ПРОТОКОЛ №1

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ.

 

I. 8/21 октября 1962 года после Божественной Литургии в Синодальном Соборе в Нью-Йорке был совершен молебен Первоиерархом Высокопреосвященнейшим Митрополитом АНАСТАСИЕМ в сослужении Преосвященных: 1. Архиепископа Брюссельского и Западно-Европейского Иоанна, 2. Архиепископа Берлинского и Германского Александра, 3. Архиепископа Филофея, 4. Архиепископа Сантъягского и Чилийско-Перуанского Леонтия, 5. Архиепископа Чикагского и Детройтского Серафима, 6. Архиепископа Монтреальского и Канадского Виталия, 7. Архиепископа Лос-Анджелесского Антония, 8. Епископа Женевского и Швейцарского Антония, 9. Епископа Эдмонтонского Саввы и 10. Епископа Магопакского Нектария.

Перед молебном Митрополит Анастасий сказал проповедь о 7-ом Вселенском Соборе и о церковном значении предстоящего Архиерейского Собора и его задачах. Синодальный собор был переполнен молящимися, среди которых было значительное число различных делегаций, прибывших из Калифорнии и из других городов Соединенных Штатов. В числе сослужащего духовенства был настоятель Св. Владимирской церкви в г. Йоханнесбурге (Южная Африка) архимандрит Алексий.

II. В 4 часа дня в Синодальном соборе состоялось торжественное открытие Архиерейского Собора в присутствии многочисленного русского духовенства и мирян, переполнивших обширный соборный храм.

На Собор прибыли следующие Преосвященные: Председатель Митрополит Анастасий, Восточно-Американский и Нью-Йоркский, Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, Архиепископы – Тихон, Западно-Американский и Сан-Францисский; Иоанн, Брюссельский и Западно-Европейский; Александр, Берлинский и Германский; Афанасий, Буэнос-Айресский и Аргентинский; Филофей, Северо-Германский; Савва, Сиднейский и Австралийско-Ново-Зеландский; Леонтий, Сантъягский и Чилийско-Перуанский; Серафим, Чикагский и Детройтский; Никон, Вашингтонско-Флоридский; Виталий Монтреальский и Канадский; Антоний, Лос-Анжелесский, управляющий Западно-Американской епархией; Аверкий, Сиракузско-Троицкий; Епископы – Серафим, Каракас­ский и Венесуэльский; Антоний, Женевский и Швейцарский; Савва, Эдмонтонский и Нектарий, Магопакский.

После входа иерархов и молитвы Митрополит Анастасий объявил Архиерейский Собор открытым и произнес речь, в которой отметил главнейшие особенности современной жизни, требующие соборных рассмотрений, обсуждений и решений - общий упадок церковного благочестия, усиление открытых гонений на веру в советской России и церковные нестроения в различных пунктах церковной жизни, из которых наиболее значительными являются возникшие в церковной жизни в г. Сан-Франциско. После своей речи дальнейшее ведение Собрания Митрополит Анастасий передал председателю Предсоборной Комиссии Архиепископу Никону.

Первое слово было предоставлено протоиерею о. И.Легкому, который прочел обстоятельный доклад «0 догмате Церкви в современных условиях», составленный отсутствовавшим по своей болезни протопресвитером о. М. Помазанским, в котором изложено существо учения о Церкви, как единой и истинной, в полноте своей истины пребывающей от ее основания и до конца мира, об искажении этого учения в различных современных течениях и о Русской Зарубежной Церкви, как неповрежденно хранящей истинное учение о Церкви. Содержательный и прекрасно изложенный доклад был выслушан с глубоким вниманием.

Затем были выслушаны приветствия - протопресвитера о. Г. Граббе - от молящихся в Синодальном соборе и от жертвователей на расходы по созыву Собора, Князя С.С.Белосельского, от русской эмиграции в С.Ш.А., Кубанского Войскового Атамана - от Кубанского Войска, ген. Хоржевского от Начальника Русского Общевоинского Союза и его чинов, архимандрита Алексия - от прихода в Йоханнесбурге, В. Маграма от учеников Св.Сергиевской Гимназии, протоиерея о. И.Легкого от 1-го Благочиннического округа и от Архангело-Михайловского собора в г. Патерсоне, Б.Н.Борзова от Церковно-Приходского Совета Скорбященского собора в г. Сан-Франциско, К.М.Эггер от Церковного Сестричества того же собора, Ф.Я.Курганова от Св.Владимирского Кружка русской молодежи при том же соборе, Андро-де-Ланжерон от Св.Владимирского Кружка молодежи в Сан-Франциско, К.Н.Николаева от Объединения русских юристов б. Дипи в Америке, полк. Хошева от русских военных и общественных организаций в г.Сан-Франциско, К.П.Барского, Г.А Скарятина от Фонда Архиепископа Иоанна, К.В.Мезерницкого от Скорбященского прихода и русских общественных организаций в г.Кливленде, Е.А.Храпова, как б.церковного старосты Скорбященского собора и В.С.Лукьянова.

Были оглашены также письменные приветствия - от Исполнительного Бюро Общероссийского Монархического Фронта, от Высшего Монархического Совета, от Корпуса Императорских Армии и Флота, от Совета Российского Зарубежного Воинства в Америке, от Донского Войскового атамана, от Общества офицеров Российского Императорского Флота, от Союза участников 1-го Кубанского похода, от Союза чинов Русского Корпуса, от Объединения чинов Императорской гвардии, от Общекадетского Объединения, от Синодального Подворья в Бурлингейме, от Св. Николаевского прихода в г.Флинте и от Французской Православной Церкви.

После выслушания приветствий от имени Архиерейского Собора была выражена благодарность всем приветствовавшим Архиерейский Собор и участникам собрания, которое около 7 часов вечера было закрыто с молитвой.

III. 9/22 октября 1962 г. собрались все перечисленные при открытии Собора Преосвященные под председательством Высокопреосвященнейшего Митрополита Анастасия, Председателя Архиерейского Синода.

ІУ. Председатель объявляет деловые заседания Собора открытыми.

У. По предложению Председателя избираются Товарищами Председателя Архиепископ Тихон и Архиепископ Иоанн.

УІ. По предложению Председателя Секретарем Собора избирается Архиепископ Никон, а помощником его Епископ Антоний. Обязанности помощника Секретарей возлагаются на протопресвитера Георг. Граббе.

УІІ. Архиепископ Иоанн поднимает вопрос о том, что избрание и поставление Епископа Нектария, совершенное Архиерейским Синодом без опроса всех Преосвященных членов Собора, требует утверждения со стороны Собора ранее, чем он примет участие в его деяниях. Он подчеркивает, что Преосвященный Нектарий всеми признается в полной мере достойным Епископского звания, но энергично выражает свой протест против архиерейских хиротоний без предварительного письменного во внесоборное время опроса всех Преосвященных членов Собора и требует признания действий Архиерейского Синода в этом вопросе незаконными и поставления сего Архиерейскому Синоду на вид. После обмена мнениями Собор Епископов определяет:

1.Хиротонию Епископа Нектария, совершенную по избранию Архиерейского Синода с присвоением ему титула Епископа Магопакского, утвердить.

2.Указать Архиерейскому Синоду, чтобы он впредь строго придерживался порядка избрания и назначения новых епископов, изложенного в Положении об Управлении Русской Православной Церкви Заграницей.

УІІІ. Епископ Нектарий вводится в зал заседания и Собор поет ему "аксиос". Председатель Собора просит Епископа Нектария принять это пение как выражение со стороны Собора утверждения поставления его во епископа.

