молодого, энергичного, но совершенно, к сожалению, необразованного поколения, выпущенного из районных массовых школ с огромными пробелами в знаниях истории, обществознания, абсолютно незнакомых с искусством. Блоггеры пытаются убедить своего читателя, т.е. современную «российскую» молодежь, в том, что черное – это белое, или что «Моральный кодекс строителя коммунизма» - есть хорошо, а нынешняя рельность - плохо. То же, что утверждалось в СССР. Человек, бывший всю свою жизнь рабом и винтиком в Государстве (как было в реальности), был представляем всему миру, как Гигант, творящий Мир своим Трудом. «Новая общность – советский народ», смотрящая на нас с обложек всяких «красочных» советских изданий – это, по их мнению, не показуха, а настоящая, «всамделишная», счастливая жизнь. «Смотрите, вот космонавты, они летают в открытом космосе, они счастливы, свободны и прекрасны, вот конструкторы – они счастливы, они создают как демиурги, все, что может представить человеческая фантазия, вот колхозники – они счастливы, они, как из рога изобилия сыплют всем и каждому разнообразные плоды и злаки». Это в СССР-то. Картины, архитектура, литература, все искусство советского периода, названное специалистами и учеными «соцреализм», исследованное во всех своих подробностях во множестве монографий и диссертаций, стало очевидным символом ужасающей лжи. Это - известные всем образы «советского идеала», выраженные такими знаменитыми символами, как ВДНХ, «рабочий и колхозница», как «женщина с веслом», или образы Дейнеки и, или, ставшими сейчас культовыми, скульптуры на станции метро Площадь Революции.

 

Нынешние молодые авторы, вдруг увидев «замечательные» произведения советского искусства, изумившись утопической прелести невиданных героев, прозрели в этом искусстве «конструкт», который изменяет образ мыслей, воспитывает человека. Образы советского искусства, предлагаются ими рассматривать как образы, подающие подсоветским людям вдохновение, сильную мотивацию, способную изменить нашу жизнь, являющуюся неким «секретом», - (это название известного сейчас фильма, иллюстрирующего новую теорию визуализации, конструирующей нашу жизнь, меняющей, якобы, под нас вселенную, это – новая практика создания для каждого человека своего собственного нового будущего). Это идея популярного ныне «трансерфинга», (конструирование будущего по своему желанию), или, можно сказать, что этот образ - некая вожделенная оболочка, которую нам очень захочется надеть на себя, для того, чтобы надев ее мысленно, стать этим образом. Эта кажущаяся фантастикой «технология» сейчас очень популярна и повсюду рекламируется.

 

Сейчас, когда давно уже, все, кто интересовался историей России, прочитали и  генерала П.Краснова «От двуглавого Орла к красному знамени», «Ненависть» и «Ложь», или И.Л. Солоневича «Россия в концлагере», знают глубокую пропасть между страшным настоящим и приторным искусственным. Да и в советское время многие советские люди знали о том, что на самом деле происходило в СССР, и про лагеря, и про Сталина, и про 100 миллионов замученных людей, может быть не в таком масштабе, но знали. Знали, несмотря на красивейшие картины счастливой жизни и сплошных сельских праздников урожая «соцреалистов», типа Ефанова или Пластова, о «воспетом» ими рабском труде за трудодни колхозников. Чем больше плодилось произведений искусства, тем более смешные образцы этого искусства появлялись на бескрайних просторах СССР, в виде статуй (многометровых монументальностей из бетона, либо росписей в клубах, столовых). Все знали, что то, что преподается сверху – это ложь, отвратительная и липучая. И она, на мой взгляд, сделала свое страшное дело. На это искусство, несмотря на «хорошие, и добрые, и светлые», вроде бы, образы соцреализма, (как утверждают сейчас некоторые искусствоведы), народ смотрел как на что-то инородное, что-то невероятно чужое, несмотря на «народных» героев этих произведений – доярок, передовиков производства, могучих и крепких, вдохновенных, не знающих поражений, проблем и неудач. «Страшно далеки они от народа». Народу, которому было запрещено все – зарабатывать деньги, иметь свое хозяйство, строить и обустраивать свою родную деревню, (только приезжие кавказцы имели право строить и получать за это деньги), покупать лес (живя рядом с лесом), топить кизяком, когда через деревню шел трубопровод с газом. А сверху ему навязывался образ красивых и могучих людей, целомудренных и возвышенных (многометровые скульптуры). А в это время, этот самый народ влачил невежественное,   рабское, грязное и самое безнравственное существование.

