ПРОТОКОЛ №1

АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

24апреля/7мая 1946 года.

 

1. На Собор в Мюнхен прибыли нижеследующие Преосвященные: Председатель Архиерейского Синода Высокопреосвященнейший Митрополит АНАСТАСИЙ, Митрополит СЕРАФИМ, Архиепископ ПАНТЕЛЕИМОН, Архиепископ ВЕНЕДИКТ, Архиепископ ФИЛОФЕЙ, Епископ ЛЕОНТИЙ, Епископ АФАНАСИЙ, Епископ СТЕФАН, Епископ ДИМИТРИЙ, Епископ ЕВЛОГИЙ, Епископ Феодор, Епископ ГРИГОРИЙ, Епископ АЛЕКСАНДР, Епископ СЕРАФИМ и Епископ ПАВЕЛ.

2. В 10 часов 30 минут утра Высокопреосвященным Председателем Архиерейского Синода, в сослужении духовенства Синодального храма и монашеского Братства преп. Иова Почаевского, совершено в домовом храме Архиерейского Синода молебствие пред началом Собора.

3. По занятии Преосвященными своих мест за столом Высокопреосвященный Председатель объявляет, что первым вопросом, который подлежит обсуждению Собора, является вопрос о составе его. Преосвященный Павел еще не принадлежит к составу иерархии Зарубежной Церкви и есть вопросы, требующие рассмотрения ранее, чем будет обсуждаться его положение. Поэтому Председатель Собора просит Преосвященного Павла ненадолго выйти из зала заседания.

Епископ Павел протестует против такого предложения, но после некоторых возражений покидает зал заседания.

4. Председатель Синода объявляет заседание Собора открытым. Он благодарит прибывших Преосвященных за то, что они отозвались на его приглашение. Это показывает, что они ревнуют о благе Церкви и дают себе отчет в том, что важность момента требует взаимного общения и соборной работы. Преосвященные собрались не только для того, чтобы познакомиться друг с другом, но и для того, чтобы организовать соборную деятельность после военных событий. Эта организация должна быть, прежде всего, организацией внутренней, организацией духа. Работа Собора должна быть направлена к выражению отношения к Русской Церкви. Нужно установить единство чувства и единство воли, в чем и состоит соборная работа. Надо организовать паству, чтобы она не колебалась. Для успеха внешней организации надо создать внутреннюю. Надо создать правильно организованное соборное управление. Не приходится говорить о совсем новом устройстве. Надо строить здание на старом основании. Зарубежная Церковь существует уже 25 лет и имеет свою выработанную жизнью организацию. Последняя несколько изменилась за эти годы в зависимости от условий жизни. Строй Зарубежной Церкви запечатлен во Временном Положении, выработанном в 1936 году на Соборе представителей всех частей Церкви и, в том числе, Америки. Изменить этот статут никто не может без участия этих представителей. Но эту систему можно и надо приспособить к нынешним условиям жизни, имея в виду, что к нам присоединились иерархи Украинской Автономной Церкви и Белорусской Церкви. Наша задача блюсти зарубежную паству, делая все для облегчения спасения ее. Но вместе с тем на нас лежит задача хранить в чистоте Православную веру и канонический порядок, на котором зиждется Церковь. Мы знаем, какие страдания переживает вся Православная Церковь и, в частности, наша Русская Православная Церковь и какие испытания легли и на нашу Зарубежную Церковь. Мы не отделяемся от родной Церкви, а только отделились от высшего церковного управления ее, когда оно отступило от истины. Но инициатива исходила не от нас, а от высшей церковной власти Русской Церкви. Всем известны перемены, наступившие в Русской Церкви, которые допущены для тех, кто умеет видеть только внешние события. Большевики переменили тактику в отношении Церкви: они не возбуждают явных гонений, представляя духовенству совершать богослужения и даже допуская возглавление Церкви Патриархом. Многие, видя это и следуя призыву Патриарха, поддаются давлению общественного мнения, идущему из кругов, не расположенных к нам. Но есть и такие, которые более близки к нам и защищали ранее истину и свободу Церкви, а теперь перешли в другой стан, одни – по своему внутреннему убеждению в изменении положения Церкви, а другие – неискренне, по малодушию. Но это не наш путь, ибо мы по-прежнему стоим на твердой почве правды и истины. Сколько ни говорят, что надо броситься в объятия матери Русской Церкви, мы не пойдем по этому пути, ибо знаем, что истинная Русская Церковь не там и что у большевиков существуют те же начала борьбы с верою, как и раньше, хотя бы они и перешли в скрытую форму, что еще опаснее, как вообще опаснее всего соблазн диавола в прикрытом виде. В их руках много средств: поддержка властей, печать, которая больше сочувствует им, чем нам, а главное – вооружение всеми средствами, какие существуют, не пренебрегая ни ложью, ни клеветою, ни открытым гонением.

Что же можем этому противопоставить мы? Силу убеждения в своей правде, за которую боролись и будем бороться, ибо с тех пор, как воскрес Христос, сила правды непобедима. Внутреннее единение сделает нас несокрушимыми. Большая часть верующего народа здесь знает, что в России нет свободы. Особенно хорошо знают это те, кто пришли оттуда и которым положение там известно лучше, чем нам. Мы должны внимать этому голосу и защищать свободу Церкви, защитницей которой и является ныне именно наша Зарубежная Церковь, ибо прочие православные слишком связаны с коммунистической властью, которая стремится управлять ими через иерархию. Зная, что на нас могут быть совершены новые нападения, мы должны поддерживать между собою дух единства и организованности. Мы должны следовать примеру Ездры и Неемии и, отражая нападения, строить внутреннюю жизнь.

Одна из главных наших задач – это создание пастырской школы для воспитания новых пастырей и подучивания некоторых старых. Мы встречали мысль об этом у многих владык.

Затем, так как мы знаем, что наша паства переживает тяжелое время и многие в опасности, мы должны быть печальниками за свою паству перед властями, от которой зависит общая наша судьба. Кое-что уже сделано в этом направлении, но надо сделать еще.

Далее Председатель отмечает, что в своей работе он всегда находил поддержку в Американской Церкви. Всем известно, как велик сейчас авторитет Америки. Все, что исходит оттуда, встречает сочувствие и вызывает желание пойти нам навстречу. Надо отметить стойкость, с которой выдержали борьбу за истину американские Владыки. Два раза они собирались на Собор и выносили решение с отказом подчиниться Москве. Теперь осенью созывается Собор с клиром и мирянами, чтобы закончить это дело. А пока они поддерживают нас и морально и материально. Отражая нападения врагов, мы должны строить внутреннюю жизнь нашей Церкви, а для этого необходимы монашеские общины. Мужской монастырь уже существует в лице обители преп. Иова, но надо создать и женский монастырь.

Конечно, вся наша работа должна вестись совместно, соборными силами, и в ней должны найти применение все наши силы. Надо создать такие условия, чтобы все Преосвященные получили применение своих сил в общей работе.

Заключая свое слово, Председатель Собора говорит, что если всякое дело требует помощи Божией, то особенно требует ее дело церковное. Да пошлет же Господь членам Собора Духа Утешителя, Который наставит нас на всякую истину и наипаче сохранит у нас мир и согласие.

5. По предложению Председателя, приступают к избранию Секретаря. Избирается для сего Епископ Серафим, а обязанности помощника его Собор возлагает на Правителя Дел Синодальной Канцелярии священника Георгия Граббе.

6. Председатель указывает, что обыкновенно Собор начинает с того, что устанавливает состав своих членов. Так и теперь надо начать с выяснения положения двух Преосвященных: Митрополита Александра и Епископа Павла. У Митрополита Александра была претензия быть членом Собора, но ему не было послано приглашение, ибо стало известно, что он покинул нашу юрисдикцию, в которую в свое время вошел добровольно. Он был запрошен об этом. Не отрицая этого, он утверждал, что якобы никогда не выходил из юрисдикции Митрополита Варшавского Дионисия. Надо считать, что он сам исключил себя из состава Собора. Об этом Председатель предлагает позднее иметь подробное суждение, а сначала принять решение по делу Епископа Павла.

Архиепископ Венедикт говорит, что Епископа Павла нельзя допускать к участию в Соборе, пока он не подал заявления о вступлении в юрисдикцию Зарубежной Церкви. Затем надо выяснить его взгляды на католичество, ибо на Собрании Епархиального Благотворительного Комитета он определенно высказывался за соединение с Папой.

Митрополит Серафим, как председательствовавший на Собрании Благотворительного Комитета, докладывает главное содержание речи Епископа Павла, вызвавшей общее смущение. Он сказал, что мы забываем о самом главном – о том, что сказано в Первосвященнической молитве. Наши усилия осуждены на неуспех, ибо мы нарушаем заповедь этой молитвы. Тут он был остановлен, и ему было предложено быть ближе к делу. Оказалось, что заповедь, которую он имел в виду, это – "да будут все едины". Мы отделились от Рима и потому на нас обрушились все напасти. Кроме того, Епископ Павел предлагал, чтобы в телеграмме Папе добавить, что мы скорбим, что мы не в единении с Римом.

Архиепископ Филофей и другие присутствовавшие на упомянутом собрании Преосвященные подтверждают правильность изложения Митрополитом Серафимом речи Епископа Павла.

Епископ Афанасий добавляет к этому, что к священнику Феодору Михайлову приезжали чины американской полиции с польским ксендзом, которые обвиняли о. Михайлова в выступлениях против Епископа Павла и требовали от него, чтобы он не препятствовал священнику Дингольсфингена сослужить Епископу Павлу. Ксендз говорил, что Епископ Павел получил какую- то грамоту из Рима.

Архиепископ Венедикт предлагает потребовать от Епископа Павла письменного заявления о том, что он не переходил в католичество и не имеет к нему никакого отношения, а затем предложить ему подать заявление о вступлении в состав иерархии Зарубежной Церкви и только после подачи такого заявления допустить его к участию в работах Собора.

Предложение Архиепископа Венедикта принимается.

7. В зал заседания приглашается Епископ Павел. Обращаясь к нему, Председатель, прежде всего, просит его соблюдать мирный тон в своих объяснениях. Далее он объявляет Епископу Павлу, что по утверждению некоторых Владык, участвовавших на Собрании под председательством Митрополита Серафима, им был высказан упрек Православной Церкви за то, что она не находится в единении с Римом, и указано, что в этом – источник наших несчастий. Председатель допускает возможность, что в этом случае, какое-то недоразумение, что Епископ Павел неудачно выразился, хотел сказать что-то иное. Он объявляет, что Собор желает выслушать объяснение Епископа Павла.

