ПРОТОКОЛ № 3 .

АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ                                              1/14 октября 1953 г.

                 Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные, за исключением Архиепископа Иакова.

I.       Секретарь Собора Епископ Никон докладывает, что ввиду бывших богослужений, протокол предыдущего заседания не мог быть изготовлен и будет представлен на следующем заседании.

II.     Председатель сообщает, что по порядку повестки, сейчас надлежало бы выслушать доклад Епископа Антония о положении Церкви в России. Однако, он не мог его ещё приготовить и выслушание его приходится отложить на одно из ближайших заседаний. Следующий п.6. о клириках, рукоположенных в Московской Патриархии, тесно связан с докладом Епископа Антония и потому заслушание его, тоже надлежит отложить. Т.о., Собору надлежит выслушать доклад Преосвященного Архиепископа Иоанна, как Председателя комиссии по собиранию материала к вопросу о прославлении о. Иоанна Кронштадтского. Высокопреосвященный Председатель, предлагает предварительно отслужить литию по о. Иоанне.

    Предложение Председателя единодушно принимается Собором. Заседание прерывается и Архиепископ Тихон совершает литию.

    По совершении литии, Председатель заявляет, что он желает предварить обсуждение столь важного вопроса, как прославление памяти о. Иоанна, некоторыми замечаниями. Он просит избегать слова канонизация, как выражение латинского, а употреблять выражение прославление или причисление к лику святых. Во вторых, как уже было сказано ранее, надо обратить внимание на то, какие в данном случае на лицо признаки святости Иоанна. Признаки, на основании которых совершалось причисление к лику святых, суть: Православная вера, добродетель и дар чудотворения. Никто не сомневается, что они имеются и что весь русский народ чтит о. Иоанна, верит, что Господь уготовал ему вечное блаженство и верит в силу его молитвенного заступничества. Председатель просит обратить главное внимание не на то, а на практическую сторону: насколько прославление благовременно и своевременно и насколько согласно с видами церковной икономии совершение прославление за рубежом. Важно также решить вопрос, насколько наш Собор полномочен совершить такой важный акт, как прославление. Наша организация носит характер временный и должна будет в будущем дать отчет Всероссийской Церковной Власти. Надо выяснить, насколько мы полномочны совершить такой акт в данном составе. Иногда лучшие намерения и цели не приносят плода, если они не сопровождаются даром рассуждения. Мы должны и это соображение иметь в виду. Докладчиком является Архиепископ Иоанн, но прежде чем он приступит к своему докладу, надо выслушать отзывы отсутствующих Преосвященных, которые в свое время прислали отзывы, а ныне присутствуют здесь.

    Оглашается письмо Сербского Епископа Николая и отзывы Преосвященных, а затем отзывы по содержанию его от нижеследующих Преосвященных: Архиепископа Виталия, Архиепископа Тихона, Архиепископа Феодосия, Архиепископа Иоасафа, Архиепископа Пантелеимона, Архиепископа Иеронима, Архиепископа Иоанна с Западно-Европейскими Преосвященными Архиепископом Александром, Епископом Нафанаилом и Епископом Леонтием. Архиепископа Стефана, Архиепископа Феодора, Архиепископа Иакова, Архиепископа Григория, Архиепископа Александра /отдельный отзыв/, Епископа Иоанна, Епископа Леонтия, Епископа Афанасия, Епископа Никона, Епископа Виталия, Епископа Антония. Все эти отзывы свидетельствуют о признании писавшими их Преосвященными несомненной святости о. Иоанна Кронштадтского. Но в отзывах Преосвященных: Архиепископа Тихона, Иоанна и Александра, и Епископов Леонтия Нафанаила и Леонтия, указывается на необходимость совершить прославление ооанна Кронштадтского совместно с Церквами, возглавляемыми Митрополитами Владимиром и Леонтием. В отзывах же Преосвященных Архиепископов Иеронима, Феодора и Григория и Епископов Афанасия и Виталия заявляется, что чаемое прославление о. Иоанна Кронштадтского есть дело Всероссийской церковной власти.