 

Но Искусство- не врет! Стиль соцреализма прославил большое число художников, великолепных мастеров, которые это доказали. Так о чем же должны рассказать нам шедевры соцреализма, какой «железный занавес» приоткрыть?

 

Начнем с того, что образ могучего героического советского человека не рожден пророком-художником, прозревшим время, это госзаказ, навязанный жестко сверху, это некий придуманный дутый образ, это оболочка, муляж. Это манекен, натурщик, либо актер, играющий роль какого-либо специалиста, занятого трудом, погруженного в какую-либо деятельность, ведь «труд сделал из обезьяны человека» по Энгельсу, также он делает и идеального советского человека. Это можно видеть в любом герое соцреализма. Художник творил, в рамках своих возможностей, талантов и целей. И мы можем видеть сейчас бесчисленные сказочные образы однообразных колоссов.

 

Таким образом, современное предположение, что соцреализм был некоей специальной аффирмацией, помогающей людям, (аффирмации – это позитивные утверждения, помогающие изменить наш образ мыслей и сформировать то будущее, к которому мы стремимся) – является неправдой. Поскольку «соцреализм» не достиг своей цели – он не помог создать то «счастливое» настоящее, «счастливое» осознавание себя могучим и непобедимым человеком. «Соцреализм» сознательно, как мне кажется, был направлен только на экспорт – показать кому-то дальнему о нас, заявить кому-то (может быть, «загранице», дяде Сэму), заставить завидовать, устрашить, что такие сильные, ловкие, всегда дружные, (один за всех и все за одного)?

 

А с другой стороны, разве не видим мы, что, действительно, получился, воплотился в жизнь образ, выдуманный, новообразованный, смоделированный - советский народ – однородная общность, гордящийся своей страной и собой, но не своей личностью, индивидуальностью, а массой? И это было отмечено сначала – Хрущевым, потом официально было заявлено в каком-то постановлении ЦК КПСС, в 70-х годах. Одинаковый, т.е. скорее однородный, не собрание личностей, а некое «Мы» - фарш, обладающий одним похожим образом мыслей, набором похожих желаний, вкусов, привычек, установок. Разве не поразительно, в каких одинаковых интерьерах живут эти люди, или что ценят, и кто у них авторитеты. Т.е. идеалы. Разве не удивляет, что образы, предназначенные только к зримому, действенному труду, (копать, сеять, учить, лечить), занимающиеся тем, что относится, исключительно, к области реального «действия», области «сознания», создали людей, принадлежащих земле, этому миру, «плотских», если и смотрящими в небо, то только на «летающие опознанные объекты» (самолеты, птиц), полностью игнорирующими область «бессознательного».

 

В психологии существует понятие – ядро характера. Каждая личность относится к какому-либо из явных типов характера. Тип характера влияет и на конституцию, и на внешность человека, на его деятельность, креативность. В основном, тип характера точно определяется по некоторым тестам, наблюдениям и т.д. Какими бы они не были, это устойчивые люди, цельные, обладающий той или иной глубиной внутренней жизни. Но есть люди, их очень много, чье ядро характера – состоит из мозаики, осколков ядер характера, немножко того, немножко другого характера, третьего, четвертого. Это болезнь. Эти люди живут только внешней жизнью, у них полностью отсутствует какая-либо внутренняя жизнь и, естественно, вера. Это происходит при различных по типу, сложности, размерах органических повреждений головного мозга, произошедших во время беременности, до рождения, при родах, передающихся по наследству. Такой тип людей называется органиками. Он хорошо описан у известного психолога Павла Волкова. Как описано у современных психологов, это люди, лишенные внутренней жизни.

 

Современные психологи отмечают в последнее время катастрофическое количество детей с органическими поражениями мозга, соответственно и их родителей. Видов поражения мозга много – но все имеют общие симптомы. Такими людьми легко манипулировать, они легко зомбируются, например ТВ, «общим мнением». Они несамостоятельны, смотрят, чтобы все было, как у других. Боятся выделиться. Им необходимо руководство. Развито стадное чувство.