Епископ Павел заявляет, что, отправляясь на заседание Церковно-Благотворительного Комитета, он не собирался выступать. Он выступил только тогда, когда Митрополит Серафим предложил благодарить Римского Папу, а Архиепископ Венедикт возразил, что благодарить его не надо. Тогда он выступил и сказал, что христиане должны жить в мире, любви и согласии, что надо жить в мире и с инославными христианами, что надо стремиться к достижению единства церковного. Он только вообще говорил о том, что надо работать в этом направлении, но не говорил – какими методами. Он вовсе не призывал к униатству и никому не советовал переходить в унию, изменить вере отцов и быть предателем. Он просил Собрание – к телеграмме с благодарностью Римскому Папе за его защиту добавить, что Собрание воодушевлено чувствами единения и идет навстречу единению. Надо изучать этот вопрос и разрабатывать его. Больше ничего он не говорил и не развивал эту тему. Он слышал, что некоторые епископы и, в частности, епископы Белорусские были смущены. Их смущение, вероятно, вытекает из непонимания или одностороннего понимания вопроса о единстве Церкви. Г. Николаев читает лекцию о Риме и старается показать, что Римский Папа – враг Православия. Он, Епископ Павел, в себе такого настроения не носит. Он идет на сближение с Римом. Он не боится Римского Папы, ибо если бы пришел день для переговоров с ним, то он ни на йоту не уступил бы ему. Одно высокое католическое лицо говорило ему, что Пий XII сам воодушевлен идеей Православия. Автономову он сказал: "ты получил от нас освящение, только помни, не изменяй Православию, мы ничего не требуем, сохраняй Православие в том виде, в каком оно было до Х века". Если он, Епископ Павел, предложил добавление к телеграмме, предложенной Митрополитом Серафимом, то ошибки при этом не совершил, немирную же обстановку создал один священник, кричавший: "за сколько вас купили?" Священник не имеет право говорить такую вещь епископу в публичном месте. Он еще в декабре приглашал к себе одного священника, а тот ответил: не поеду, ибо Епископ Павел перешел в католичество, и запретил священнику в Дингольсфингене служить с ним, Епископом Павлом. Оказалось, что духовное общение запрещалось не с ним, Епископом Павлом, а с Автономовым. Епископ Павел, наконец, заявляет, что чувствует себя обиженным. Он обратился к Архиепископу Венедикту с Пасхальным приветом, а последний спросил: "а вы православный?" Это очень обидно.

Архиепископ Венедикт заявляет, что на всех епископов-белоруссов речь Епископа Павла произвела определенное впечатление, что он сторонник Рима. Дошли сообщения, что Епископ Павел перешел в унию. На Собрании Благотворительного Комитета составилось убеждение, что Епископ Павел перешел в католичество. Дошла газета с сообщением, что один из епископов перешел в католичество, и у белорусских епископов создалось определенное впечатление, что именно Епископ Павел перешел туда. Если при встрече с Епископом Павлом он, Архиепископ Венедикт, не сразу приветствовал его, а поставил вопрос о Риме, то это для выяснения истины: он не знал, как поступить. Если Епископ Павел не Иуда, то он с радостью будет приветствовать его.

Епископ Серафим говорит о желательности поставить точки над i. Епископ Павел говорил, что Римский Папа сказал, что не хочет внесения изменений в Православной Церкви и, если он не потребовал вступления в каноническо-литургическое общение с ним, то это ничего. Католичество Восточного обряда сохраняет все православные догматы, но с подчинением Папе. Было бы важно знать, не предлагали ли нечто такое Епископу Павлу.

Епископ Павел говорит, что ему ничего не предлагали, ибо он никаких переговоров не вел. Он просил бы поставить перед Собором вопрос о соединении и единении Церквей, а о переходе в католичество стремглав, бегом, он не помышлял, размышлял только о том, как изжить вражду.

Митрополит Анастасий замечает, что возбужденный Епископом Павлом вопрос превышает компетенцию Зарубежной Церкви. Что касается нравственного единения, то мы и сами стремимся к нему, желая, чтобы отношения были братскими. А если говорить об единении, то должна быть речь и об условиях, мы же не можем тут ничего обсуждать или решать. Но если Епископ Павел, как он говорит, не допускает никаких канонических или догматических уступок, то ему не должно быть трудно представить письменное заявление, требуемое Собором. В древности иногда требовали такие подписки. Так и в настоящем случае документ необходим.

Епископ Павел возражает, что это атмосфера недоверия, ГПУ.

Епископ Димитрий недоумевает, почему так трудно подать заявление для соблюдения братского единения с епископами. Он сам готов от себя подать такое заявление.

Епископ Павел вспоминает, что некто сказал, что Автономов Синодом загнан в Рим. Отчего бы и Автономову не подать руку. Что касается письменного заявления, то он по-прежнему считает его оскорбительным.

Епископ Григорий полагает, что у большинства членов Собрания должно было создаться впечатление о принадлежности Епископа Павла к католичеству, хотя у него самого такого впечатления не создалось, он, все-таки не видит ничего унизительного в представлении подписки, в которой было бы сказано, что всякого рода подозрения о переходе его, Епископа Павла, в католичество не соответствуют истине и что никаких просьб к Римской Курии не было. Епископ Григорий заявляет, что он не противник соединения Церквей, но подчиниться Риму, признавая главенство и непогрешимость Папы, есть отступление от истины. Мы знаем, какие скромные условия сначала были предложены в Риме Поцею и Терлецкому и во что это вылилось: прошло немного времени, и стали вносить униатские реформы. Это дело такое, что решать его может только Вселенская Церковь

Епископ Павел продолжает настаивать, что требование подписки недостойно.

Митрополит Анастасий отвечает, что подписка нужна, чтобы успокоить не только епископов, но и общественное мнение.

Епископ Павел говорит, что его подпись на документе не имеет значения, а лучше он даст ответ в ряде публичных лекций.

Митрополит Анастасий вновь заявляет, что Собор единодушно признает подписку необходимой, разъясняя Епископу Павлу, что пока он не даст подписки, - невозможно его участие в Соборе.

Епископ Павел решительно отказывается, добавляя, однако, что ему надо подумать и помолиться, и покидает Собор.

8. По предложению Председателя Собор переходит к суждению о возможности участия в Соборе Митрополита Александра.

Помощник секретаря оглашает всю переписку, относящуюся к делу, а именно: просьбу Митрополита Александра 1944 года о принятии его в состав иерархии Русской Зарубежной Церкви, постановление Синода от 20 декабря 1944 года (2-го января 1945 года), письмо Митрополита Александра во исполнение требования Синода, Синодальное определение о включении его в состав Зарубежной иерархии и, наконец, последнее письмо Митрополита Александра от 30-го апреля сего года, с заявлением, что он состоял и состоит в юрисдикции Митрополита Варшавского Дионисия.

Архиепископ Венедикт выражает сожаление, что Митрополит Александр не приглашен к участию в Соборе. В нынешних условиях, по его мнению, желательно объединение всех епископов, независимо от юрисдикционного положения их.

Председатель разъясняет, что приглашались только епископы, входящие в юрисдикцию Собора, и отмечает, что сам Архиепископ Венедикт признавал необходимым представление Епископом Павлом заявления о вхождении его в состав Зарубежной Церкви для участия в Соборе.

Архиепископ Филофей говорит, что в свое время радовался отходу Митрополита Александра от автокефалистов и переходу его к Синоду. Он понимает основательность решения Председателя Синода не приглашать его на Собор, но и боится, что разрыв с Митрополитом Александром может принести большой ущерб и отход к нему многих, особенно польских подданных.

Епископ Димитрий полагает, что лучше не разделяться с Митрополитом Александром, дабы таким образом удержать его и клириков от сослужения с украинскими автокефалистами.

Архиепископ Пантелеимон считает поступок Митрополита Александра нечестным по отношению к Синоду и его Председателю: он просил о принятии его в состав иерархии Зарубежной Церкви, когда хотел обелить себя от участия в работе самосвятов. Теперь же, когда его обелили, он говорит, что ничего общего с Зарубежной Церковью не имеет.

Митрополит Серафим соглашается с мнением Архиепископа Пантелеимона. Последнее время поведение Митрополита Александра крайне не лояльно. Он назначил двух священников, не имевших канонического отпуска, и ведет переговоры о передаче ему всех польских лагерей с тем, чтобы все назначенное Митрополитом Серафимом духовенство перешло в его юрисдикцию. Если бы ныне было созвано Архиерейское совещание, его присутствие было бы еще возможно, но на Соборе ему делать нечего.

Архиепископ Венедикт признает, что справедливо было не приглашать Митрополита Александра на Собор, но считает, что сношения надо вести с ним, как и со всеми Православными Церквами.

Архиепископ Филофей соглашается с мнением Архиепископа Венедикта.

Епископ Серафим спрашивает, нельзя ли было бы пригласить Митрополита Александра с совещательным голосом.

Председатель разъясняет, что на Соборе совещательного голоса не бывает, и ставит на голосование вопрос о том, имеет ли Митрополит Александр право на участие в Соборе.

Собор признает, что право на участие в нем не имеет.

На этом утреннее заседание оканчивается.

Вечернее заседание в тот же день.

9. После перерыва вновь приходит в заседание Собора Епископ Павел. Он заявляет, что вновь обдумал предложение Собора и окончательно решил, что ему не следует давать документа, что он не католик. Во-первых, он не знает, откуда явилось это обвинение, и никаких документов ему не представлено. Во-вторых, насколько он вспоминает времена древних Соборов, он не знает случая, чтобы от епископа потребовали подписку подобного рода. Это дело не церковное, а светское. Его кто-то хитро оклеветал. Он не считает себя римо-католиком, но является горячим, убежденным сторонником скорейшего разрешения вопроса единения христиан и объединения Церквей.

Председатель спрашивает епископа Павла – окончательно ли его решение не давать подписку.

Епископ Павел заявляет, что решение его окончательно.

Председатель просит Епископа Павла покинуть на время зал заседания, и спрашивает Собор, – остается ли он при прежнем мнении.

Епископ Серафим спрашивает, нельзя ли подписку заменить заявлением, которое было бы запротоколировано, ибо, по-видимому, Епископ Павел боится что-либо подписывать.