IX. Архиепископ Никон предлагает избрать Епископа Нектария вторым помощником Секретаря Собора. Предложѳние принимается.

X. Архиепископ Тихон делает заявление, что Архиерейский Синод нарушил свои права, дав сан архиепископа своим членам и давая крест на клобук. Надо постановить, чтобы впредь не давались высшие награды без опроса Преосвященных. Если могла быть нужда в срочном поставлении Епископа Нектария, то не могло быть такой нужды в наградах. Сама награда после опроса была бы солиднее.

Архиепископ Иоанн соглашается с Архиепископом Тихоном. В том же смысле высказываются и другие члены Собора.

Епископ Савва указывает на то, что в Положении есть статья, предусматривающая возможность награждения епископов Архиерейским Синодом в межсоборное время.

ХI. По предложению Председателя принимается приветственная телеграмма Президенту Соединенных Штатов.

XII. Председатель сообщает, что по примеру прошлых лет он по поводу Собора пошлет приветствие Вел. Князю Владимиру Кирилловичу, и кроме того выразит Ему при этом сочувствие по поводу постигшей Его и Его Супругу автомобильной катастрофы.

XIII. Председатель предлагает утвердить Повестку Собора, выработанную Архиерейским Синодом:

1. Доклад Председателя Синода о жизни Зарубежной Церкви за межсоборный период.

2. Доклады Преосвященных о их епархиях.

3. 0 Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

4. Внутренняя миссия. Доклад Архиепископа Аверкия.

5. Внешняя миссия. Доклад Архиепископа Виталия.

6.0 патриотической миссии Церкви в настоящее время. Доклад поручен протоиерею о.Иоанну Легкому.

7.0 положении церковных дел в Сан-Франциско.

8.Дело по запросу Греческой Церкви в связи с хиротонией старостильных епископов.

9. Церковно-школьное дело. Доклад Учебно-Просветительного Совета.

10. Внешкольное воспитание молодежи. Доклад Архиепископа Серафима.

11. Церковь православных французов. Доклад Архиепископа Иоанна.

12. Московская Патриархия и ее современное положение. Доклад Архиепископа Никона.

13. Родосская конференция, Экуменическое движение и Ватиканский Собор. Доклады Епископа Женевского Антония и протоиерея Георгия Романова.

14.Духовное состояние мира. Доклад Архимандрита Константина.

15.Столетие со дня рождения Блаженнейшего Митрополита Антония.

16.Тысячелетие Св.Афона. Доклад Архиепископа Аверкия.

17. Доклад Финансово-бюджетной комиссии.

18.Доклад о Благотворительном Фонде имени о. Иоанна Кронштадтского.

19.О неодинаковом отношении Зарубежной Церкви к Московской Патриархии и другим Церквам.

20.О второбрачии клириков.

21.О вступлении клириков в гражданский брак.

Начиная с восемнадцатого пункта и до конца повестка дополнена по предложениям членов Собора.

ХІУ. Имели суждение о составлении комиссий.

Постановили: образовать следующие комиссии:

1. По Делу Сан-Франциско:

Председатель - Архиепископ Савва, члены: Архиепископ Афанасий, Архиепископ Никон, Архиепископ Виталий, Епископ Серафим, Епископ Савва.

2. О внутренней Миссии:

Председатель Архиепископ Аверкий, члены: Епископ Савва и Епископ Нектарий.

3. О внешней церковной миссии:

Председатель Архиепископ Серафим, члены: Архиепископ Афанасий, Архиепископ Леонтий, Архиепископ Виталий, Епископ Антоний.

4. Просветительная и школьная комиссия:

Председатель Архиепископ Серафим, члены: Архиепископ Никон, Архиепископ Виталий, Архиепископ Антоний, Архиепископ Аверкий, Епископ Нектарий.

5. По посланиям и редакционная:

Председатель Архиепископ Иоанн, члены: Архиепископ Никон, Архиепископ Аверкий, Епископ Антоний.

6. По вопросам богослужебным и церковного пения: Председатель Архиепископ Филофей, члены: Архиепископ Леонтий, Архиепископ Антоний.

7. Финансово-бюджетная комиссия:

Председатель Архиепископ Александр, члены: Архиепископ Филофей и Архиепископ Савва.

8. По рассмотрению ходатайств:

Председатель Архиепископ Александр, члены: Архиепископ Савва, Архиепископ Никон и Епископ Нектарий.

9. Богословская комиссия:

Председатель Архиепископ Иоанн, члены: Архиепископ Леонтий, Архиепископ Никон, Архиепископ Аверкий.

ХУ. Оглашается доклад Председателя Архиерейского Синода о жизни Зарубежной Церкви за межсоборный период 1959-1962 года. (Приложение № I.)

ХУІ. Архиепископ Никон дополняет доклад Председателя Синода сообщением о внутренней жизни Архиерейского Синода. Заседания происходят регулярно ежемесячно. Исключением явилось время отсутствия Председателя Синода, в этом году пребывавшего в Калифорнии. Председатель вносит на обсуждение Синода вопросы, включая и самые малые. Архиепископ Никон, как Секретарь, старается рассылать оповещения Преосвященным о заседаниях Синода.

Постановили: С благодарностью Первоиерарху доклад его принять к сведению.

ХУІІ. Архиепископ Леонтий предлагает дополнить повестку рассмотрением отношения Зарубежной Церкви к вопросу: "О догмате искупления" в понимании Митрополита Антония. После обмена мнениями П остановили: поручить Богословской Комиссии ознакомиться с бывшими по этому вопросу суждениями при жизни Митрополита Антония в Архиерейском Синоде и Соборе и доложить Архиерейскому Собору.

ХУ ХУІІІ. Председатель поднимает вопрос о том, что из Калифорнии прибыло к Собору много делегатов. Едва ли нормально, чтобы они ходили по кельям Преосвященных. Надо, чтобы они оставались внизу и там беседовали с ними.

Архиепископ Иоанн полагает, что трудно не принимать желающих.

Архиепископ Серафим соглашается с Председателем. Приезд делегатов - попытка влиять на Собор. Они стоят толпой, едва можно пройти. Суд обычно ограждают от посторонних влияний. Надо ограждать и Преосвященных.

Председатель полагает, что прибывшие делегации слишком многочисленны.

Архиепископ Иоанн замечает, что к Преосвященным приходят не только делегаты, но и другие лица.

Архиепископ Никон находит, что все зависит от самих Архиереев, которые могут не вступать с приезжими в долгие разговоры.

Архиепископ Савва заявляет, что приехали живые люди и их нельзя не выслушать. Надо дать им возможность высказаться в комиссии.

Архиепископ Антоний соглашается с Архиепископом Саввой и говорит, что адвокат указывал на желательность выслушать и членов б. Приходского Совета, но не в пленарном заседании, а в Комиссии. Он полагает, что в пленуме можно было бы их выслушать только после полного отказа от гражданского суда.

Епископ Савва опасается, что это было бы несправедливо, потому что Митрополит Анастасий обещал, что Собор их выслушает.

Архиепископ Антоний возражает, что делегаты знают о невозможности им предстать перед Собором до полного отказа от гражданского суда. Об этом их письменно предупредил Председатель Синода. Вчера получено письмо от адвоката Рябова, который опять повторяет, что его клиенты не признают утвержденных церковной властью постановлений Общего Собрания 10 июня и вновь повторяет, что епископ не имеет права вмешиваться в финансовые и в административные дела прихода.

Епископ Савва находит это логичным. Если Собор будет разбирать жалобу, то значит, он не считает собрание утвержденным.

В 3 часа 15 минут Председатель объявляет перерыв до 5.30 ч. вечера.