 

«… Коммуна исчезнет и развеется, как прах от ветра. Она попущена для того, чтобы сделать в России один народ с одним сердцем и одной душой…», - из описанного на страницах «Православной Руси» видения монаха в 1959 году, рассказанный вл. Виталию. «Новая общность - Советский народ», был выведен методом «естественного отбора» из русского народа-«богоносца». Кто не смог подстроиться, был уничтожен. Известный историк, священник РПЦЗ Лев Лебедев, сделав анализ трагедии народа, проживающего ныне на территории Российской Империи, ставит в своей книге «Великороссия. Жизненный путь» страшный диагноз, констатирует, что русского народа уже нет. Те же, кто населяет эту землю – не русские, а другой народ, говорящий на похожем языке, совки. Совок, это  болезненный мутант русского «народа-богоносца». Известно описание «производства» совка у  русского философа И.Ильина, когда он раскрывает гипотетический механизм «демонизации» бывшего христианина. Когда приведенного к Христу, к Вере, человека, обязательно заставляли совершить какое-нибудь кощунство. И в опустошенную душу бес входил в человека. В СССР миллионы людей прошли через подобное. Никто из православных священников, проживавших в прежней Российской Империи, никогда не мог представить себе, что русский народ – «богоносец», так ими любимый и жалеемый,  переменится. Переменится настолько, что  обрушит на них, на русских священников,   напоминающих им о  душе, о Живой Вере, что когда-то была у них, шквал ненависти.

 

«Мы здесь почему-то не можем никак понять, что коммунистическая партия, облачившись в тогу демократов, осталась та же коммунистическая партия (как волки в овечьей шкуре), с которой Московская патриархия идет рука в руку», - слова митрополита Виталия , сказанные им в одной из бесед. С 90-х годов советского человека снова, как мы помним, энергично, через СМИ, стали приводить к Богу, бывшие комсомолки и парторги заполнили храмы, ранее разрушенные властью, теперь ею же отреставрированные и предлагающие церковные услуги. Мы знаем бывших семинаристов, которые в частной беседе рассказывали про развращение чистых верующих молодых людей. Кто прошел сие «антипосвящение» и не бежал, уцелев, а встал в ряды МП, как выше было сказано, принял в свою душу беса...

 

В Советском Союзе, за 70 лет убив десятки миллионов верующих, разрушив тысячи церквей, уничтожив всех епископов и священников, не подписавших унию с богоборческой властью, полностью обескровив веру, вдруг, в 90-е, по решению очередного генсека, советская власть, в лице ее отдела - МП, дала, вместо БАМа, зеленый свет на строительство и восстановление церквей. Началось массовое движение «Все на реконструкцию и строительство «новостроя». Реконструируя церкви на кремлевские деньги, советская МП утвердила неписанный канон, по которому отныне возводятся все новые престолы. Каноны церковного искусства, т.н. «лицевой свод», были созданы во времена Ивана Грозного для того, чтобы при огромном количестве заказов, любой художник, плохой или хороший, опытный или без опыта, талантливый или бездарный, профессионал или дилетант, руководствуясь ими, работая по образцам, никогда не произвел бы на свет «непотребную» икону или фреску. И вот, в конце 20-го века проводится грандиозная крупномасштабная всероссийская операция по «поваплению гробов», т.е. скорейшему воссозданию храмов, с живописью, исключительно, "под старину". (Есть, правда, одно дозволенное исключение, это - построенный турками ХХС, живопись там была воспроизведена под 19-й век).

 

В Ветхом Завете описываются убийцы, убившие своих пророков, возводящие им памятники. Так советская власть, совместно с МП, убившая Живую Веру, ставит Ей, с начала 90-х годов, памятники в виде пустых церквей, образца давнишнего, псевдо 16-го века. Хотя для большинства советских, это время неведомого «царя Гороха». Впрочем, и сказочное название патриарха, который «всея Руси», т.е. никому  ныне неведомой страны, их тоже не смущает, спросите советских верующих- им все равно! Клонированные храмы возводятся быстро, особенно хорошо плодятся деревянные, похожие на матрешек, или на детские площадки, выполненные по одному проекту, по технологии HONKA. Клонированные священники, отдрессированные профессионалы, массово производятся в советских семинариях. Довелось как-то услышать рассказ от одного священника, бывшего ранее в МП, присутствовавшего в алтаре, при служении патриарха. По его словам, это был «балет» высочайшего класса, «станцованный на пуантах», каждое движение отрепетировано и точно, каждый жест необходим и достаточен.