Председатель и другие члены Собора настаивают на необходимости подписки.

Епископ Григорий, указывая на особые условия, в которых сложилась жизнь Епископа Павла за последнее время, после выезда из Франценсбада, предлагает сделать Епископу Павлу каноническое увещевание исполнить требование Собора, сначала через одного, а потом через двух епископов.

Епископ Афанасий соглашается с предложением Епископа Григория, но добавляет, что Епископу Павлу может быть легче будет дать подписку, если требовать ее в связи с заявлением о вступлении в состав Зарубежной Церкви, лишь подписав к нему, что слухи о принадлежности его к Католической Церкви не верны.

Собор единогласно признает необходимым представление Епископом Павлом требуемой от него подписки для допущения его к участию в работах Собора.

Епископ Павел приглашается в зал заседаний, и Председатель объявляет ему решение Собора. Епископ Павел заявляет, что остается при своем отказе от выдачи подписки, и покидает заседание Собора.

10. По предложению Председателя оглашается и принимается повестка Собора нижеследующего содержания:

 1. Доклад Председателя Синода об общем положении Зарубежной Церкви.

 2. О выступлениях Московской Патриархии против Зарубежной Церкви.

 3. Утверждение состава Синода применительно к Временному Положению и нынешнему состоянию Митрополичьих округов.

 4. О положении Австрийской епархии.

 5. Размещение епископов, находящихся в Германии.

 6. Отношение к так называемой Украинской Автокефальной Церкви.

 7. Дело епископа Украинской Автокефальной Церкви Сергия Охотенко.

 8. Составление меморандума о положении беженцев.

 9. Введение единообразия в форму поминовения за богослужениями.

 10. Создание духовной школы в Европе.

 11. О постановке миссионерского дела.

 12. О ставропигиальном Почаевском Братстве и возможности организации женского монастыря.

 13. О печатном деле.

 14. Текущие дела.

Митрополит Серафим в связи с положением, занятым Митрополитом Александром, предлагает вновь обсудить вопрос об отношении к юрисдикции Митрополита Варшавского Дионисия.

Предложение принимается.

11. По предложению Председателя оглашается и принимается Собором к сведению телеграмма Митрополита Феофила присутствующему в заседании Епископу Сант-Ягскому Серафиму следующего содержания:

"Пасхальное приветствие Митрополиту Анастасию. Вы уполномочиваетесь представлять нашу Церковь на Соборе епископов. Ваше прибытие в Америку срочно необходимо".

Председатель отмечает, как отрадно получить приветствие от Американского Митрополичьего Округа и видеть на Соборе представителя его. Нужно послать приветствие возглавителю Американской Церкви Митрополиту Феофилу. Кроме того, Председатель предлагает послать приветствие Митрополиту Пантелеимону и выразить сожаление по поводу отсутствия его по болезни, а также приветствовать Американские оккупационные власти в лице Главнокомандующего Генерала Мак-Нерн и Мюнхенского Губернатора полковника Келллера.

Предложение принимается.

12. Оглашается и принимается к сведению доклад Председателя Синода об общем положении Зарубежной Церкви. (Приложение).

Митрополит Серафим, по предложению Председателя, дополняет этот доклад краткими сведениями о положении его епархии. От нее отпали немногочисленные приходы в старой Германии и в Вартегау. В остальной части Германии все приходы остались в ведении Митрополита Серафима. Не имея еще подробного доклада из Английской зоны, Митрополит Серафим сообщает, что в Американской и Французской зонах у него – 68 приходов, в Австрии – 22 прихода. Духовенство сборное и не везде. Есть вакантные приходы, на которые священники не хотят идти. Большие осложнения возникают с украинцами-автокефалистами. Борьба с ними очень затруднительна, ибо мы ведем ее в чисто церковной плоскости, а они – в плоскости политической. Пока к ним перешло, однако, только три священника. Что касается распределения Преосвященных, то в одной Германии разместить их трудно. Он предложил всем выбрать тот район, какой они хотят; пока избрали себе районы Архиепископ Венедикт, Архиепископ Филофей и Епископ Григорий. Епископ Афанасий еще не окончательно решился. После Троицы намечен Епархиальный съезд, на котором будет закончена организация работы.

13. Председатель докладывает о выступлениях Московской Патриархии против иерархии Зарубежной Церкви. Он напоминает об известном всем послании Патриарха Алексия и своем ответе на него. После этого оглашается второе обращение Патриарха к Зарубежной Церкви, ответ на него Епископа Серафима и, наконец, Пасхальное послание Патриарха.

Единогласно признается нужным составить мотивированное постановление по вопросу об отношении к Московской Патриархии. Составление проекта постановления поручается комиссии в составе: Митрополита Серафима, Архиепископа Пантелеимона, Епископа Григория и Епископа Серафима.

Заседание заканчивается пением молитвы.

 

После заседания Собора по случаю третьей годовщины мученической кончины Митрополита Волынского и Житомирского и экзарха Украины Алексия, Архиепископом Пантелеимоном совершается, по желанию и в присутствии всех членов Собора, панихида по покойном иерархе.

Подлинный протокол подписали Председатель и Члены Собора.

 

С подлинным верно:

Секретарь Собора:

 + Епископ Серафим

 

ПРОТОКОЛ № 2

АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

25апреля/8мая 1946 года.

 

Присутствуют все поименованные в протоколе №1-м Преосвященные.

1. По совершении молитвы Председатель открывает заседание и указывает, что по некоторым вопросам требуется коллективная работа: так, например, надо выбрать комиссию для выработки меморандума по вопросу о положении беженцев.

Предложение принимается, и меморандум поручается выработать комиссии в составе: Епископа Димитрия, Епископа Афанасия и Епископа Александра.

2. Председатель указывает, что в комиссии же надо выработать и точную формулу поминовения за богослужением.

Постановили: выработку формы поминовения поручить комиссии, избранной для составления постановления об отношении к Матери Церкви.

3. По предложению Председателя оглашается и утверждается протокол предыдущего заседания.

4. По предложению Председателя – к сведению членов Собора оглашается Временное Положение об управлении Русской Православной Церковью Заграницей.

Председатель по прочтении Положения отмечает, что в основе его лежит принцип окружного митрополичьего управления, которое должно сообразоваться с данной территорией, на которой находится округ. По военным обстоятельствам территориальное деление, предусмотренное Временным Положением, не могло быть сохранено в целом. Упразднился Балканский округ, но зато был учрежден Средне-Европейский округ. В военное время Собор не мог состояться, но были опрошены Преосвященные, и на этом основании Средне-Европейский округ был открыт Архиерейским Синодом. Округ этот по своему объему и большому количеству церквей может существовать и теперь.

Митрополит Серафим напоминает, что Германская епархия была непосредственно, помимо Западно-Европейского округа, подчинена Синоду. По обстоятельствам, происшедшим во время войны, явилась необходимость в учреждении округа, в который вошли церкви некоторых стран вне Германии: Венгрия, Словакия, Бельгия.

Председатель, продолжая свою речь, объясняет, что, исходя из принципа церковной икономии, можно решать возникающие задачи применительно к Временному Положению. Далее он замечает, что Западно-Европейский Округ, который был возглавлен Митрополитом б. Финляндским Серафимом, сейчас не может существовать как округ, но упразднять его едва ли нужно. Округ возглавлен не митрополитом, а молодым епископом, но последний может считаться возглавителем округа хотя бы и в таком сане. Поэтому справедливо, чтобы он участвовал в Синоде в качестве члена его. Северо-Американский округ существует на прежних основаниях, и со временем, может быть, сможет прислать в Синод своего представителя, как делал это ранее. Дальне-Восточный округ изменил свой объем. С нами остался Епископ Шанхайский Иоанн, и мы вправе считать его представителем округа, а он может уполномочить кого-нибудь для участия в Синоде. К нам присоединились иерархи Украинской и Белорусских церквей со своею паствою. Естественно, чтобы и они участвовали в Синоде в лице своих представителей. Южно-Американские Церкви не входят ни в какой округ и, по-видимому, Архиепископ Феодосий предпочитает пока сохранить непосредственное подчинение Синоду. Если в Южную Америку прибудет много эмигрантов, там, может быть, со временем тоже образуется округ. Далее Председатель указывает на то, что со смертью Епископа Василия нет секретаря Синода, его надо будет избрать из числа членов Синода.

 Архиепископ Венедикт предлагает прежде утверждения членов Синода обсудить один важный вопрос. При образовании Синода в составе Зарубежной Церкви были представители только одного Русского народа. Теперь вторая эмиграция во многих отношениях совсем иного характера. Она состоит из украинцев, белоруссов, литовцев, эстонцев и т.д. Эта эмиграция воспитана иногда в духе сильного шовинизма и потому предъявляет известные претензии, например, чтобы обслуживали их свои священники, чтобы проповедь шла на родном языке и т.п. И когда возникнет вопрос о выселении из Европы, то окажутся группы националистов, которые пожелают иметь своих и священников и даже архиереев. Таким образом, вся стройная система Временного Положения может нарушиться. Группа украинцев или латышей, прибыв, например, в Южную Америку со своим епископом, может заявить, что желает подчиняться только своему епископу. Белорусским епископам поступили заявления лиц, обеспокоенных положением белоруссов в Зарубежной Церкви, и потому надо обсудить положение новых людей в ее составе.