XIX. По возобновлении собрания Епископ Савва просит дополнить повестку вопросами пастырской практики, как-то о причащении людей, сожительствующих без православного бракосочетания, и о допустимости общей исповеди.

Постановили: предложенные вопросы могут быть обсуждены в 6-ой Комиссии.

XX. Архиепископ Никон читает доклад о Восточно-Американской епархии. (Приложение №2).

XXI. Архиепископ Аверкий читает свой доклад о Свято-Троицком монастыре и Семинарии. (Приложение №3).

Председатель находит доклад Архиепископа Аверкия очень утешительным и интересным. Обсуждение его Председатель предлагает отложить на следующий день.

 

Заседание закрывается в 8.45 ч.вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

Ч Л Е Н Ы:

СЕКРЕТАРИ:

ПОМОЩНИКИ СЕКРЕТАРЕЙ:


ПРОТОКОЛ №2

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

10/23 октября 1962 года

 

Присутствуют все Преосвященные, перечисленные в Протоколе № 1.

 

I. Оглашается и утверждается с поправками Протокол № 1.

II. Архиепископ Никон просит разрешения дополнить свой доклад сообщением о том, что в г. Нью-Йорке идет построение Свято-Отеческого храма, который до сих пор помещался в подвальном помещении. Приход очень дешево купил участок, на котором и приступил к постройке храма. Постройка его была затруднена от недостатка средств и невозможности получить заем в банке. На днях на общем Собрании дело по сбору средств получило очень хороший отклик. Там же на месте собрали пожертвований и займов - 7300 долларов. Для продолжения сборов в строительный фонд образован Комитет и появилось воодушевление, которое поможет закончить построение храма к Рождеству Христову.

ІII. Епископ Нектарий предлагает снять с повестки вопрос о второбрачии духовенства, ибо вопрос этот давно решен канонами и обсуждать нечего. Если есть у кого-нибудь частный вопрос в этой области, то его легко решить на основании канонов.

Все соглашаются с Епископом Нектарием и постановляют: вопрос о второбрачии духовенства заменить в повестке вопросом вообще о канонических препятствиях к рукоположению.

ІУ. Председатель сообщает, что известный американский богослов каноник Вест согласился прочитать доклад о Православии 2-го ноября вечером.

У. Председатель предлагает приступить к прениям по докладу Архиепископа Никона.

Архиепископ Серафим спрашивает о бюджетах Восточно-Американской епархии и Св.Троицкого монастыря.

Архиепископ Никон объясняет, что бюджет епархии очень скромный. Из Епархиального Управления выделена вся часть представительства и перешла к Синоду. Бюджет составляет 14.000 в год и приход составляется из отчислений от свечных доходов и др., бракоразводных пошлин, которые теперь 100 долл. В бюджет входит и минимальное пособие преподавателям Семинарии и пособие Архиепископу Аверкию.

Архиепископ Тихон находит, что бракоразводная пошлина в 100 долларов очень высока. О размере ее надо было бы иметь указания Синода.

Председатель отмечает, что Архиепископ Никон работает с большой энергией и можно только удивляться, как он находит для всего время. Прежде всего он заканчивает начатое Архиепископом Виталием построение храма Памятника, который уже покрыт кровлей и почти закончен. Он создал и другой памятник - Блаженнейшему Митрополиту Антонию, напечатав о нем капитальный труд. За то и другое надо выразить ему благодарность.

Председатель передает слово Архиепископу Аверкию для ответа на вопрос Архиепископа Серафима о бюджете Св.Троицкого монастыря.

Архиепископ Аверкий прежде всего замечает, что материальная сторона в монастыре не может быть на первом месте. Он решительно возражает против этого. Архиепископ Виталий завещал ему никогда не брать ничего для себя из монастырской казны. Поэтому он не получает в монастыре никакого содержания. Все вопросы о расходах решаются в Духовном Соборе и производятся только по его постановлению, когда есть для того действительная необходимость. Отчетность ведется строго особым бухгалтером. Сейчас имеется отчет только за 1960 г., ибо за 1961 г. он не был готов из-за болезни игумена Николая, который должен прислать его на этих днях. Архиепископ Аверкий перечисляет главные статьи дохода, который в общем составляет в год сумму ок.127.672 доллара 96 центов. Расход за то же время 124.118 долларов и 96 центов. У монастыря есть долги. Весь долг составлял 90.000 долларов, из коих половина являлась долгом банковским. Банку теперь все выплачено, остались только частные долги, некоторые безпроцентные, а некоторые с процентами. Точная сумма настоящего долга 49.195 долларов и 53 цента.

Архиепископ Антоний соглашается, что прежде всего следует обращать внимание на духовную сторону, но иногда вокруг материальных вопросов возникают духовные искушения, как это случилось теперь в Сан-Франциско.

Архиепископ Аверкий поясняет, что он главным образом говорил о монастыре. Он не против бюджета, но и в епархии и на приходе лучше претерпеть материальный ущерб, чем духовный.

Архиепископ Серафим признает Св.Троицкий монастырь чрезвычайно важным учреждением в нашей Церкви. Поэтому надо обсудить его состояние с разных сторон. По словам Архиепископа Аверкия, в монастыре из 100 насельников тягота труда ложится на 9 - 10 душ. Что же делают остальные 90 человек.

Архиепископ Аверкий объясняет, что все трудятся и работают в меру своих сил, но одни больше, другие меньше. Он имел в виду главным образом тех, кто несет физический труд.

Архиепископ Серафим переходит к вопросу о типографии. Главный труд монастыря для Зарубежья - это печатное дело. В Св. Троицком монастыре наша главная типография, особенно с приобретением офсетной машины, на которой печатается много полезного. Но когда просили напечатать книгу Архиепископа Илариона, то сказали, что это невозможно. Вообще, когда о напечатании чего-либо просят со стороны, почти всегда получается отказ. Говорят, что не хватает линотипистов, но когда монастырю предложили выписать такового, то он отказался. Но особенно важен вопрос о «Православной Руси». Тираж ее за пятнадцать лет почти не вырос. Журнал держится исключительно на архимандрите Константине. Но нет смены. Если он умрет, журнал должен будет закрыться. Никто не может сразу стать редактором. Надо искать путей, чтобы обеспечить сохранение "Православной Руси". Переходя к Семинарии, Архиепископ Серафим отмечает, что за 14 лет она дала лишь 12 бакалавров священноиноков, которые остались в монастыре, а на стороне - только 4 священника и 4 диакона. Все они в Нью-Йоркской епархии, а другие епархии не получили никого. Оценка священников, выпущенных Семинарией, слишком оптимистическая. Очень важен вопрос о педагогическом составе. Преподаватели в большей мере состоят из священноиноков без достаточной подготовки. Они очень хорошие люди, но не имеют квалификаций для преподавания в высшем учебном заведении. Трудно найти квалифицированных профессоров за 10 долларов в месяц. Мы первый раз знакомимся с бюджетом монастыря и непонятно, почему нельзя выделить несколько тысяч на оплату профессоров. Надо в этом смысле дать указания. Семинарии необходимо иметь свой бюджет.