 

За основополагающий образец признан почему-то 16 век. (Почему, это тоже интересная, но особая тема). Живопись и архитектура 16-го века мгновенно заполняет столицу и ее окрестности. Внутренность этих храмов плотно записывается, по словам иконописцев, «вплоть до дверных ручек», исключительной по качеству и мастерству, превосходной живописью… 16-го века. Выгодная «халтура» (так называется на профессиональном жаргоне художников работа по «левым» договорам) привела в этот промысел много специалистов, неверующих, нередко порочных,  в основном, выкрестов. 
 

Государственный «новострой» сразу виден... 
 

Искусство -  удивительная вещь. Само произведение часто отвечает на вопросы, которые задает мастер самому себе, принимаясь за работу, и удивляет каждый раз своей мудростью ответа и самого мастера, и зрителей. Вот, вероятно, знание этого самообличающего свойства произведения искусства, свойства «понять время», заставила МП принять, обязательный для всех, «каноничный» 16-го век, попытавшись, таким способом закамуфлировать свою «теплохладность». Свое полное отсутствие Живой Веры, страх пустоты, страх обнаружения мастером этой мертвой пустоты, страх проявления вовне этой пустоты.  МП пытается консервировать такое положение в своем, похожем на, бутафорию, на муляж, «православном мирке», этой самой «Руси».

 

Во все прежние времена, когда люди имели еще Живую Веру, никто, хоть это для нас, нынешних, и удивительно, например, не ценил старые, испорченные временем, иконы, их записывали, а, если утраты были уж слишком большие, то сжигали или пускали по реке. Фрески тоже хотели видеть свежими и боголепными и переписывали обветшавшее по многу раз. При этом, основную роль играли эстетические пристрастия самого мастера, либо ктитора, заказывающего икону или фреску. Образы Дионисия, Андрея Рублева сменили образы Симона Ушакова, мастера 17-го века. Это было ново, и с трудом, через искушения, но принято и духовенством и верующими. Хоть и ворчали, про «толстые губы», «мясо и плоть» новых образов, но приняли эти образы, воплощавшие новое время. Впоследствии, иконы 17-го века сменили барочные композиции 18-го века. Изменялась архитектура, изменялись интерьеры церквей, изменялось и внутреннее оформление, потому что изменялось мироощущение людей, а Свободная Живая Вера давала новое прочтение вечных образов. (Как пример, можно привести Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, сначала возводившийся патриархом Никоном, в 18 веке в интерьер были добавлены многочисленные барочные злементы и украшения). Ведь талант не скроешь, он всё равно живо себя проявит. Проявление Живой Веры находит необходимый талант, возможность воспроизвести то, что задумано, рвется из-под руки писателя, художника, архитектора, создавая нечто яркое и сильное, возможно, кажущееся необычным сейчас, некую новую правду, не совсем стройное и не до конца, возможно, понятное современникам, но, выражающее время, его дух.

 

На территории России повсюду построены или строятся ныне храмы (идолы?) – поставленные государством, или восстановленные по приказу сверху, на деньги государства. Но люди относятся к ним, в основном, точно также, как раньше, в СССР, к бездушным монументальностям, тоже идолам, смотрящих на них отовсюду, то есть, как чему-то иному, чужому, не задевающему никаких чувств и мыслей, как ко всему, что сделано государством, и, в результате, как к насилию. 
 


 

- Они сделаны не для нас, а, наверно, чтобы украсить скверы и пустыри! 
 

- Кому-то это надо, наверно, это отмывание денег! 
 

- Их понаставили, чтобы поставить галочку, что данная управа, или мэр, или губернатор не хуже других! 
 

- Все чувствуют, что делается не ради спасения души человека, потому, что в христианскую любовь, доброту государства к человеку, к народу никто не верит! 
 

- Откройте интернет, там полно сюжетов, как недовольные жители микрорайонов устраивают пикеты с жалобами в адрес правительства на повсеместную оккупацию церковными сооружениями скверов, детских и собачьих площадок  , с просьбами остановить нежелательное строительство! 
 

Никто не верит, что для 1,6% населения (по статистике, это число верующих православных в РФ), возводится и украшается эта сеть культовых построек. Никто не верит, что власть, вкладывает деньги во что-то, что не принесет ей дохода. Тогда для чего и для кого ведется повсеместное строительство церквей? 
 