Архиепископ Филофей оглашает постановление православного белорусского съезда в Регенсбурге от 5-го мая сего года, в котором высказывается желание, чтобы белорусские епископы сохранили всю ту полноту своей организационной самостоятельности, с какой они прибыли с родины, не вливаясь ни в какой форме в Русскую Зарубежную Церковь. Последняя была едина и монолитна в смысле церковном и национальном и все-таки терпела разделения, которые сильно смущали всех верующих. Но, тем не менее, Русская Зарубежная Церковь в лице выдающихся иерархов и духовенства добилась единения и вписала в историю даже может быть славную страницу. Иерархия и духовенство, жившие вовне, относились к ней с уважением и радовались росту Зарубежной Церкви, которая развивалась на наших глазах. Мы пришли на территорию уже существующей и хорошо организованной Церкви, показавшей большую стойкость в защите Православия. Но с другой стороны мы свидетельствуем, что новая эмиграция, к которой и мы принадлежим, как епископы, в церковном и национальном отношении представляет собою нечто другое. В церковном отношении из частей Русской Церкви образовались отдельные митрополичьи округа. Есть эмигранты из Польской Автокефальной Церкви, значительная часть духовенства и верных из области Белорусской Церкви, которая должна была образоваться и развиваться независимо от других Церквей; из Украинской Церкви, которая поделилась на автокефальную и автономную Церкви. Эти части были уже независимы от Российской Церкви, имели свои Соборы, епархии с большим количеством духовенства и верующих. В национальном отношении это были Церкви, в которых развивалось новое национальное чувство, и в силу этого работа в Церкви носила отчасти национальный характер. Этой эмиграции теперь здесь большинство. Прежняя организация Зарубежной Церкви, может быть, не вполне подойдет к нашему положению. Белорусские епископы прибыли на Собор, с одной стороны, стремясь к единству, не меньше, чем другие епископы. Мы хотим сохранить церковное единство, но и стремимся унормировать жизнь. Мы поэтому не организовали сами церковную жизнь в эмиграции, а хотели, чтобы уже существующая здесь иерархия нас собрала и организовала. Но мы при этом сделали и упущение, отчасти выпустив паству из рук, потому что к нам отнеслись так гостеприимно, как, например, Митрополит Серафим, который принимал на службу наших клириков и давал нам выбирать для себя любые места, идя навстречу даже нашим национальным стремлениям. Это очень ценное желание идти нам навстречу, но это не все. Эмиграция украинская и белорусская состоят главным образом из интеллигенции, с остро развитым национальным чувством, которое в эмиграции еще сильнее, чем на Родине. Ожидая Собора, мы не развивали деятельности, и от нас уходила паства. И мы утеряли руководство ею. Когда мы подали прошение о принятии нас в юрисдикцию Зарубежной Церкви, многие смутились. О нашем соединении была написана заметка в журнале "Церковная Летопись". По прочтении ее к нам явились делегаты, которые спросили нас, не перестали ли мы быть белоруссами, говоря, что, если так, то они будут искать других епископов. Мы ответили: нет, но что мы стремимся создать в Европе единую православную организацию, чтобы не было грызни, и не раздирались церковные ризы. Заметка о вхождении Украинской иерархии в Зарубежную Церковь с "ликвидацией" своей Церкви настолько возбудила умы, что был собран съезд, который был назначен на 5-е мая без епископов. Были разосланы повестки, в которых говорилось, что православный белорусский комитет приглашает на совещание белорусскую иерархию, духовенство и мирян. Мы были смущены тем, что миряне приглашали нас на такой съезд. Принимать приглашение было нельзя, потому что звали на собрание, которое могли созывать только епископы. С другой стороны, не ехать было опасно, ибо на собрании могли натворить беды. Поэтому делегировали меня и епископа Афанасия в качестве гостей. На съезде обсуждался вопрос о нашем объединении, и не были вполне удовлетворены нашими ответами. Нас со слезами просили не уничтожать нашего национального имени, и выразили это пожелание в особой резолюции, в которой просили нас сохранить всю полноту нашей самостоятельности, с какой мы прибыли с родины в Германию, входя в единение с другими Церквами на равноправных началах. Поэтому, прослушав Временное Положение, Архиепископ Филофей считает, что надо так организовать церковное управление, чтобы были приняты во внимание эти национальные и церковные устремления. В этом вопросе надо быть очень осторожными, чтобы не вызвать раскол и даже уход в унию и сектантство.

Митрополит Серафим замечает, что речь идет о порядке или беспорядке, удовлетворении или неудовлетворении пожеланий белоруссов в его епархии. Если так, то он удивлен, что до сих пор никто не говорил ему, что положение так остро. О пожеланиях белоруссов ему говорили Архиепископ Филофей и Епископ Афанасий, и он, кажется, удовлетворил все их желания.

Архиепископ Филофей возражает, что Митрополит Серафим ни в чем не виноват. Виноваты сами белорусские Преосвященные.

Архиепископ Венедикт полагает, что Архиепископ Филофей неправильно выразился. Он говорил об устройстве в Европе. Но дело не в этом. В Германии Митрополит во всем идет навстречу. Речь же идет о будущем, когда за море будут отправляться партии эмигрантов. Каково будет положение тогда? Люди поедут в разные епархии, например, к Архиепископу Феодосию. Тогда белоруссы скажут: где наши епископы и священники? А здесь всегда легко договориться.

Архиепископ Филофей поясняет, что высказал только то, что высказывали белоруссы, а от себя сказал только, что нужно принять во внимание существующие стремления.

Епископ Димитрий замечает, что недоразумения и осложнения возникают иногда от неудачного писания в церковных журналах. Так, например, в "Церковной Летописи" читаем выражение о "самоликвидации" нашей Церкви, а про Митрополита Поликарпа употреблено выражение "со своей щирой Украиной". Такие вещи очень вредят.

Архиепископ Пантелеимон высказывается в том же смысле.

Епископ Димитрий продолжает, что такие выступления лиц, никем не уполномоченных, вызывают такие явления, что одного священника, служившего у автокефалиста епископа Владимира, узнавшего, что с Епископом Владимиром живет не сестра его, а жена, пришлось ему, Епископу Димитрию, принять в общение и объявить ему, что он подчинен Архиепископу Венедикту через него, как украинца. Иначе этот священник не мог бы подчиниться Архиепископу Венедикту.

Епископ Григорий в ответ на вопрос Председателя о существе пожеланий белоруссов поясняет, что белорусские епископы мыслят себя как епископов белорусского Митрополичьего Округа. Они мыслят свое присоединение к Зарубежной Русской Церкви на тех же автономных началах, на каких существовали ранее.

Архиепископы Венедикт и Филофей вновь заявляют, что все епископы стремятся к единству, но важно сохранить какое-нибудь слово, из которого было бы видно, что белоруссы вошли в общую семью, как особая группа.

Архиепископ Пантелеимон говорит, что украинские епископы сделали заявление Синоду о вступлении в его юрисдикцию без всяких условий, чтобы сохранить единство. Думали, что им будет поручена опека над паствой. Но после того как стали говорить, что автономные епископы "самоликвидировались", автокефалисты забрали всю паству.

В ответ на короткие вопросы Епископа Серафима о составе Регенсбургского съезда Архиепископ Филофей сообщает, что на съезде было человек 120, большей частью из интеллигенции. В национальном отношении это были вожди, в церковном же не представители верующих; верующая масса таких требований не представляет. Съезд, однако, был собран сторонниками православного течения в обществе.

Епископ Григорий говорит, что при прочтении Временного Положения он обратил внимание на пункт о том, что округа посылают представителей в Синод. В отношении Белоруссов и Украинской Церкви сделано то же: они имеют своих представителей в Синоде. Вопрос в том, как изобразить это положение на бумаге так, чтобы это успокаивало волнующихся. Временное Положение как статут, принятый генеральным Собором, изменять нельзя.

Председатель замечает, что из сказанного видно, насколько надо быть осторожным в своих выступлениях. Принципиальная сторона значения национализма получила свое освещение в сошествии Св. Духа на Апостолов, обязывая уважать язык каждого народа, как и его национальные и культурные особенности. Митрополит Серафим написал об этом прекрасный трактат. Надо соблюдать самобытность во всех областях, но этот принцип ограничивается во Вселенской Церкви, где все едино во Христе. Церковь пошла навстречу этому принципу, давая власть первому епископу области, чтобы дать народу церковно-национальное возглавление. Национальные особенности обострились со времени прихода к власти большевиков. Надо очень считаться с национальной психологией, хотя она может быть не всегда понятна нам. Заявление белорусских политических деятелей должно иметь в виду и учитывать его, но создается впечатление, что здесь проявляется стремление подчинить иерархию политической тенденции даже в церковном деле, с чем белорусская иерархия должна бороться, ибо иначе можно пойти по пути украинских автокефалистов, на котором воспитывается национальная исключительность. Так как у белоруссов та же опасность, с нею надо бороться, иначе епископы отдадут себя в руки людей, стоящих на нездоровом пути подчинения Церкви целям национальным и политическим. Практическое удовлетворение желания белоруссов чрезвычайно трудно, ибо принцип митрополий связан с территориальным принципом. Между тем белоруссы разбросаны. Но применительно к временному положению мы ввели в Синоде их представителей, чтобы они имели там одинаковое положение с другими. Осуществление автономии трудно ввиду разбросанности белорусской паствы. Существующая система нарушалась бы, и осуществить ее на чужой территории вообще невозможно. Остается только сохранить церковно-культурную автономию, т. е. в места, где преобладает белорусское население, надо назначать соответствующего епископа и духовенство; то же надо сказать и в отношении языка проповеди. Митрополит Серафим во всем шел навстречу выполнению этого пожелания. Изменить свой статут мы не вправе, а так как белоруссы пришли к нам, то им и следует считаться с существующими началами. И нельзя противополагать Русскую Церковь Белорусской, ибо идея Русской Церкви непременно преобладает, в противном случае предрешался бы церковный сепаратизм. Вы сами не имеете общения с автокефалистами, а тогда вы подчеркнули бы, что существует какая-то особая Церковь. Это и по существу неверно, и является путем не к соединению, а к разделению.

Архиепископ Венедикт соглашается с Председателем, но ставит вопрос, как быть, когда придет время отправляться за море.

Председатель отвечает, что желательно отправление церковных групп со своими архипастырями и пастырями. Это не только допустимо, но и прямо нужно.

Архиепископ Филофей говорит, что белоруссов, по-видимому, интересует не столько принципиальная, сколько практическая сторона дела и поэтому надо найти форму. Скоро намечается съезд б. польских подданных. Белоруссы могут тогда примкнуть к Митрополиту Александру.

Председатель предлагает составить резолюцию по разбираемому вопросу и утвердить состав Архиерейского Синода.

Собор постановляет:

"Выслушав объяснения Председателя Архиерейского Синода, из которых видно, что в предстоящей общей церковной жизни Зарубежья бытовые и национальные особенности украинцев и белоруссов не будут забыты, утвердить нижеследующий состав членов Синода:

1) Митрополит Серафим, как представитель Средне-Европейского Митрополичьего округа.

2) Архиепископ Пантелеимон, как представитель украинской иерархии.

3) Представитель Белорусской иерархии.

4) Епископ Нафанаил, как представитель Западно-Европейского округа.

Представители Северо-Американского Митрополичьего Округа из Китая будут введены в состав Синода по надлежащем избрании их".