Архиепископ Аверкий просит слова, чтобы ответить Архиепископу Серафиму по порядку. Он перечисляет изданные монастырем книги авторов, не живущих в монастыре. Для своих печатаются только книги, нужные для преподавания. Если не принят линотипист, то потому, что опасно принимать человека с чуждым духом. В обители все объединены единой идеей. Кроме того, в ней не хватает места. Семинаристы спят на двухэтажных кроватях. Теперь готовятся из них два линотиписта. Студенты приняты из разных епархий и если они туда не возвращаются, то Семинария в этом не виновата; она не отвечает за то, что они делают по окончании курса. Хотелось бы иметь новых опытных преподавателей, но где их найти? Если бы такой нашелся, то ему выхлопотали бы и содержание. Н.Н.Александров говорит, что Семинария сама может признавать степени. Но это нежелательно. Архиепископ Аверкий заявляет, что он решительно против приобретения семинарией прав. Отвлекают студентов от церковного служения выгодные работы. Переходя к бюджету, Архиепископ Аверкий отмечает, что монастырем соблюдается большая бережливость. Он соглашается, что вопрос о журнале очень серьезен. В случае смерти о. Константина будет трудно его заменить. При Архиепископе Виталии его заместителем был указан протопресвитер о. М. Помазанский. Сейчас трудно кого-нибудь подготовить, потому что все переобременены своей работой. У о.Лавра недавно было что-то вроде сердечного припадка.

Архиепископ Виталий полагает, что Св.Троицкий монастырь находится в процессе роста. При таком положении часто бывают пробелы и к этому надо относиться с пониманием. Он сам переживал нечто подобное и потому может сказать со всею любовью о некоторых ошибках. Сам он, когда начал строить скит, то скоро увидел, какой ошибкой является базирование на сельское хозяйство. Овощи стоят гроши, а одна книга оплатит их стоимость за целый год. Хозяйство отвлекает тружеников от более доходных занятий. Архиепископ Виталий далее говорит, что в Св.Троицком монастыре он замечает искушение гордости, присущее его насельникам сознание, что они соль земли. У них поэтому развито критическое отношение к окружающим.

Архиепископ Аверкий признает, что гордость есть сознание важности монастыря и она существует только у нескольких человек. С этим надо бороться. Зато многие другие насельники поражают своим смирением. Огород необходим, потому что очень велика потребность в растительной пище и кроме того качество питательности своих овощей не может питательностью сравниться с рыночными.

Архиепископ Афанасий замечает, что Архиепископ Аверкий ничего не сказал о внутренней жизни монастыря.

Архиепископ Аверкий объясняет, что в монастыре ежедневные уставные службы. Каждый имеет старца - духовника, к которому обращается часто, иногда ежедневно. В этом отношении братия на высоте. Все часто говеют. К этому стараются приучить и семинаристов. При Архиепископе Виталии, до реформы 1956 года, семинаристы были на положении послушников. Теперь они работают на монастырь только два часа в день. Их привлекают к сверхурочному труду только в особых случаях, например, для сбора картофеля.

Председатель говорит, что Собор имеет основание благодарить Архиепископа Аверкия, как возглавителя монастыря и Семинарии. Оба нам дороги и часто утешают нас своими общими успехами. Принципы духа и материи бывают тесно связаны, но иногда ослабляется один и укрепляется другой. Лучшими образцами высоты духовной жизни и успеха в хозяйстве были наши обители по принципу "ищите прежде Царствия Божия и сия вся приложатся вам". И в Св.Троицком монастыре оба начала связаны и дают прекрасные плоды, которые наблюдаем не только мы, но и многие богомольцы. Если же замечаются недостатки, то не надо их отрицать, а надо стремиться к их исправлению, что и делается в монастыре. Надо благодарить Бога за то, что Он это дает. Дело растет. Особенно ценны монастырские издания, отвечающие насущным потребностям. Что касается некоторого несовершенства, то это исправимо. Когда Архиепископ Серафим говорил о некоторых недостатках, то это из желания видеть еще больше, чем сделано уже. Он сам много вложил труда в устройство монастыря и хочет видеть в нем успех. Вся наша жизнь построена так, что достоинство сменяется недостатками и радости - скорбями. Вопрос о материальном положении Семинарии очень серьезен и мы должны отнестись к нему серьезно и поддержать профессоров, чтобы они не унывали. Они дают студентам больше, чем преподаватели в наши дни. Многие предметы читаются на уровне академических лекций. Студенты получают больше, чем можно было ожидать. Мы должны благодарить Бога за то, что имеем больше, чем мы достойны. Вчера говорили о некоторых недочетах Синода. Он - несовершенен. Мы сожалеем, что существуют упущения, но должны радоваться, что иногда нечто возникает помимо нашей воли. В жизни не всегда бывает возможно исполнить все требования закона, но важно, чтобы дело шло вперед. Мы все знаем нашего нового собрата, и кто может сказать, что он недостоин своего звания? Мы имеем теперь нового епископа. Хотелось бы сказать, что бывают моменты, когда несколько человек надо поднять до известного уровня и надо их наградить, чтобы человек не чувствовал, что его обижают. Конечно, мы не можем такие награды вводить в норму, но, слава Богу, что мы имеем тех, кого следует возвеличивать. Что касается монастыря и Семинарии, то члены Собора могли из доклада получить о них некоторое понятие, но надо видеть их собственными очами. Надо благодарить Бога, что мы имеем больше, чем мы заслужили. Например, с открытием Собора, мы не знали, как все пройдет. Было умилительно видеть в алтаре, какой огромный сонм архиереев стоял у Престола и умиленно молился. И это почувствовали и посторонние лица. Господь помимо нас делает Свое дело. Надо благодарить всех, через кого это делается, и в том числе Архиепископа Аверкия, который очень много трудится.

Архиепископ Аверкий добавляет, что он упустил важную подробность, а именно, что пяти профессорам исхлопотана пенсия около 100 долларов в месяц.

Архиепископ Иоанн замечает, что все согласны с достоинством награжденных лиц и все признают их заслуги, а возражения были только против формы.

 

В 2 часа 10 минут объявляется перерыв.

Заседание возобновляется в 6 часов вечера.

 

УІ. Архиепископ Серафим оглашает свой доклад о Детройтской епархии. (Приложение № 4).

Архиепископ Никон сообщает, что он был в епархии Преосвященного Серафима и мог убедиться, что новый собор хорош и что на Епархиальном Собрании было много участников, и работа проходила очень мирно. Чикагская епархия раньше входила в состав Восточно-Американской, там приходилось бывать и наблюдать большие скорби. Поэтому Архиепископ Никон может свидетельствовать о больших успехах.

Архиепископ Виталий спрашивает, окупилось ли уже "Владимирово".

Архиепископ Серафим поясняет, что еще имеется 10.000 долга. По окончании всех продаж участков долга останется на 6.000.

Архиепископ Виталий тоже был в Чикаго и ему было радостно видеть развитие епархии за короткое время.

Председатель выражает благодарность Архиепископу Серафиму за то, что он за короткое время так много сделал. Приятно, что Чикагский приход живет мирно и развивается благодаря энергии Архиепископа Серафима, и образовывается центр для русской православной молодежи.

УІІ. Слово предоставляется Архиепископу Иоанну для доклада о Западно-Европейской епархии. Сделав краткий очерк ее истории, Архиепископ Иоанн докладывает, что в Париже приобретен храм. После выселения из Версаля епархия была в очень тяжелом положении. Были моменты, когда казалось, что помещения не будет. Удалось снять квартиру, а служили в гараже. Много лет искали дом и наконец купили трехэтажное здание в юго-восточной части Парижа. На 1-м этаже церковь, на втором - Архиепископ, настоятель и канцелярия. Есть еще помещения наверху. Здание приобретено с помощью собранных сумм и долга. Для погашения его предполагается здание заложить. Корпус переведен в Д*** Далее Архиепископ Иоанн сделал общее обозрение храмов епархии. Он отметил, что Швейцария, юг Франции и Италия выделены в полусамостоятельное викариатство. Особое значение в епархии имеет Лесненский женский монастырь близ Парижа. Это духовный центр, в который съезжаются люди отовсюду. Очень полезна, но имеет меньшее значение, Благовещенская женская обитель в Лондоне. Большое благотворное влияние на молодежь оказывают летние лагеря Витязей. Витязи в течение целого года занимаются с детьми и продолжают это, когда они вырастают. Это одна из самых близких нам организаций. Хорош также лагерь Орэл на юго-западе Франции. Миссия ведется в Голландии и среди французов. В Гааге дом с церковью и маленькая обитель. Богослужения по новому стилю, но стараются все перенимать у русских. Пользуются богослужебными переводами Мальцева на немецком языке. Чем больше голландцы имеют общения с русскими, тем больше поддаются влиянию русского духа. Они бывают в Лесненском монастыре, усваивают русские напевы и обычаи, многие по старому стилю.