    При чтении отзывов Преосвященные Архиепископ Тихон и Иоанн /от лица всех Западно-Европейских Преосвященных, на основании постановления совещания в Висбадене, т.е. Архиепископа Александра, Епископов Нафанаила и Леонтия/ и Епископ Чилийский Леонтий, заявили, что они теперь отказываются от своих оговорок и полагают необходимым совершение прославления теперь же на настоящем Соборе.

    Архиепископ Иоанн добавляет, что в числе отзывов нет отзыва Архиепископа Филофея, но последний заявил на Совещании Епископов в Висбадене о своем мнении, что прославление совершить надо, добавив, что, если не прославят о. Иоанна, не возможно никого почитать святым.

    Епископ Аверкий, не дававший письменного отзыва, просит разрешения сделать его устно. Прославление о. Иоанна необходимо. Оно поднимет дух верующих. Формально правовые соображения относительно невозможности сделать это и опасение мнения внешних не должно нас удерживать. Мы входим в период исповедничества. Возможно, что на нас будут гонения по другим поводам. По существу никто ничего не может сказать против прославления. Ссылаются на необходимость согласия других ветвей Русской Церкви. Но какие это ветви? Церковь в России не свободна и может быть никогда не сможем услышать ея голоса по этому вопросу. Заподно-Европейский Экзархат уже не является частью Русской Церкви. Они при этом отрицают самый принцип национальной Церкви. Американская Митрополия Митрополита Леонтия тоже отрицается Русской Церкви, не считая себя частью ея. Поэтому считаться с ними в этом деле не следует. Мы рассматриваем Церковь в России, как находящуюся под пятой безбожников. Но эти части тоже находятся под пятой и может быть еще худшей. Коммунизм-детище массонства. Обе эти части откололись от нас под влиянием массонства. В Париже управляет не Митрополит Владимир, а профессора богословского Института. Считаться с организациями, находящимися под таким влиянием, невозможно. Между тем, наша паства ждет прославления. В Ютике строят храм, посвященный о. Иоанну Кронштадтскому. Отказ от прославления о. Иоанна, вызовет упадок духа.

    Епископ Серафим выражает сожаление, что он своевременно не представил своего письменного отзыва. Он считает необходимым теперь же совершить прославление о. Иоанна. На нас лежит долг это сделать. Если мы не совершим его – мы не Церковь.

    Архиепископ Иоанн не хочет касаться всего, сказанного Епископом Аверкием. Там много верного, а многое основано и на неправильных данных. В прошлом году, им, Архиепископом Иоанном, было сделано обращение к Митрополиту Владимиру с вопросом о его мнении и о том, как бы он отнесся к прославлению о. Иоанна. Он ответил, что глубоко чтит о. Иоанна и не сомневается в его святости, но думает, что решение может быть вынесено только Всероссийской властью.

    Председатель вновь хочет обратить внимание на то, что обсуждаемый вопрос чрезвычайно ответственен. Поэтому приступать к нему надо избегая всякой страстности, с терпением к друг другу. К сожалению, надо заметить, что сам Епископ Николай за последнее время изменил свое доброжелательное отношение к нам.

    Архиепископ Иоанн приступая к чтению своего доклада, как председателя комиссии по подготовке материала по вопросу о прославлении о. Иоанна Кронштадтского предупреждал, что он должен был коснуться всех связанных с этим сторон. Хотя Председатель указал на то, что никто не сомневается в святости о. Иоанна и что нужно останавливаться на вопросе о своевременности его прославления теперь же, доклад должен был охватить и самое его житие. Вместе с тем, Преосвященный Иоанн просит прощения, что в заранее заготовленном докладе употребляет термин «канонизация», на неправильности которого указывал Владыка Митрополит. Далее, Архиепископ Иоанн читает свой доклад. /приложение №4/.

    Митрополит Анастасий спрашивает Архиепископа Иоанна, остается ли он при своем мнении о необходимости совершать прославление совместно с другими ветвями Русской Церкви.

    Архиепископ Иоанн отвечает, что это было только пожелание, но не условие. Теперь он полагает, что Митрополитов Владимира и Леонтия надо было бы только оповестить, не ставя однако это дело в зависимости от их ответов.

    Епископ Аверкий, в связи с говорившимся при открытии Собора Председателем, о сроках прославления святых после их кончины, читает справку о датах смерти и прославления разных русских святых, из которой видно, что таковое совершалось через самые разнообразные сроки, иногда через 14, 8 лет и даже менее того.