5. Переходя к следующему пункту повестки, Председатель замечает, что Австрия, к сожалению, все еще без епископа. Преосвященный Епископ Василий умер, не успев прибыть туда. Что же касается Епископа Димитрия, то он все еще не может получить разрешения на проезд в Зальцбург. Между тем присутствие его в епархии чрезвычайно нужно. Поэтому необходимо, чтобы он предпринимал все возможные шаги к получению разрешения на проезд. Надо решить, оставить ли за ним присвоенный ему Синодом титул Венского и Австрийского и определить место его резиденции.

Собор определяет: сохранить за Епископом Димитрием титул Епископа Венского и Австрийского, а местопребывание его назначить в Зальцбурге.

Епископ Димитрий докладывает, что есть слухи о возможности скорого перевоза беженцев из Австрии в Германию.

Заседание прерывается на время обеда.

6. После обеденного перерыва Председатель сообщает, что некоторые Преосвященные спешат уехать и потому надо ускорить ход работ Собора. Сейчас нужно закончить вопрос о назначении епископов в разные части Германии.

Митрополит Серафим объясняет, что назначение епископов проходило до сих пор в следующем порядке: Преосвященные обращались к нему, и он давал то назначение, о котором его просили. Положение о взаимоотношениях этих Преосвященных с Митрополитом Берлинским еще не разработано. Он просил одного из Преосвященных составить проект Положения, но таковой еще не готов. Отвечая на вопросы некоторых членов Собора, Митрополит Серафим говорит, что назначаемым им Преосвященным он не может предоставить полные права епархиальных, потому что назначения эти носят временный характер, и потому еще, что он связан законом о Германской епархии, который признан новым правительством и который возлагает на митрополита ответственность за каждое назначение. Он считает, что положение епископов соответствовало бы приблизительно соглашению с епископом Нафанаилом относительно Британской зоны, которого у него, к сожалению, нет с собою, но которое он может представить завтра. Епископ поэтому не может, например, давать священникам окончательного назначения на приход; их придется только командировывать туда, а утверждение в должности будет следовать позднее от митрополита. Епископы могут открывать приходы сами и желательно, чтобы они открывали их возможно больше.

Председатель признает разъяснения Митрополита Серафима достаточно полными. Желательно, чтобы Преосвященные, готовые занять должности, скорее определили, в каких частях Германии они желают работать, а тем временем было бы выработано Положение о правах и обязанностях их, как полусамостоятельных, и закончено их распределение по соглашению с Митрополитом Серафимом и Архиерейским Синодом.

7. Председатель предлагает перейти к вопросу о так называемой Украинской автокефальной Церкви.

Епископ Григорий докладывает, что Белорусские Преосвященные после получения уведомления от Архиерейского Синода об отношении его к Украинским автокефалистам изучали этот вопрос, частично спрашивая уже ранее относящихся к этому лиц, например, Митрополита Александра, Архиепископов Антония, Поликарпа и других. Епископ Григорий считает не вполне выясненным вопрос о законности запрещения, наложенного Архиепископом Антонием на двух священников - Губу и Абрамовича, рукоположенных Митрополитом Александром во епископы. Лично Епископ Григорий считает, что Митрополит Дионисий имел основания участвовать в делах Украинской Церкви, поскольку дело касалось частей ее, входивших в состав б. Православной Церкви в Польше. Украинские епископы вроде Михаила Хорошаго, относительно которых говорят, что они женаты, действительно живут с женами, но формально заявляют, что они разведены. К сожалению, не было возможности спросить самых главных из них – Митрополита Дионисия и Поликарпа.

Архиепископ Филофей говорит, что у Белорусских Преосвященных не было такого определенного и ясного отношения к автокефалистам, как у зарубежного Архиерейского Синода, но, ознакомившись с постановлением последнего и не вынося сами окончательного суда, Белорусские Епископы не входили в молитвенное общение с автокефалистами и дали соответствующие указания своему духовенству.

Архиепископ Венедикт поясняет, что такая нерешительность объясняется тем, что решение Синода считалось основанным всецело на докладе Архиепископа Антония, в безпристрастии которого не было уверенности.

Епископ Димитрий для характеристики автокефалистов рассказывает о случае иеромонаха Антония, в мире Алексея Жбанчикова, который просил о принятии его в молитвенное общение и не знал, кем себя считать. Будучи иеромонахом, он был повенчан с разрешения Епископа Геннадия. Через несколько дней Геннадий благословил его облачиться и служить как священника с мирским его именем, прочитав над ним какую-то молитву. Это дело хорошо известно священнику Николаю Рачковскому. Известно, что епископ Геннадий совершал хиротонии, сам не служа литургии, а являясь в храм к великому входу, облачаясь в мантию и малый омофор и сразу же после хиротонии опять уходя из храма.

Архиепископ Венедикт в ответ на вопрос Председателя вновь подтверждает, что Белорусские Епископы не имеют окончательного решения по делу украинских автокефалистов, считая его в стадии расследования, но и не входя в общение с автокефалистами.

Архиепископ Пантелеимон заявляет, что, по его мнению, материала достаточно для того, чтобы высказать окончательное суждение об автокефалистах.

Оглашается приготовленная Архиерейским Синодом записка об Украинской Автокефальной Церкви.

Председатель отмечает, что разница в том, что Архиерейский Синод вынес окончательное и определенное суждение, считая автокефалистов безблагодатными, а белорусские Преосвященные такого решения еще не принимали. Этот вопрос имеет большое практическое значение.

Архиепископ Венедикт полагает, что отношение к клирикам автокефалистов в случае присоединения их должно быть различно, в зависимости от того, кем они рукоположены, Епископами, имеющими законное рукоположение, или теми, которые поставлены после организации Украинской Церкви.

Епископ Григорий подробно рассказал о положении в части б. Польши, оккупированной Советами в 1939 году, он считает, что можно допускать, что Митрополит Александр и Архиепископ Поликарп имели некоторое право основываться на указаниях Митрополита Дионисия, как своего Кириарха.

Архиепископ Пантелеимон вносит поправку, что и Митрополит Александр после занятия его епархии Советами признавал Московскую церковную власть и подчинялся ей, таким образом, выйдя из юрисдикции Митрополита Дионисия.

Митрополит Анастасий считает, что вопрос ясен. Надо дать ответ относительно автокефалистов совершенно определенного характера: да или нет. Цитируя первое правило Василия Великого, Митрополит Анастасий говорит, что, если и будет признано, что автокефалисты безблагодатны, то надо признать безблагодатным и весь поставленный ими клир и при возсоединении совершать рукоположения тех клириков или епископов, которые получили рукоположение после возникновения этой организации. Для признания автокефалистов безблагодатными достаточно оснований.

Епископ Афанасий спрашивает, не нужно ли отложить окончательное решение вопроса до нового и более полного изследования.

Митрополит Анастасий не соглашается с ним и опрашивает мнения членов Собора. Собор единодушно соглашается с Синодальным определением относительно так называемой Украинской Автокефальной Церкви и постановляет определение, при сем особо прилагаемое.

8. Председатель предлагает приступить к предварительному суждению об Украинском Епископе Сергии Охотенко, ныне проживающем в Костанце и желающем присоединиться к нашей Церкви. Он один из последних рукоположенных в Украинской Автокефальной Церкви. Из состава последней его уволили и запретили в священнослужении за то, что он непочтительно отозвался о Липковском. При свидании с ним недавно он просил закончить его дело, начатое полтора года тому назад. Он был вызван сюда, но еще не смог прибыть.

Епископ Леонтий свидетельствует, что видел Сергия Охотенко как иеромонаха обновленца в 1935 году. Кто его рукополагал, он не знает.

Епископ Димитрий говорит, что Епископ Сергий ведал обновленцами в Мелитополе. Он был принят в общение Епископом Серафимом с сохранением сана архимандрита, но затем генеральный комиссар получил распоряжение внести раскол в среду православных в Крыму. Он предложил епископу Сергию стать автокефалистом и тот подчинился. Надо признать, что из числа прочих автокефалистов он является лучшим.

Епископ Серафим докладывает, что тоже виделся с Сергием Охотенко в Констанце и долго разговаривал с ним. Он говорил, что у него законное рукоположение в сан иеродиакона и иеромонаха, про архимандритство молчал, говорил, что был на приходе под Житомиром, а в 1937 году был выслан и работал как рыболов под Бердянском. Он производит хорошее впечатление.

Митрополит Анастасий находит, что образ Сергия Охотенко достаточно ясен, и можно приступить к решению о нем. Его нельзя принять без нового рукоположения, но вопрос в том, в какой степени.

Постановили: поручить Архиерейскому Синоду рассмотрение дела о том, какую степень как законно полученную, можно признать за Сергием Охотенко в случае присоединения его.

9. По предложению Председателя оглашаются определения Архиерейского Синода о непризнании епископом Николая Автономова.

Постановили: определения Архиерейского Синода о Николае Автономове подтвердить.

10. Заслушивается и утверждается составленный Комиссией меморандум о положении беженцев.

Заседание оканчивается молитвою.

 

Подлинный протокол подписали: Председатель и Члены Собора.

 

С подлинным верно:

 

Секретарь Собора, + Епископ Серафим

 

 

ПРОТОКОЛ № 3

АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

26апреля/9мая 1946 года.

 

 Присутствуют все поименованные в протоколе №1-м Преосвященные.

1. Председатель, после совершения молитвы, открывая заседание, объявляет, что протокол вчерашнего заседания будет представлен на утверждение в послеобеденном заседании. Далее он напоминает, что накануне при обсуждении вопроса о размещении Епископов Митрополит Серафим обещал доставить Положение об администратуре в Британской зоне в качестве материала для составления Положения о викариатствах Германской Епархии.

По предложению Председателя оглашается "Статут Епископской администратуры в Северо-Западной Германии".

Митрополит Серафим в дополнение к прочитанному статуту поясняет, что в отношении Баварии не может быть речи о духовном суде. Возможно учреждение его в других викариатствах, а именно: в Вюртемберге, Бадене, Гессене и французской зоне. Кроме этих областей, необходимо иметь епископа в Ганновере в противовес Митрополиту Поликарпу. Вообще помощь ему, Митрополиту, нужна вне Баварии (кроме Обер-Франкена), в более отдаленных от Мюнхена местах.

Архиепископ Филофей рассказывает о тяжелых условиях, в которых он совершал, по соглашению с Митрополитом Серафимом, посещение некоторых мест, и о том, что не всюду он мог служить за отсутствием прямых указаний местным настоятелям. Важно, чтобы Преосвященные, которые будут управлять отдельными викариатствами, могли иметь достаточные права.