Церковь французов имеет 15 человек духовенства, почти все рукоположены Архиепископом Иоанном. Галликанская Литургия давно переведена и издана Казанской Духовной Академией. Она - типа Восточного. Есть богословский институт. Входят в Церковь большею частью люди интеллигентные. Догматическое учение безусловно православное. Текст Литургии был проверен Литургической Комиссией, которая сверяла разные тексты. Теперь есть и испанская миссия, со времени рукоположения испанца. Один испанец приехал в Париж для обучения в Институте. Распространению Православия в Испании мешает фанатизм католиков, но есть много недовольных католичѳством.

Архиепископ Никон напоминает, что пришло время для прекращения заседания и полагает, что лучше прения отложить на завтра. Предложение принимается и собрание закрывается в 8.35 ч.вечера пением молитвы.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРЬ:

ПОМ. СЕКРЕТАРЯ:


ПРОТОКОЛ №3

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

11/24 октября 1962 года

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные.

 

I. Оглашается и утверждается протокол № 2.

II. Архиепископ Иоанн в дополнение к прежнему докладу сообщает о финансовом положении Западно-Европейской епархии. На 1-ое января текущего года расход за год составлял 567.340 ст. франков и 38 сантимов. На текущем счету было 161.088 фр. Собственные доходы епархии далеко не покрывают бюджета. Храм был приобретен с помощью большого займа, для покрытия которого предполагается взять заем в банке под залог недвижимого имущества.

Архиепископ Никон говорит, что особенно хорошее впечатление производят бюллетени Храма-Памятника в Брюсселе. Равным образом очень хорошие отзывы слышны о двух женских обителях епархии. Теперь часто говорится о неуспешности нашего миссионерства, а Архиепископ Иоанн с успехом ведет миссионерскую работу и среди французов, и среди голландцев. Однако, кроме этой положительной стороны, имеются и тревожные сведения. Например, Владыкой Митрополитом получена просьба о назначении ревизии в Епархиальном Управлении. Жалобщики не указали фактов, но важно знать, в чем дело.

Архиепископ Иоанн объясняет, что жалоба могла быть подписана по различным причинам. Т.Н.Григорович-Барский человек честный и религиозный, но страшно нервный. Он много лет назад снял гараж с целью устроить там клуб для молодежи, но вместо того в нем была устроена церковь и создан приход. Он и его сотрудники отказались от должностей и перешли в оппозицию. Церковь в гараже теперь закрыта. Потапов человек неспокойный. По сообщению председателя Союза Инвалидов его всегда исключали из всех организаций. Он жаловался на то, что летом в здании Корпуса по недоразумению недолго жила какая-то еврейка. В этом он видел кощунство. Он по этому поводу стал всюду рассылать протесты. Когда в Париже устроили приходское торжество, то он протестовал против того, что помещение снято будто бы у масонов. Стрельников обижался на то, что не было приобретено найденное им для церкви помещение. Пока обсуждался вопрос о его покупке, на него был наложен секвестр и покупка не состоялась. Все основано на личных обидах.

Архиепископ Серафим думает, что положение во Франции более серьезно, чем представляет его Архиепископ Иоанн. Григорович-Барский человек совсем не нервный, а вполне уравновешенный. Это видно по тому, что он с таким успехом руководил лагерем молодежи, проявляя полное спокойствие. Никакой нервности у него нет, а вопрос в недовольстве нестроениями в епархии. Заслушана краткая жалоба, но можно ожидать и более подробную. Самое главное, что у Архиепископа Иоанна возник такой конфликт с Епархиальным Советом, что он больше не собирался. Ему была послана жалоба Потапова на отзыв, а он так ничего и не ответил. Он жалуется, что игумен Митрофан требовал у него ложную подписку. Епархиальный Совет іn соrроге вошел в конфликт с епархиальным Архиереем и даже вынес постановление, что Архиепископу Иоанну лучше отойти от дел. Он тогда распустил Епархиальный Совет и подал в Синод доклад о составлении нового Совета по назначению. Синод пошел ему навстречу и разрешил назначение членов Совета, но с тем, чтобы в ближайшее время и не позднее года было созвано Епархиальное Собрание для выборов Совета. Однако, Собрание это не созвано и доныне. Финансовый отчет Архиепископа Иоанна показывает, что он не имеет никакой финансовой базы, кроме Фонда в Калифорнии. Если бы что-нибудь случилось с Архиепископом Иоанном, епархия была бы обречена на гибель, ибо нет никаких средств. Пропускает он и возможность роста епархии. Протоиерей Иоанн Григор писал, что один большой евлогианский приход удалось уговорить перейти к нам, но Архиепископ Иоанн затянул оформление дела и вследствие этого приход передумал. Поэтому сообщение о тревожности положения может быть соответствует истине. Нам надо знать все немощи на местах. Желательно, чтобы высказался Епископ Антоний.

Епископ Антоний говорит о том, что он неодобрительно относится к роспуску Епархиального Совета, который нормально должен был бы быть замененным новым по выборам на Епархиальном Собрании. Члены Совета написали в почтительной форме возражение, на которое так и не получили ответа. Сообщение об увольнении было кратким со ссылкой на два указа Синода, содержание которых так и осталось неизвестным. Епископ Антоний сгоряча написал тогда Архиепископу Иоанну резкое письмо, в чем он каялся и кается. Он полагает, что нет смысла возвращаться к этому старому вопросу, но полагает, что надо выбрать новый Епархиальный Совет.

Архиепископ Иоанн объясняет свой образ действий тем, что он от Совета не видел помощи. Собирать его было невозможно, ибо Епархия в то время не имела помещения. Со стороны прежнего Епархиального Совета созидательной работы не было, а была лишь критика. Совет вынес постановление, чтобы я уехал, а он остался бы в Париже. Этого нельзя было исполнить, а Епископу Антонию были даны широкие полномочия. Что касается финансового положения, то Архиепископ Иоанн, прибыв в 1951 году, нашел пустую кассу и 400.000 фр. долга. Все переходящие суммы были растрачены. Он смог обернуться только благодаря пожертвованию (1000 долларов), посланному по совету протопресвитера Михаила Польского одной богатой американкой, которая исцелилась от рака перед Чудотворной Иконой. Скоро выяснилось, что поступления не могут покрыть расходов. По этой причине ежегодный созыв Епархиального Собрания невозможен. Епархия не может существовать без помощи извне. Ставился вопрос, не надо ли закрыть епархию. В ответ было предложено искать помощи извне. Она существовала эти годы благодаря Благотворительному Фонду в Америке. В свое время производилась ревизия Архиепископом Александром. В настоящее время с момента назначения членов Епархиального Совета не прошло и года. Что же касается легализации, то Архиепископ Иоанн лично был у Префекта и выяснил, что все в порядке. Относительно прихода в Шампани надо сказать, что он был в ведении Экзархата, и мы только временами его обслуживали. Часть прихода решила перейти к нам, но потом это не осуществилось, они объясняли, что они отошли от нас, чтобы избавиться от протоиерея Иоанна Григора. Архиепископ Иоанн не признает за собой в этом деле никакой вины. Обращаясь к Храму-Памятнику в Брюсселе, надо сказать, что там была большая утрата в лице скончавшегося гр. П.Н.Апраксина. Архиепископа Иоанна выбрали Председателем Строительного Комитета. Работа там вполне налаживается.