Предположение такое: 
 

1. Церкви, одинаковые, сделанные из одного конструктора, произведены без какого-либо участия верующих людей, вопреки их требованиям и желаниям. Те отдельные верующие, которые еще остались среди населения, привычно пользуются старыми, никогда не закрывавшимися храмами, остальные, так называемые "захожане", ставящие свечки («чтобы все было хорошо»), а также колдуны и экстрасенсы, «заряжающиеся» от «намоленных» икон, довольствуются ими же в полной мере.

 

2. В строительство этих церквей не вложены души людей, не внесено их «лепты». В начале 90-х, еще были доверчивые добровольцы, желающие отдать свою энергию на благое дело, на восстановление разрушенных советской властью старых храмов, монастырей, (лучше ведь, чем на БАМ, или на целину). Но советская власть как была, так и осталась, (игуменьи и настоятели – из бывших советских органов, гордящиеся заработанными за «верную службу» советскими орденами и медалями). Наоборот, привыкшие относится к государству, как к «аппарату насилия», как к огромному «начальнику-пахану», советские люди относятся и к церкви МП, как к государственному предприятию, пытаясь урвать хоть что-нибудь бесплатно, (пронести хоть свечки свои, купленные по-дешевке на православных ярмарках). Но мощную государственную контору не провести, она выставляет свои цены за любые «требы», зорко следит за своей кассой.

 

3. Единственные, кто, возможно, жертвует на церковь – это киллеры «на покое» да олигархи. Известно, как многие церкви были построены на месте, понравившемся такому «ктитору», освобожденному им от домов и, еле уцелевших после пожара, хозяев, не соглашавшихся уехать добровольно.

 

4. Владыка Виталий произнес много лет назад слова, многим тогда были непонятными о том, что лучше бы ВСЕ церкви были закрыты в Советском Союзе, чтобы в час оный в них вернулась жизнь, но жизнь с Церковной Правдой! Вот пророческие слова! Но эти разрушенные Церкви были восстановлены  богоборческим, антихристовым государством!

«Иерархия МП нас волнует несказанно, потому что по внешнему она кость от костей наших и говорит, казалось, на одном языке с нами, но они вышли из нас и больше не стали нашими; говорим на общем языке русском, но расходимся с ними принципиально; те же слова, но не тот же смысл и совсем не та конечная цель — как идти к вечному спасению…», - митрополит Виталий. Итак, восстановление и повсеместное строительство множества ненужных и невостребованных сакральных точек ведется не для той цели, которая ставилась в Российской Империи, ставится, когда строят Дом Бога, Церковь, пекутся о нравственной жизни каждого человека (подданного) и спасении его души. Но, как было отмечено ранее, искусство, а тем более, именно, монументальное, действует на индивидуума помимо его сознания, входит в глубокое подсознание человека, в «бессознательное» структуры личности. Что хочет изменить государство сейчас в своем населении, в «советском народе», (а мы знаем, что ничего хорошего для человека от нынешней власти ждать нечего)? Для чего, в абсолютно безрелигиозном обществе, при развращенных попах и архиереях, создавать такую густую сеть объектов, покрытых золотыми куполами и крестами, как украшенных идолов. Возможно, мы увидим, что вырастет из новых поколений, и куда поведут их эти «пастыри». К какому новому страшному «подвигу» готовят бедного совка, если мы знаем, что живем в последние времена, и время быстро приближает нас к концу времён.

Ни в одной европейской стране, ни одно западное правительство не строит церкви, ненужные людям. Только мусульманские страны, где строится правительствами множество мечетей, для объединения, возбуждения, манипуляции, милитаризации огромного количества населения. Антихрист придет и воссядет на престол в Церкви, в "канонической" Церкви, а значит, православной, в России. Получается, что именно совок будет его послушным солдатом, ведь главное правило, которому учат в советской МП – «послушание паче поста и молитвы». Вот оно, будущее войско Антихриста. Не для этого ли приучают советского человека, ограниченного, зомбированного, к обрядовому, «идолопоклонному» православию, послушанию  своему идолу(и сидящему в нем бесу), подающему ему  безхитростное-земное просимое через своих адептов и жрецов («святых», «старцев» и «священников»).

 

Любовь Леоничева-Таганова.