Председатель замечает, что статут предоставляет очень широкие права. Епископ, по нему, полный хозяин в своей области, едет, куда хочет, и может в любом месте избрать себе резиденцию, став там настоятелем Церкви.

По предложению Председателя оглашается Положение о викариатствах Западно-Европейского Митрополичьего Округа, принятое в 1925 году. Архиерейский Собор постановляет составить новое Положение о викариатствах Германской епархии применительно к заслушанному Положению и Статут Епископской Администратуры. Составление этого проекта поручается канцелярии.

2. Председатель объявляет, что о форме поминовения будет особый доклад комиссии, который еще не готов; сейчас же надо обсудить вопрос о духовной школе.

Епископ Григорий делает доклад по вопросу об учреждении православного богословского института. Это не тип духовной академии или семинарии, а тип особой духовной школы, призываемой к жизни условиями прохождения служения на поприще пастыря в современных условиях жизни Зарубежной Церкви. Школа, по его проекту, разделялась бы на две ступени – низшую и высшую с двухгодичным курсом учения в каждой. Первая служила бы для подготовки церковных клириков псаломщиков – регентов и была бы подготовительной ко второй ступени, имеющей задачу подготовки достойных просвещенных пастырей Церкви. Соответственно с этим должно быть распределение учебного материала и программ для каждой ступени. Институт должен быть в высшем ведении Архиерейского Синода. При Институте должен быть интернат со строгим порядком жизни.

Митрополит Серафим напоминает, что перед войной проектировалось открытие в Германии православного богословского института. Было уже получено согласие правительства, но из-за войны ничего не вышло. Между тем, когда присматриваемся к духовенству, то видишь, что уровень его настолько низок, что его необходимо поднять. Поэтому Митрополит Серафим давно уже хочет устроить краткосрочные курсы, чтобы восполнить этот недостаток. В Фюссене он узнал, что протоиерей Мартенсон открыл курсы, на которых занимается с 15-ю человеками по богословским вопросам. В Тиршгейме он говорил с Епископом Григорием, который хотел открыть богословские курсы в Бамберге. Курсы нужны не только для желающих быть кандидатами в священники, но и для уже служащего духовенства. Однако, никакие курсы невозможны без библиотеки. Поэтому возобновлены сношения с Лютербундом относительно получения библиотеки Святейшего Синода. Есть надежда получить не только часть, но и всю библиотеку за плату. Начаты и поиски помещения. Курсы должны быть не менее, как двухгодичные. Но надо поддерживать и начинание Мартенсона и Епископа Григория, ибо и их работа может быть очень полезна, как подготовительная для Богословского Института.

Архиепископ Филофей считает докладную записку Епископа Григория хорошо составленной и могущей служить основанием для дальнейшей разработки вопроса.

Епископ Серафим полагает, что разработанная Епископом Григорием система едва ли может выдержать критику вследствие соединения в ней двух школ – низшей и высшей. На низшую ступень можно и полезно допускать и малообразованных простецов, но им непосильны были бы предметы, предусмотренные программой Епископа Григория. Школу надо делить на псаломщическую и пастырскую. Высшая школа готовится в Америке. Там все есть, не хватает только человека, который мог бы двинуть это дело, ибо Архиепископ Виталий сам сейчас не может отдаться этому делу.

Архиепископ Филофей приветствует предложение Епископа Григория как поднимающее важный и жизненный вопрос и дающее основание, из которого будут исходить, но приветствует и возражение Епископа Серафима. Он согласен с тем, что при данной обстановке надо разделить высшую и низшую школу, хотя при нормальных условиях система Епископа Григория и была бы хороша. Дело это надо поручить особой комиссии. Необходимо возможно скорее создать Пастырско-Богословскую школу. Думать надо о школе и одного и другого типа, ибо нужна и та и другая.

Епископ Григорий объясняет, что, составляя свою программу, он исходил из убеждения, что в Европе пастыри должны быть на уровне не низшем, чем иностранные священники. Но для этого надо минимально 3-х- годичный курс. По опыту известно, что даже псаломщические курсы, если только они одногодичные, не дают желаемого результата.

Митрополит Серафим говорит, что вопрос ясен, но спрашивается, – откуда возьмутся деньги и как найти и содержать интернат, который необходим.

Епископ Григорий возражает, что частично оплатят это сами учащиеся.

Епископ Серафим докладывает о курсах, которые намечались в обители преп. Иова.

Архиепископ Филофей вновь говорит, что для практического решения вопроса надо передать его для разработки в комиссию.

Епископ Леонтий полагает, что план Епископа Григория мало реален. А вот псаломщические курсы нужны и возможны. В Гамбурге существуют курсы на 18 человек. В лучшем случае возможны пастырские курсы.

Митрополит Анастасий предлагает установить, чего желает Собор, говоря, что техническую сторону разработает комиссия. Желательно все три типа: псаломщическая, пастырская и высшая богословская школа, с известными вариантами. Ясное дело – все это сразу осуществить невозможно. Начинать надо с пастырской школы. Псаломщическую школу, конечно, легче всего устроить. Высшая школа – задача трудная и ответственная. Особенно мешает недостаток библиотеки. Но прав Митрополит Серафим, что есть много людей, просто ищущих религиозного мировоззрения, которым трудно выработать его без высшей школы. Для таких людей можно было бы устроить курсы с чтением лекций. В заключение Председатель предлагает избрать комиссию, которая разработала бы проекты школ всех трех видов, изыскивая пути для осуществления того, что возможно.

Комиссия избирается в следующем составе: Председатель Митрополит Серафим, члены: Архиепископ Филофей, Епископ Афанасий и Епископ Григорий.

3. Председатель напоминает, что из прений усматривается потребность в устройстве повторительных курсов для духовенства.

Митрополит Серафим предлагает разработку программы для них поручить той же комиссии.

Постановили: признавая желательным учреждение повторительных курсов для духовенства, разработку программы и способа устройства их поручить комиссии по организации пастырско-богословских школ.

4. Епископ Леонтий возбуждает вопрос о том, что в составе новой эмиграции много лиц, обязанных гражданскими браками, которые тут оставляют своих супругов, стараясь вступить в церковный брак. Между тем в России Патриарх Тихон и Киевский экзархат признавали значение гражданских браков. Надо решить, в каком порядке давать лицам, обязанным такими браками, развод.

В возникших прениях Митрополит Анастасий, Митрополит Серафим, и Епископ Александр объясняют, что вопрос о значении гражданского брака должен решаться с точки зрения местных законов. Церковь не признает этого брака, но и не венчает обязанного им лица, пока оно не освободится от него.

Митрополит Анастасий, кроме того, объясняет, что с церковной точки зрения не надо укреплять значение гражданского брака.

Митрополит Серафим добавляет, что многие только теперь начинают узнавать значение церковного брака и стараются повенчаться. Если утверждать законность гражданского брака, то живущие в нем не будут искать церковного благословения.

Правитель дел Синодальной канцелярии дает справку, что наше законодательство не признает за гражданским браком законной силы церковного, считая его несуществующим в глазах Церкви, но наличие его признает гражданским препятствием для вступления в новый брак.

5. Председатель предлагает на обсуждение вопрос о постановке миссионерского дела, хотя никакого доклада по этому вопросу нет.

Митрополит Серафим предлагает учредить при Синоде Миссионерский Комитет, но думает, что назвать его надо будет как ни будь иначе, ибо такое название здесь было бы неправильно истолковано. Нужно создать Религиозно-Просветительный Комитет.

Епископ Серафим жалеет, что не изготовил доклада по этому вопросу. Просветительный Комитет нужен, но не только при Синоде, а и при Епархиальном управлении и на местах. Нужно это не только в Германии, но и во всех других областях. Надо подготовлять и подбирать кадры миссионеров, надо устраивать миссионерские курсы, чтобы были епархиальные миссионеры, не привязанные к приходу, которые могли бы быть в постоянном движении. Надо разыскивать, просвещать и поддерживать людей, разбросанных по местам, где нет церкви. Нужны миссионеры и не в священном сане, даже женщины. Ценны бывают сестричества.

 Архиепископ Филофей тоже считает необходимым наличие миссионеров, которые посещали бы приходы, помогали бы священникам и следили бы за тем, что ими сделано или не сделано в области миссий. Контролируя священника, помогая ему, они давали бы отзыв о нем архиерею.

Митрополит Серафим согласен, что миссионерская работа необходима, но беда в том, что 90 процентов духовенства не может вести этой работы. Миссионерство можно наладить только постепенно, подбирая людей. Для успеха миссионерской работы, прежде всего, необходима литература, но тут мешают разные обстоятельства – цензура, бумажный кризис.

Епископ Димитрий считает, что без литературы миссионерство совершенно невозможно.

Архиепископ Пантелеимон и Епископ Григорий говорят о значении устного миссионерства даже и без литературы. С ними соглашаются Архиепископ Филофей и Епископ Серафим, признающие важность литературы, но считающие, что надо и можно работать и без нее.

Епископ Серафим считает, что Синод должен запросить все епархии о том, что в них сделано, указывая на необходимость развития миссионерского дела.

Епископ Григорий предлагает учредить при Синоде Миссионерский Комитет под председательством Председателя Синода или Заместителя его с приглашением туда опытных людей.

Председатель соглашается с целесообразностью организации Комитета. Опыт России прежних лет это оправдывает. Нужна миссионерская организация сверху от Синода и ниже. Преувеличение говорить, что без печати невозможно миссионерство. Апостольская проповедь была устною. Народ жаждет живого слова. Печатное слово закрепляет мысль, но устная проповедь этому предшествует. Надо иметь Комитеты – центральный, епархиальные и т.д. Начать надо с организации центрального комитета.

Постановили: поручить Архиерейскому Синоду образовать Миссионерский Комитет, который занялся бы организацией миссионерского дела за рубежом.

На этом заканчивается утреннее заседание.

Вечернее заседание в тот же день.