Архиепископ Виталий поднимает вопрос о том, что Архиепископ Иоанн нарушает единообразие в поминовении на богослужениях, вводя поминовение Российского Царственного Дома и Вел. Князя Владимира Кирилловича. Мы все вероятно монархисты, но с разными оттенками. Наша Церковь является опорой всего Зарубежья. Каждый из нас может думать по- своему, но нельзя, чтобы от нас исходило разделение. Поминовение вносит соблазн и разделение среди прихожан.

Архиепископ Иоанн возражает, что здесь он не поминает Вел. Князя. Он обмолвился, начал было поминать и остановился, вспомнив, что находится в другой обстановке. В храме-Памятнике особое положение и там никто не возражает.

Архиепископ Аверкий выражает недоумение, почему он получает так много писем от Скуратова с жалобами на игумена Митрофана и против нашей Церкви. Он знает его в течение ряда лет, как своего прихожанина и доброго убежденного христианина. Игумена Митрофана обвиняют почему-то в том, что у него советский метод действий.

Архиепископ Иоанн говорит, что не может ответить за Скуратова, но человек он не основательный. Отец Митрофан имеет один большой недостаток: он не может выдерживать нервной перегрузки. Когда она является, он может сказать резкость и наживает врагов. Между тем, он человек усердный, исключительно преданный Церкви.

Архиепископ Антоний делает маленькое замечание фактического порядка. Американка пожертвовала 1000 долларов не по совету о.М.Польского. Она хотела видеть священника и искала такого, который говорит по-английски. Архиепископ Тихон послал Архиепископа Антония, чтобы он посоветовал дать деньги Архиепископу Иоанну.

Архиепископ Серафим спрашивает, было ли постановление Синода о поминовении Великого Князя и Его Супруги.

Протопресвитер Г. Граббе докладывает, что вопрос этот Синодом не обсуждался. Было только частное совещание о титуловании Супруги Вел. Князя и решили, не входя в обсуждение дела по существу как не входящего в компетенцию Церковной Власти, титуловать Ее так, как титулует Ее муж, оставив решение вопроса на будущее время для компетентной власти.

Архиепископ Серафим находит, что Архиепископ Иоанн может у себя в епархии совершать поминовения по своему усмотрению, но надо просить его не делать этого в других епархиях. Еще важнее, что Архиепископ Иоанн вопреки канонам допускает в своей епархии празднование голландцами Пасхи по новой пасхалии. Архиепископ Серафим также находит, что Архиепископ Иоанн не должен был настаивать в Синодальном храме, чтобы прошлое воскресенье не считали Неделей Свв. Отец УІІ Вселенского Собора.

Архиепископ Аверкий исповедует, что чтит идею Царя Помазанника Божия, но вместе с тем считает вредным, чтобы Церковь как либо была связана с монархическими партиями. Надо вести борьбу с богоборцами, но устраняться от политики. Высказывая преклонение перед молитвенным подвигом Архиепископа Иоанна, Архиепископ Аверкий говорит, что он соблазняется и огорчается тем, что им допускается новая пасхалия, ибо Апостольские правила подвергают извержению за нарушение пасхалии.

Архиепископ Леонтий высказывается в том же смысле.

Архиепископ Иоанн поясняет, что по вопросу о пасхалии он будет говорить в связи с обсуждением западных миссий. Относительно службы Свв. Отцам он сказал на клиросе, что праздновать их в этот воскресный день ошибка. Протопресвитер Г. Граббе потом сказал, что и Архиепископ Аверкий признал, что это ошибка.

Архиепископ Аверкий замечает, что он не называл это ошибкой, а только сказал, что это вопрос спорный.

Архиепископ Антоний тоже находит, что это вопрос, требующий выяснения.

Протопресвитер Г. Граббе докладывает, что Архиепископ Иоанн никакого распоряжения не давал. Если была сделана ошибка, то ответственность лежит только на настоятеле. Выслушав мнение Архиепископа Иоанна и то, что Архиепископ Аверкий допускал возможность ошибки, он, протопресвитер Г. Граббе, дал распоряжение на клиросе.

Архиепископ Александр предлагает просить Архиепископа Иоанна не вводить новшеств.

Архиепископ Никон предлагает выразить благодарность Архиепископу Иоанну за его молитвенный подвиг.

III. Епископ Антоний в дополнение к докладу Архиепископа Иоанна делает доклад о Швейцарском викариатстве.(Приложение № 5).

Председатель спрашивает Епископа Антония, не встретится ли затруднений при увольнении архимандрита Симеона.

Епископ Антоний отвечает, что этот вопрос был ему задан Синодом, но он не представил еще доклада. В приходе увольнение архимандрита Симеона будет принято спокойно; он уже давно в стороне от приходских дел. В настоящее время он живет у Орловых. Не приходится ожидать затруднений в этом вопросе, но необходимо найти образованного пастыря, который сначала был бы помощником архимандрита Каллиста, а потом заменил бы его.

Заседание закрывается в 2 часа и 20 минут.

 

Подлинное за надлежащим подписанием.

 

ПРОТОКОЛ№4

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

12/25 октября 1962 года

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные.

I. Оглашается и утверждается протокол №3.

II. Председатель ставит на обсуждение вопрос о Православной Церкви Франции и предлагает выслушать определение Собора 1959 года и Синода.

Протопресвитер Г. Граббе оглашает Соборное определение от 29 октября/11 ноября 1959 года и Синодальные от: 13/26 января, 15/28 марта и 17/30 ноября 1961 года.