    Архиепископ Иоасаф считает, что надо  исповедывать открыто общее чувство, что о. Иоанн святой. Все исторические справки нам даны. Как-то неловко становится служить панихиду по таком праведнике, когда все мы постоянно обращаемся к нему с молитвой.

    Архиепископ Феодосий вполне согласен с Архиепископом Иоасафом. Наш долг удовлетворить благочестивое желание паствы. Мы должны объявить свое суждение независимо от мнения внешних. Это наша вера и верующие пойдут за нами. Прославление укрепит нашу Церковь.

    Епископ Леонтий соглашается с Архиепископом Феодосием. Позднее других Преосвященных выехав из России, он считает долгом засвидетельствовать о том, как распространено почитание о. Иоанна на нашей Родине. Во многих домах на ряду с иконами стоят его изображения. Многие, проходя мимо его усыпальницы на Карповке, стараются незаметно прикоснуться к окошечку. Обращение к о. Иоанну с молитвой очень распространено в России.

    Архиепископ Виталий разъясняет, что в своем отзыве он сказал, что осуществление, прославления желательно, если нам под силу. Теперь выслушаны все мнения и мы ознакомлены с историческими справками. Намечается путь, который удовлетворит наше внутреннее желание. Что нас удерживало: Имеем ли мы право? Исторические справки указывают, что причисление к лику святых мог совершить даже один епископ. За остальными частями Церкви не будем гнаться, ибо пред Богом мы ответим за свои действия, а не за отношение к нам тех или иных организациях. Что скажут другие, этого мы не должны бояться, а должны быть выше этого и должны быть готовы претерпеть издевательства и поношения также как их терпел о. Иоанн при своей жизни. Мы теперь наблюдаем с каким усердием католики распространяют литературу о так называемом Фатимском чуде. Если ложными событиями пользуются с таким усердием, то почему мы должны удерживаться от утверждения истинных чудес. Мы должны быть выше отрицателей и не должны их бояться. Также мы не должны бояться Американской Митрополии. Митрополит Леонтий может иметь одно суждение по этому делу, а многие там сохранили веру. Когда было трудно Митрополиту Феофилу, то его товарищ по семинарии, прот. Кукулевский написал статью, в которой восклицая «не бойся Федя» рассказывал, как он м. Феофил, будучи в семинарии тяжело заболел и хотел даже покинуть семинарию, а в это время город Киев посетил о. Иоанн и исцелил его. Наше исповедание святости о. Иоанна, будет одним из серьезных средств для того, чтобы отделить пшеницу от плевел и в самой Митрополии. Поэтому, если раньше Архиепископ Виталий ставил вопрос в своем отзыве, можем ли мы прославить о. Иоанна, то теперь он категорически утверждает, что архиерейский Собор должен прославить о. Иоанна.

    Епископ Серафим говорит о том, что Церковь не есть просто организация, а мистическое тело Христово, это небесно-земной организм и что Зарубежная Церковь, хотя и является частью Русской Церкви, но Церковь по своей природе не делима, она является организмом «суи генерис». Подобно тому как на дискосе при совершении проскомидии предстоит вся Церковь, так и наша Зарубежная Церковь должна иметь вся полноту церковной жизни. Мы часть Русской Церкви, но может быть мы и вся Церковь, ибо Церковь Патриарха Алексия мы не можем признавать Церковью свободной и может быть вообще Церковью. О катакомбной Церкви нам ничего точно не известно. Без гордости можно, сказать» что мы являемся ответственными представителями Русской Церкви. Западно-Европейский Экзархат отказался от нея и ушел. Американская Церковь не может и не хочет быть представительницей Русской Церкви. Мы не только маленькая часть Зарубежия, а представителя всей Русской Церкви. Мы не только можем, но и обязаны вынести свое положительное решение по делу прославления. Его действительно жаждет весь народ и в России существует почитание о. Иоанна. На Соборе мы должны быть откровенны. Мы не знаем, сможем ли мы собрать такой Собор под представительством Митрополита Анастасия, который связывает нам с матерью Церковью, как единственный иерарх, посвященный в России, член патриаршего Собора и Синода и кандидат в патриархи. Он имеет наибольший авторитет. Если отложить решение теперь, то, не известно, скоро ли соберется столь же многолюдный и авторитетный Собор. Если мы упустим это время, то не прогневался бы на нас Господь. В общественном сознании вопрос этот предрешен. Когда совершалось мироварение тоже были колебания, вправе ли мы его совершить. Но мы его совершили и никаких возражений не последовало. Дерзание для молитвы св. праведного Иоанна Кронштадтского не может не найти отклика в душах народа. Люди хотят ему молиться, а мы даем им служить только панихиды.