6. Оглашается и принимается следующая резолюция об отношении к Московской Патриархии:

"Собор Епископов Русской Православной Церкви заграницей, состоявшийся в Мюнхене и объединяющий 26 епископов, из которых 15 лично присутствовали на Соборе, а остальные прислали свои полномочия, ознакомившись с "Посланием Московского Патриарха к клиру и мирянам т.н. Карловацкой ориентации", ответом на него Председателя Синода Митрополита Анастасия, а также обращением по поводу него Настоятеля Братства преп. Иова архимандрита Серафима, новым обращением Московского Патриарха уже против Архимандрита Серафима и ответом последнего, а также с Пасхальными посланиями Митрополита Анастасия и Московского Патриарха, - единодушно выражают свое полное согласие и единомыслие со своим Председателем в занятом им положении по отношению к Московской Патриархии.

Высшее церковное управление в России в лице нынешнего главы Русской Церкви Патриарха Алексия уже неоднократно обращалось к Зарубежным Епископам с увещеванием войти в каноническое подчинение Патриархии, но, повинуясь велениям своей пастырской совести, мы не находим для себя нравственно возможным пойти навстречу этим призывам до тех пор, пока Высшая Церковная власть в России находится в противоестественном союзе с безбожной властью и пока вся Русская Церковь лишена присущей ей по ее Божественной природе истинной свободы.

Мы не хотим закрывать глаза перед тем фактом, что Советская власть со времени войны должна была возвратить Церкви некоторые из отнятых у нее законных прав. Однако свобода, данная Русской Церкви, носит очень ограниченный и притом более внешний и кажущийся, чем подлинный и существенный характер. Эта свобода должна быть искуплена, кроме того, такими обязательствами, возложенными властью на духовенство, какие не отвечают высокому достоинству Церкви. Если коммунистическое правительство в России хочет показать действительное уважение к Русской Церкви и создать нормальные условия для ее деятельности, оно должно предоставить ей полную свободу в осуществлении указанного ей свыше призвания на земле, и обеспечить ей такое правовое положение, каким она искони пользовалась в Православной России. Прежде всего, власть обязана раскрыть двери темниц и концентрационных лагерей, чтобы освободить томящихся там доныне архипастырей и пастырей, явивших себя истинными исповедниками Православия и предоставить духовенству полную свободу устной и письменной проповеди слова Божия и религиозного воспитания молодых поколений. Глубоко сожалея о тяжелом и зависимом нынешнем положении иерархии и духовенства в России, мы не хотим требовать от них непосильных жертв и возлагать на их рамена непосильного бремени, однако, не можем со скорбью не указать на то, что Высшая иерархия русской Церкви стала на неверный и опасный путь, поскольку она, с одной стороны, замалчивает горькую для советской власти правду, представляя положение церковной и общественной жизни в России не таким, каково оно есть в действительности и забывая изречение Григория Богослова, что в таких случаях "молчанием предается Бог", а с другой – сознательно утверждает кощунственную неправду, будто гонений на Церковь не только нет, но и никогда не было в России со стороны большевистской власти, и, таким образом, глумится над страдальческим подвигом множества священномучеников и мучеников, которых она дерзает приравнивать к политическим преступникам, понесшим якобы справедливую кару со стороны правительства.

Это есть подлинно великий грех хулы на их священную память и клеветы на нашу матерь Церковь, за который иерархия и особенно ее возглавитель дадут тяжкий ответ перед Богом и судом истории.

Склоняясь с благоговением перед образом наших великих страстотерпцев, пострадавших за веру и Божию правду, мы усердно молимся об упокоении их, как и о других многочисленных русских людях, особенно о тысячах военнопленных, принявших мученическую кончину от жестокой руки так называемых немецких нацистов. Уповаем, что жертва тех и других была не напрасна, что на их мученических костях воздвигнется новая свободная Русь, сильная своей православной правдой и братской любовью, которой она искони светила миру. И тогда все рассеянные сыны ее, без всякого насилия, но свободно и радостно устремятся отовсюду в материнские объятия ее. В сознании своей неразрывной духовной связи с нашей Родиной, усердно просим Господа, чтобы Он возможно скорее залечил раны, нанесенные нашему Отечеству, в столь тяжелую для него, хотя и победоносною, войной и благословил его миром и полным благоволением.

7. Оглашается и утверждается протокол №2.

8. Оглашается и утверждается нижеследующее:

ПОЛОЖЕНИЕ

О правах и обязанностях Преосвященных, управляющих отдельными викариатствами в Германской Православной Епархии.

1) Православная Германская епархия делится на викариатства, из коих каждое является частью ее и, как таковое, входит в состав Русской Православной Церкви заграницей.

2) Учреждение и упразднение викариатства производится Архиерейским Синодом по представлению Митрополита Берлинского и Германского.

3) Территориальные границы викариатства определяются в том же (стр. 2) порядке.

4) Епископы, управляющие викариатствами, назначаются и освобождаются от должности Архиерейским Синодом по представлению Митрополита Берлинского и Германского.

5) Имя управляющего викариатством Преосвященного возносится во всех храмах того викариатства, после имени правящего Митрополита.

6) Управляющий викариатством сам избирает себе резиденцию в пределах последнего и имеет право быть настоятелем церкви в данном месте по своему усмотрению.

7) Управляющий викариатством в вопросах управления последним подчиняется непосредственно Митрополиту Берлинскому и Германскому, коего он является полномочным представителем перед всеми местными военными и гражданскими властями, управляя викариатством согласно святым правилам Православной Церкви и руководствуясь Положением о Православной Германской Епархии и настоящим Положением.

8) Управляющий викариатством имеет право совершения хиротоний подходящих кандидатов в духовный сан, с предварительного разрешения правящего Митрополита.

9) Управляющий викариатством представляет правящему Митрополиту к церковным наградам подведомственных ему священно и церковно-служителей и мирян викариатства.

10) Управляющему викариатством принадлежит право в соответствующих случаях разрешать браки в степенях родства и свойства, требующих Архиерейского решения.

11) В викариатствах Вюртембергском, Баденском, Гессенском и французской зоны учреждается церковный суд в составе председателя – викария и двух священнослужителей по его назначению. Церковный суд постановляет решения о церковных правонарушениях и по бракоразводным делам, представляя таковые решения на утверждение Митрополиту Берлинскому и Германскому, которому представляются и апелляции на таковые решения.

12) Апелляции на постановления управляющих викариатствами по другим делам передаются также на решение Митрополита Берлинского и Германского и, в случае разногласия, переносятся в Архиерейский Синод.

13) Распоряжения Управляющего викариатством входят в силу немедленно, но Митрополиту Берлинскому и Германскому принадлежит безусловное право утверждать, отменять или приостанавливать их.

14) Управляющий викариатством применяет меры архипастырского воздействия на неисправных членов причтов в порядке статьи 155 Уст. Дух. Кон.

15) Управляющий викариатством имеет право: учреждать и упразднять приходы и другие церковные установления, как то: братства, сестричества, церковно-благотворительные и просветительные учреждения, назначать, перемещать и смещать настоятелей приходов и других клириков, членов церковно-приходских советов, ктиторов или церковных старост и проч. церковно-административных лиц, сообщая об изменениях в составе настоятелей приходов Митрополиту Берлинскому и Германскому для утверждения.

16) По мере надобности в викариатстве учреждаются благочиния, руководимые благочинными, назначаемыми управляющим викариатством с ведома и утверждения правящего митрополита.

17) Все распоряжения правящего митрополита, касающиеся приходов викариатства, делаются им через управляющего викариатством.

18) Управляющий викариатством распоряжается имуществом церкви в пределах викариатства в согласии с местными законами и общими церковными законоположениями, давая отчет во всех своих действиях Митрополиту Берлинскому и Германскому.

19) С доходов от продажи свечей, кружечных сборов и пожертвований на общецерковные нужды церкви викариатства отчисляют 10% в управление Германской епархии, высылая их правящему Митрополиту.

 

9. Епископ Серафим делает доклад о Братстве преп. Иова. Изложив историю его, он сообщает, что основная часть Братства ожидает отправления в Америку из Швейцарии, а часть Братства во главе с архимандритом Иовом остается в Европе, предпринимая шаги к тому, чтобы на основании постановления Синода организовать Подворье, т.е. монастырь под Мюнхеном. В Америке Братство надеется заняться широкой издательской работой, пользуясь усовершенствованными печатными машинами, приобретенными Архиепископом Виталием в Свято-Троицком монастыре. Преосвященный Серафим просит оказать внимание и помощь делу устройства монастыря близ Мюнхена.

Постановили: доклад Епископа Серафима принять к сведению и оказывать возможное содействие устраиваемому монастырю – подворью Братства преп. Иова.

10. Епископ Серафим докладывает, что немало есть благочестивых женщин, желающих монашеской жизни. Поэтому было бы своевременно и полезно начать организацию женской обители, для чего надо собрать имеющихся налицо монахинь.

Постановили: признать желательным основание женского монастыря и поручить Архиерейскому Синоду заняться делом организации его.

11. Председатель сообщает, что повестка Собора исчерпана, и предлагает перейти к текущим делам, прося Преосвященных членов Собора доложить последнему об имеющихся у них вопросах.

12. Архиепископ Венедикт поднимает вопрос о повышении церковной дисциплины, сильно упавшей за последние годы. Есть много духовенства, живущего вне всякого иерархического подчинения.

Епископ Григорий и Феодор, соглашаясь с Архиепископом Венедиктом, предлагают произвести полную регистрацию духовенства. Украинские автокефалисты уже проводят такую регистрацию.

Митрополит Анастасий соглашается с вышесказанным мнением и предлагает назначить известный срок, к которому все духовные лица должны зарегистрироваться у Митрополита Серафима, с тем, что те, кто не сделают сего, не будут более иметь права служения. Учреждение викариатств облегчит проведение этой меры и вообще контроль над духовенством.

Собор соглашается с целесообразностью предлагаемого мероприятия.

13. Епископ Александр докладывает о случае священника Александра Кисилева, который устроил в Мюнхене церковь. Он поминает Митрополита Евлогия и заявляет о своем подчинении ему. Является вопрос о допустимости служения с ним, ибо через Митрополита Евлогия он оказывается в молитвенном общении с Московской Патриархией.

Митрополит Серафим разъясняет, что священник Кисилев существует на началах состоявшегося во время войны соглашения между ним, Митрополитом Серафимом и Епископом Пражским Сергием. Кисилев не поминает Московского Патриарха, а поминает Митрополита Евлогия, Митрополита Анастасия и его, Митрополита Серафима. О своей работе он докладывает последнему и берет у него благословение во всех важнейших случаях.

Митрополит Анастасий признает положение священника Кисилева ненормальным, с чем соглашается и Епископ Серафим.