Архиепископ Иоанн затем делает доклад о Православной Церкви Франции. Он напоминает, что по преданию начало христианства во Франции относится к I веку, когда в Галлию прибыли Св.Мария Магдалина, Св.Лазарь и Апостол Трофим. Литургии в то время были разные и многие из них не записаны. Церковь в Галлии развивалась самостоятельно. Даже тогда, когда она вместе с Римом отделилась от Востока, она не подчинилась полностью его влиянию. Это кладет особый отпечаток на всю церковную жизнь во Франции. Она в какой-то степени была обособлена от Рима, и было большим событием, когда Глава Правительства появился у Папы впервые по истечении 1000 лет. В числе разных древних Литургий сохранилась и галликанская Литургия, которая была напечатана в известном сборнике Казанской Академии. Один французский священник совершал ее с разрешения Свят. Синода. Один католический священник Винерт захотел принять Православие, после того как побыл некоторое время в протестантстве. Он и его единомышленники обратились к грекам, но те несколько лет не отвечали. Тогда они обратились к Митрополиту Елевферию, который принял Винерта в Православие и представил дело Митрополиту Сергию. Винерт умер до рукоположения, а священником вместо него был поставлен Ковалевский. Во время войны он был в плену у немцев и своим храбрым поведением завоевал общее уважение. После войны в 1953 году Ковалевский и его последователи вышли из юрисдикции Москвы и он перешел к Митрополиту Владимиру. Там французское движение не встретило поддержки и понимания. Тогда о.Е.Ковалевский обратился в Константинополь непосредственно, но и там он не добился ответа. Православные французы чувствовали ненормальность своего положения без своего епископа. Один из их деятелей был на Афоне и там архимандрит Никон Штрандтман дал совет - обратиться к Русской Зарубежной Церкви в лице Архиепископа Иоанна, что и было сделано. Увидев, что французы хотят быть православными, но при этом сохраняя свое лицо, Архиепископ Иоанн представил их дело в Синод и Собор. Они сразу заявили, что желают иметь своего епископа в лице о.Е.Ковалевского. Архиепископ Иоанн принял их и разрешил совершать принятую у них Литургию, основанную на древних текстах. По окончании в этом году комиссией сличения их литургии с подлинными источниками, она была широко разослана. Церковь Французов стала быстро расти, многих привлекая из католичества. О.Евграф Ковалевский очень деятельно устраивает лекции и собеседования. Теперь во Франции имеется уже более 20-ти общин. В некоторых из них постоянные священники. Открылись общины в Бельгии, Голландии и Швейцарии. Архиепископ Иоанн был на их съезде. Там они единогласно тайным голосованием вновь в его присутствии избрали о. Е.Ковалевского кандидатом в епископы. Против его личности были возражения со стороны русских, были и серьезные обвинения, которые он убедительно опровергал. Т.н., он заявил в газетах, что не принадлежит к тайным обществам. Ряд приведенных в Синодальном определении обвинений были опровергнуты при проверке. Были действительно случаи, когда приобщали неправославных, но потом их удалось убедить в неправильности этой практики. Вообще у французов чисто православное догматическое богословие. Ошибки у них бывают, ибо Церковь их еще незрелый плод. Многое еще у них не утвердилось и находится в процессе, но они все больше входят в наше русло. Особенно это заметно с тех пор, как они начали ездить в православные страны. Это на них сильно влияет. Постепенно они многое усваивают. Для полного развития и для того, чтобы иметь свое лицо, им необходим епископ. В отношении пасхалии надо понять, что во всей Франции весь празд­ничный быт протекает по новому стилю и французам очень трудно от этого отделаться. Надо также понять, что православные французы сильно привязаны к Евграфу, несмотря на его недостатки. Он привел их к Православию и они ему преданы. Мы не должны к ним быть слишком строгими.

Епископ Антоний говорит, что Архиепископ Иоанн осветил картину приятными красками. Он коснулся одних обвинений и умолчал о других, напр., о праздновании Пасхи по западной пасхалии. Он дал обещание перейти на нашу пасхалию и в прошлом году праздновал ее вместе с нами, потому что Православная Пасха совпадала с западной. А в этом году Архиепископ Иоанн узнал, что они вернулись к западной пасхалии только на шестой неделе поста.

Архиепископ Леонтий читает свой отзыв против хиротонии протоиерея Евграфа Ковалевского, посланный при опросе всех Преосвященных в 1961 году.

Председатель говорит, что решение надо вынести по двум вопросам. О самой Церкви французов и о возможности хиротонии о. Е.Ковалевского. Сначала надо обсудить первый вопрос.

Архиепископ Филофей хотел бы знать, насколько велико это движение. Все ли православные французы в группе о. Е.Ковалевского или есть другие группы. Когда-то известен был о.Жилэ, а теперь его не вспоминают.

Архиепископ Никон напоминает, что если мы хотим успеха в распространении Православия, то надо отнестись к французам с максимумом доброжелательства.

Архиепископ Аверкий полагает, что никто не будет возражать против того, что наше пребывание за границей обязывает нас к проповеди Православия, но нельзя смотреть на дело поверхностно. Нельзя спешить с посвящением без проверки глубины перехода французов в Православие. Переход их должен быть сознательным и смиренным. Они внутренне должны перестроиться на другой лад. Между тем они стараются непременно сохранить свое. Для них главное дело западный обряд, но они по духу должны стать православными. Между тем они в корне нарушают Православие, когда допускают к причастию еретиков. Т.о. попирается догмат Церкви. Нельзя допускать к причастию того, кто не приемлет все Православие. Мы не можем допускать такого лицемерия. Это компрометирует нашу Церковь.

Архиепископ Виталий замечает, что легко принимая инославных, мы не даем им возможности покаяния, возможности проявить смирение. Православный - это кающийся. Напротив, мы попускаем их перейти к нам самым легким образом, не давая им возможность каяться и совершить акт смирения. Божия благодать посетит их только тогда, когда они проявят смирение и готовность подчиняться авторитету Церкви.

Епископ Антоний возражает против мысли, что надо неофитов только постепенно приучать к Православию. Если французы сейчас не хотят исполнить требование Церкви (напр. Пасхалия), то в будущем они тем более не будут этого исполнять. Принятие православной Пасхалии надо требовать.

Епископ Савва возражает, что, конечно, от приходящих к Церкви надо требовать научения православной вере и догматам. Но ни один инославный не может быть смиренным. Поэтому принимая, надо их и научать, чтобы обогатить их благодатью.

Архиепископ Аверкий боится, что налицо некоторое непонимание. Речь идет не о смирении, как обычной христианской добродетели, а о том, что Православие надо принимать смиренно, не настаивая все время на своем.

Архиепископ Афанасий возражает, что при такой постановке мы никогда никого не примем в Православие. Необходимо вернуться к тем методам приведения к Православию, какие были в первые века. Французов надо утвердить при помощи школы. Без этого ничего не выйдет. Надо создать школы. Наши миряне ничего не знают, также и некоторые священники. Нам надо подготовить французов путем их обучения. Пусть пришлют 2-3 человека из них в Троицкую семинарию.

Архиепископ Антоний поддерживает мнение Архиепископа Афанасия.

Архиепископ Аверкий предлагает ответить французам, что мы их приветствуем, но исполнить их желание не можем. Они должны принять к исполнению все то, что мы находим необхо­димым. Архиепископ Иоанн должен им это разъяснить и внушить. Архиепископ Аверкий читает свой отзыв на циркулярный запрос Синода относительно о. Е.Ковалевского и считает, что его аргументы остаются в силе. В их практике самое ужасное - это приобщение инославных. Это кощунство.

Архиепископ Иоанн возражает, что почти все обвинения, перечисленные Архиепископом Аверкием, оказались ложными. Надо иметь в виду, что мы говорили не о Русской Зарубежной Церкви, а о Французской, которая имеет свою историю, свои заботы и свое понимание. Требовать точного хранения догматов необходимо, но невозможно требовать перемены календаря. Запад был веками оторван от Православия и возвращать его надо постепенно. Надо также иметь в виду, что никто из французов не пожелает быть епископом вместо о. Е.Ковалевского, которого они почитают своим учителем. Он нашел удачный подход к психологии французов. Можно считать, что в его движении участвует до 6000. Другие попытки влияния на них, которые ведутся Экзархатом и Москвой, далеко не имеют такого успеха. Французы никогда не откажутся от о. Е.Ковалевского.

Архиепископ Аверкий напоминает, что в Синоде докладывалось письмо одного из французов, который говорил, что причащение есть средство миссии. Т.о. приобщение инославных не случайность, а принцип.

Архиепископ Иоанн подтверждает, что такие случаи были, но теперь их больше нет.

Архиепископ Аверкий спрашивает, можно ли верить таким заверениям о. Е.Ковалевского. На словах он обещает, а на деле это не исполняется, как это видно с пасхалией.

Архиепископ Иоанн поясняет, что французы считали в вопросе Пасхи главным не праздновать ее одновременно с иудеями и думали, что в этом они не нарушили определения І-го Вселенского Собора. Владыка Митрополит разъяснил им суть дела. Это надо определенно подтвердить. Однако надо иметь в виду, что Московская Патриархия в этом году разрешила и Пасху праздновать по новой пасхалии.

Архиепископ Аверкий находит, что у французов должен был бы быть к Церкви вопрос: «что повелишь мне делать?»(слова при обращении Савла (Деян 9.6) и они должны бы со смирением выполнить указанное, а не проявлять самочиния.