    Архиепископ Виталий обращается лично к Владыке Председателю и говорит, что он одних с ним лет и давно готовится дать Богу отчет в порученном ему и подготовляет к времени своей кончины монастырь, семинарию и проч. Но будет ужасно, если Господь призовет Владыку Митрополита ранее чем совершится прославление о. Иоанна.

    Архиепископ Феодосий полагает, что при решении вопроса о прославлении о. Иоанна, надо отрешиться от мысли о внешних. Надо решать его по голосу своей совести, независимо от них.

    Епископ Антоний напоминает, что на прошлом Соборе выражалось опасение, что может произойти прославление о. Иоанна Московской Патриархией. Было бы трудное положение, если бы она его прославила, а мы нет. Далее он упоминает, что ему попалось издание сочинений Пушкина, в котором содержатся данные о прославлении святых в разных областях России, совпадающие с данными уже справками. Владыка Митрополит выражал пожелания, чтобы вопрос о прославлении о. Иоанна разбирался бесстрастно. Когда он, Епископ Антоний уезжал из Лос Анжелоса на Собор, собралось много народа его проводить и многие выражали пожелание, чтобы совершилось прославление. Все говорили с глубоким внутренним спокойствием, как они ждут и жаждут прославления. Такое спокойствие существует в нашей пастве и это хорошо. Но если прославление не состоится, то будет большой упадок настроения лучшей части нашей паствы. Когда совершали первую хиротонию за границей, то многие говорили, как это возможно делать не в России, а потом увидели, что жизнь Церкви идет и никто не смущался последующими хиротониями.

    Епископ Виталий свидетельствует о своем глубоком почитании о. Иоанна, от которого не раз получал помощь. Он называет о. Иоанна скоропослушным. Он высказал свое письменное суждение, а теперь, слушая суждение других прислушивается к своему сердцу. Он начинает склоняться к мнению защищающих прославление, но чувствует, что ему еще чего-то не хватает. Церковь живет богатой жизнью. Она в каждый век имеет свои потребности. В Соборе читались справки о том, что была разная практика в прославлении. Однако, уяснению дела ему больше всего помог Епископ Аверкий, когда он говорил об апокалиптичности нашего времени. Но хотелось бы выслушать еще доводы, чтобы стать вполне уверенным.

    Архиепископ Иоанн спрашивает Преосвященного Виталия чего ему не хватает: веры в святость о. Иоанна или своевременности его прославления.

    Епископ Виталий отвечает, что этот вопрос нельзя оставить. Он верит в святость о. Иоанна и получил от него много чудесной помощи.

    Архиепископ Виталий вспоминает одного очень уважаемого профессора в Киеве, Акима Олесницкаго, который говорил своим ученикам о палестинских обычаях и каков долг доброго пастыря. « Вы скоро будете пастырями, говорил он, умоляю Вас идите впереди своего стада, а не идите за ним, как Гадаринский бесноватый». Если паства идет впереди нас, то мы не пастыри.