Митрополит докладывает, что уже имел об этом разговор с о. Кисилевым, указывая ему на необходимость урегулировать свое каноническое положение. Он питает надежду, что священник Кисилев выйдет из юрисдикции Митрополита Евлогия.

Собор соглашается с необходимостью урегулировать каноническое положение священника Кисилева. Вместе с тем Собор признает, что сослужение с клириками Московской Патриархии недопустимо.

14. Архиепископ Венедикт возбуждает вопрос о целесообразности созыва совещания православных иерархов всех юрисдикций, находящихся в Германии, для решения вопросов, которые могут интересовать всех. Имеются в виду: Митрополит Александр Эстонский, Митрополит Александр Пинский, Митрополит Августин, Епископ Савва и Епископ Иоанн Рижский.

Постановили: поручить Архиепископу Венедикту, предварительно снестись с поименованными выше иерархами частным образом.

Заседание заканчивается молитвою.

 

Подлинный протокол подписали: Председатель и Члены Собора.

 

С подлинным верно: Секретарь Собора

+ Епископ Серафим

 

ПРОТОКОЛ № 4

АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

27апреля/10мая 1946 года.

 

Присутствуют все поименованные в протоколе №1-м Преосвященные, кроме Митрополита Серафима, приславшего сообщение, что по болезни он не может прибыть. Присутствует также Епископ Нафанаил, только что прибывший в Мюнхен.

По совершении молитвы Председатель открывает заседание.

1.Архиепископ Пантелеимон встает и просит у Председателя разрешения сделать сначала внеочередное заявление. Обращаясь к Председателю, он говорит, что, посовещавшись в его отсутствие, члены Собора единодушно нашли необходимым отметить выдающиеся заслуги его перед Св. Церковью. Имея в виду состоявшееся объединение Русской Зарубежной Церкви с иерархами Украинской и Белорусской Церквей, а также 10-летие пребывания его на посту Председателя Синода, 40-летие архиерейского служения его и исполняющееся в будущем году 50-летие священнослужения, Преосвященные члены Собора единодушно постановили присвоить Председателю Архиерейского Синода Высокопреосвященному Митрополиту Анастасию титул Блаженнейшего и право предношения креста и ношения двух панагий и просят Его Высокопреосвященство принять этот титул, как и право предношения креста и ношения двух панагий.

 Митрополит Анастасий благодарит за любовь и внимание, но заявляет, что он не может согласиться на принятие этих отличий. На нем лежит ответственность за Церковь, и он знает, что эти отличия могли бы только повредить ей, особенно в данной обстановке. Поэтому он решительно отказывается.

Члены Собора настаивают, но Митрополит Анастасий остается при своем заявлении.

Архиепископ Пантелеимон говорит, что во всяком случае, Митрополит Анастасий мог бы принять предношение креста и две панагии, когда он найдет возможным пользоваться этими отличиями, это его дело, но постановление Собора о присвоении ему титула Блаженнейшего и вышеупомянутых отличий остается в силе.

Митрополит Анастасий снова категорически отказывается и просит не трудиться убеждать его, ибо его решение непреклонно.

2. Председатель высказывает радость по поводу прибытия Епископа Нафанаила и предоставляет ему слово.

Епископ Нафанаил докладывает о своей работе в Северной Германии после того, как он прибыл туда из Берлина. Начав там работу с игуменом Виталием по собственной инициативе, он потом получил назначение на должность администратора церквей в Северной Германии от Митрополита Серафима. Вместе с тем английские власти признали его представителем православных беженцев в этой области, сначала в районе 8-го корпуса, а теперь и на всю зону. Будучи в Швейцарии, он вместе с архимандритом Леонтием вошел в сношения с разными иностранными представительствами относительно возможности переселенчества из Европы. Некоторые получены ответы – обнадеживающие. Синод поручил ему сношения с властями и организацию дела в английской зоне, а о. Георгию Граббе – такие же сношения с властями американской зоны. Совместно они были во Франкфурте. Там выяснилось (и таково же положение в английской зоне), что дело переселенчества будут вести оккупационные власти и представители Междуправительственной Комиссии, но участие Церкви возможно и приветствуется. Комитет в английской зоне, с разрешения властей, приступает к предварительной регистрации. Сейчас можно ожидать открытия для эмиграции у французов района Гаронны и с Северной Африки; Абиссиния, по-видимому, откроет Эритрею. На пасхальной неделе он, Епископ Нафанаил, получил английские документы для проезда в Брюссель, где провел полторы недели. В Брюсселе положение очень сложное во всех отношениях. Наш приход существует благополучно, и число прихожан увеличилось. В церкви митрополита Евлогия служит прибывший из Парижа еп. Никон, поставленный Московской Патриархией. Союз Советских Патриотов вошел в приход его и захватывает в нем руководящее влияние. Храм-памятник и дом при нем почти готовы, но при нынешней обстановке открытие храма невозможно.

На вопрос Архиепископа Филофея, что надо далее делать по вопросу переселенчества.

Епископ Нафанаил отвечает, что надо вести неофициальную регистрацию и подготовлять организованные церковные группы, по возможности не очень большие, приблизительно чел. в 500. Говорят и о возможности перевоза целыми лагерями как уже организованных единиц.

Архиепископ Филофей просит поручить Архиерейскому Синоду дальнейшее ведение дела по переселенчеству.

Епископ Нафанаил разъясняет, что Синод уже взял на себя эту работу.

Председатель подтверждает это и заключает, что, по-видимому, вопрос о переселении будет разрешен, ибо положение складывается благоприятно в этом отношении.

3. Председатель говорит о необходимости привести к концу работу Собора. Не успела выполнить свою задачу Комиссия, которая должна была выработать форму церковного поминовения, но это дело можно поручить Синоду. Собор соглашается на передачу в Синод разработки единообразной формы поминовения за богослужениями.

4. Епископ Серафим говорит о заслугах Епископа Шанхайского Иоанна и о той ответственности, какая легла на него теперь, после отхода других дальневосточных иерархов. Ему надо предоставить права епархиального архиерея и возвести его в сан архиепископа во внимание к заслугам его.

Митрополит Анастасий вполне соглашается с Епископом Серафимом и со своей стороны просит Собор о том же.

Постановили: в виду сложившейся на Дальнем Востоке обстановки предоставить Епископу Шанхайскому Иоанну права епархиального архиерея, а во внимание к заслугам его возвести его в сан архиепископа.

5. Председатель говорит, что есть и в среде членов Собора лицо, заслуги которого должны быть отмечены, и предлагает наградить Архиепископа Пантелеимона бриллиантовым крестом для ношения на клобуке.

Собор соглашается с представлением Председателя и возглашает: аксиос.

6. Председатель после предварительного слова Епископа Серафима докладывает о самоотверженной помощи, которую оказывает Синоду Архиепископ Виталий как в защите начал, утвержденных нашим Собором, так и в области материальной. Председатель предлагает выразить ему благодарность с выдачей нарочитой грамоты от лица Собора.

Постановили: Вполне соглашаясь с предложением Председателя, Собор единодушно постановляет послать архиепископу Виталию грамоту с выражением благодарности за исключительно ревностную деятельность его на помощь всей Зарубежной Церкви и за щедрые жертвы, посылаемые им и от себя лично и от всей американской паствы.

7. Председатель далее говорит о необходимости отметить заслуги Начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрита Антония, который за последние годы показал большую твердость и административные способности в чрезвычайно трудной обстановке. Возведение архимандрита Антония в сан епископа, к сожалению, невозможно, хотя он и вполне заслуживает этого. Что касается высших архимандричьих отличий, то и пользование ими в Иерусалиме, при существующих на Востоке обычаях, затруднительно.

Архиерейский Собор определяет: Во внимание к выдающимся заслугам архимандрита Антония предоставить ему право осенения дикирием и трикирием за богослужениями, о чем и послать ему особую грамоту.

8. Председатель объявляет, что повестка Собора исчерпана. Он выражает удовольствие, что собравшиеся епископы уже в течение четырех дней могли подышать дорогим всем нам Соборным духом, исполненным любви и согласия. Соборность – это жизненная стихия Церкви, ибо Небесный Первосвященник вручил власть не одному кому-либо, а всем апостолам и их преемникам вместе. На Соборе всегда ощущается дыхание Божественного Духа, примиряющего все разномыслия и приводящего всех к единству и согласию. Надо благодарить Бога, что Он дал нам собраться на этом Соборе, который имеет значение не только для Зарубежной, но и для всей Русской Церкви, ибо мы переживаем критический момент, когда многие не знают, по какому пути идти. Мы видим, сколько пастырей в наше смутное время, полное лицемерия и неправды, пошло по ложному пути, что вызывает смущение у паствы. Соборные суждения имеют значение и для нас самих, ибо по ним мы можем проверять сами себя, не вотще ли мы подвизаемся. Это важно и для зарубежной паствы, распространенной от одного края земли до другого и взирающей на Собор епископов как на оплот Церкви и мерило православной истины. Везде наши решения будут встречены с большим удовлетворением. Они укрепят дух пастырей и паствы. Почти несомненно также, что наши решения вызовут раздражения, и может быть даже новые нападения на нас со стороны наших противников. Мы должны быть и к этому готовы и не должны смущаться этим. Таков всегда путь истины, которая часто ходит в терновом венце, но победа остается за нею. Последующая история Церкви воздаст должное нашим усилиям соблюсти чистоту православного самосознания и защитит свободу Церкви. Но, прежде всего мы уповаем на нелицеприятный суд Божий, венчающий всякий подвиг борьбы за правду церковную. В заключение председатель благодарит членов Собора за проявленное ими усердие и мудрость в решении всех вопросов и, особенно, за готовность идти навстречу друг другу в деле выяснения истины, ибо соборная работа в основе всегда подвиг любви и самоотречения. Но, прежде всего мы должны воздать благодарение Богу, Который благословил нас миром и единомыслием в нашем соборном делании, направленном к благу Церкви и к славе святого имени Его.

           

Собор закрывается пением молитвы.

 

Председатель Собора

+ Митрополит Анастасий

 

+ Архиепископ Пантелеимон

+ Архиепископ Венедикт

+ Архиепископ Филофей

+ Епископ Леонтий

+ Епископ Димитрий

+ Епископ Афанасий

+ Епископ Стефан

+ Епископ Григорий

+ Епископ Феодор

+ Епископ Александр

+ Епископ Евлогий

+ Епископ Нафанаил

Член Собора, секретарь, + Епископ Серафим