    Епископ Никон говорит, что все ясно отдают себе отчет, насколько ответственен обсуждаемый вопрос и что ответственность за него будет лежать главным образом на Первосвятителе. Он вполне понимает, что Первосвятитель так осторожен и является как бы тормозом. Однако если бы была хоть какая-нибудь надежда, что Россия будет восстановлена, то можно было бы выждать. Но у нас твердой уверенности нет. Россия может быть восстановлена только чудом, ибо в мире нет сил, которые бы этого желали. Мы должны исходить из того, что Россия не будет восстановлена. И тогда ясно, что кроме нас нет другой части Русской Церкви, которая бы так полно ее представляла. И тогда по человечески надо считать, что о. Иоанн никогда прославлен не будет. Касаясь соображения о желательности совершить прославление вместе с другими частями Русской Церкви Преосвященный Никон говорит, что для имеющих непосредственное отношение к делу ясно что при данной обстановке это не возможно. Но наша Церковь так высоко поднимется в своем авторитете в случае прославления о. Иоанна, что и другие последуют за ней в этом вопросе. Прославление о. Иоанна увеличит наши духовные силы и даст надежду на отделение здесь пшеницы от плевел. Допустим, что Россия будет восстановлена. Но это еще не значит, что будет в ней власть, которая разрешит прославление. Император Александр II  якобы сказал, что прославление святого Тихона Задонского будет последним. При Александре III, не было ни одного прославления. То, что преподобный Серафим был прославлен только через 70 лет после своей кончины, было обусловлено тем, что надо было, чтобы это дело стало близким самому Императору Николаю II. Патриарх Ермоген не был прославлен так долго, потому, что он был патриарх и боялись, что его прославление возбудит вопрос о патриаршестве. Здесь для американцев наше решение о прославлении о. Иоанна будет совершенно безразлично. А американское общественное мнение может быть поймет наш акт. По поводу того, что сказал Владыка Серафим, надо заметить, что какое бы решение мы не вынесли, мы конечно останемся Церковью, но мы пойдем к упадку. Мы держимся на авторитете старших иерархов. Если они пойдут от нас, наше положение будет очень затруднительно. Мы питаем глубокое уважение к Владыке Митрополиту, но в большинстве считаем, что жизнь и обстоятельства требуют прославления о. Иоанна.

    Архиепископ Григорий полагает, что нет надобности много говорить о необходимости прославления праведного о. Иоанна. Это всем понятно. Когда он писал свой отзыв, то имел в виду ответственность Первоиерарха перед всем миром и хотел предупредить о возможных недоразумениях  для церковной юрисдикции, которая ему дорога. Имея переписку с Преосвященным Серафимом он писал ему, присоединится к тому решению, которое вынесет Владыка Первоиерарх. Последнему выслушав все суждения, остается сотворить молитву и объявить свое решение.

    Архиепископ Феодосий высказывает убеждение, что если верим в святость о. Иоанна, то должны верить, что он освободит нас своим заступлением от всех кажущихся трудностей, связанных с его прославлением.

    Архиепископ Тихон считает несомненным, что все архипастыри, пастыри и паства, на основании личного опыта согласны с тем, что о. Иоанн великий праведник и ждут немедленного прославления его, а потому нашему Собору необходимо объявить о признании его святым и 25 октября, в день его рождения, совершить ему торжественное молебствие.

    Архиепископ Пантелеймон говорит, что мы Соборная Церковь, собрались на Собор этой Церкви как Епископы и постановляем соборно. Мы не можем возлагать всю ответственность на одного Первосвятителя, а все высказываемся, что о. Иоанна надо прославить.

    Епископ Аверкий добавляет, что если из рядов других юрисдикций будут нападки на нас в связи с прославлением о. Иоанна, то это нам пойдет скорее на пользу, чем во вред, ибо многих побудит отвратиться от своих руководителей.

    Архиепископ Иоанн свидетельствует, что даже паства Митрополита Владимира ждет прославления о. Иоанна, не говоря уже о нашей пастве. Везде пишутся уже иконы его. Отказ от прославления был бы большим ударом для благочестивой паствы, которая ждет прославления.

    Архиепископ Феодосий опасается, как бы Господь не послал нам наказания, если мы не совершим прославление Его угодника.

    Епископ Виталий возражает, что нельзя ждать наказания Божия, если иметь доброе намерение. Однако, он признает, что настроение так назрело, что отказ от прославления был бы большим ударом.

    Митрополит Анастасий в связи с говорившимся о том, что ответственность падет прежде всего на него, говорит, что совесть его, еще не подсказала ему окончательного решения и просит отложить его суждение до завтра.

    Собор соглашается, признает, что всем надо усердно молиться и решает после ужина отслужить полную панихиду по о. Иоанне с каноном.

    Заседание закрывается пением молитвы «Достойно Есть».

    Подлинное за надлежащим подписанием.

 

    С подлинным верно.

                                                               Правитель Дел Синодальной Канцелярии.