Архиепископ Иоанн замечает, что у нас часто обычай принимается за Православие.

Архиепископ Антоний не соглашается с объяснением Архиепископа Иоанна. Все Архиереи получили зеленые книжки о Церкви французов. Там ясно выражено, как они понимают принцип икономии. Это уступка, компромисс. Надо обратить внимание на стр. 26. Там видно, что они по существу признают лично Архиепископа Иоанна только. Там же видно, что с пасхалией у них не недоразумение. Они не просили разрешения праздновать ее с Западом, а сами решили этот вопрос по-своему.

Архиепископ Иоанн указал, что на 26 стр. указано подчинение французов не лично ему, а церковной власти.

 

В 2.оо ч. дня объявляется перерыв.

Заседание возобновляется в 6.оо ч.вечера.

 

По возобновлении заседания протопресвитер Георгий Граббе оглашает письма французского Епархиального Совета на имя Председателя Синода и Архиепископа Иоанна от 5 октября с.г. и ответ Председателя Синода по вопросу о праздновании Пасхи и, по желанию Председателя, частное письмо одной француженке.

Председатель предлагает обсудить, что можно было бы сделать, чтобы укрепить каноническое положение французов. Читая много их писем, он удивлялся глубине их проникновения в Православие. Трудно сказать, кто мог бы писать так же, как они. Это надо иметь в виду при суждении об их деле. Мы имеем два вопроса для решения: оценку всего движения и вопрос о рукоположении о.Евграфа Ковалевского. Сюда приехали представители французов и будут ждать решения.

Архиепископ Леонтий говорит, что против французской миссии никто не может возражать, но действовать мы должны в рамках канонов и истины, иначе мы приготовим себе осуждение. Мы слышали чтение о их планах и их угрозу уйти от нас. Мы должны всемерно поддерживать движение и Архиепископу Иоанну указать, чтобы он воспитывал людей, которые могут быть архиереями в будущем. Сейчас Церковь французов незрелый плод, дитя. Его надо ласкать и обучать, а года через 2 – 3, может быть, будет кандидат в епископы из французов. Тогда не будет речи об уходе. Поставить о. Е.Ковалевского сейчас было бы гибельно. Лично Архиепископ Леонтий остался бы при особом мнении.

Архиепископ Филофей останавливается на первом из поставленных Председателем вопросов. Движению французов должны быть поставлены определенные условия и прежде всего время празднования Пасхи. Неизвестно, чтобы где-либо в Православном мире Пасха праздновалась по-западному. Затем надо требовать, чтобы ни в коем случае не допускалось причастие инославных. Французы уже состоят в нашей Церкви и поручены Архиепископу Иоанну. Если они еще недостаточно развились, то надо им это указать, чтобы им не приходило в голову предъявлять условия, неприемлемые для нашей Церкви.

Архиепископ Виталий не видит, как можно разделить вопросы о французском движении в целом и о о. Е.Ковалевском. У французов одна просьба все время: дайте нам о.Евграфа. Нам остается или пойти на этот смелый шаг, или сказать нет и оставить все дело. Они уже православные, но еще не утверждены, а если сделать о.Евграфа епископом, то скоро уйдут от Православия.

Архиепископ Аверкий обращает внимание на важный момент: вместо того, чтобы смиренно принимать указания, французы ставят условия и грозят, что в случае отказа будут искать другую Церковь.

Архиепископ Антоний замечает, что он мало знает французов, но он говорил их священнику, что мы вообще мало имеем случаев с ними знакомиться. Они должны больше сообщать нам о себе. Создается впечатление, что они всецело почитают о.Евграфа. Он их родил в Православие и они желают его иметь епископом. Он мог внушить им правильное понятие о пасхалии и склонить к тому, чтобы потерпеть неудобства. Однако создается впечатление, что он сам их поощряет. Мы не можем его поставить епископом, потому что не видим у него принципиальности.

Епископ Савва признает вопросы пасхалии и календаря принципиальными, которые могут быть решены только Вселенским Со­бором. Ему было бы неприятно быть на службе у греков. Наша сила в том, что мы твердо стоим на канонических принципах. У французов наблюдается какой-то утилитаризм. Два пункта у них для нас совсем неприемлемы - это пасхалия и поставление о.Евграфа.

Архиепископ Антоний считает, что в требованиях французов наблюдается их неутвержденность в духовной жизни. Они против нашей пасхалии только потому, что нет отпусков. Они не хотят исповедничества своего православия.

Архиепископ Афанасий еще раз подтверждает, что празднование Пасхи по новому стилю неприемлемо. Французам надо предложить отказаться от этого требования, ибо наша Церковь, как только часть Церкви Вселенской, некомпетентна решить такой вопрос. Надо также, чтобы они сами нашли другого кандидата. А пока оставить «статус кво» и ждать, пока появится достойный кандидат.

С Архиепископом Афанасием соглашаются Архиепископ Леонтий, Архиепископ Антоний и Епископ Серафим.

Архиепископ Антоний добавляет, что указания на некомпетентность делались и ранее во многих случаях.

Архиепископ Аверкий предлагает ответить французам, что мы их приветствуем от всего сердца и готовы поддерживать, но не можем согласиться на их условия. Если они хотят оставаться чадами нашей Зарубежной Церкви, то должны исполнять наши указания. Архиепископу Иоанну надо поручить, чтобы он приучал их к нашим требованиям. До их укрепления в Православии им нельзя дать епископа. Прот. Е.Ковалевский, если бы его поставили, наверное сразу отделился бы и объявил бы автокефалию.

Архиепископ Леонтий спрашивает, какая была бы мотивировка?

Архиепископ Аверкий читает свой отзыв Синоду по вопросу о поставлении о. Е.Ковалевского.

Архиепископ Иоанн говорит, что с удивлением слушал Архиепископа Аверкия, ибо он приводит столько давно опровергнутых и ложных обвинений. У французов не может быть той же психологии, как у русских. У французской Церкви есть своя история, свои затруднения и свои цели. Им нельзя навязывать всего того, что мы пережили. Нельзя их оставлять на произвол судьбы. Румынская епархия в нашем ведении тоже новостильная. В самом начале была разница, между Востоком и Западом, и Папа хотел порвать общение с Востоком и примирился под влиянием св. Иринея Лионского. Может быть, Запад надо возвращать теми же методами. Для утверждения Православия во Франции необходимо применять принцип икономии. Способ приготовления кандидатов теоретически правильный, но не в настоящий момент. Французские священники говорят, что они через о. Е.Ковалевского пришли к Православию и потому не могут от него отвернуться. В общении с православным Востоком французы постепенно примут и православный церковный быт. Уже заметно влияние их поездок на Восток. Они нам не угрожают, а смиренно просят разрешить идти в другую юрисдикцию, если мы их не можем удовлетворить. Они с трепетом ждут решения. Они православны по мысли и облику. Отец Жак Телье после поездки в Грецию отпустил бороду. Такое же влияние оказывается и на голландцев. Нас Господь послал по всему миру для миссии, но мы сами нарушаем много правил и не должны быть слишком строги к другим и возлагать на них слишком тяжелое бремя.

Архиепископ Леонтий предлагает сделать голосование.

Архиепископ Серафим ставит общий вопрос, можем ли мы допускать в своей Церкви новую пасхалию не только у французов.

Архиепископ Филофей находит, что неприемлемость новой пасхалии настолько ясна, что даже нельзя ставить о том вопроса.

Архиепископ Виталий предлагает вопрос о новом стиле не поднимать, а разъяснить невозможность допущения новой пасхалии. То, что Патриарх Алексей разрешил празднование Пасхи по новой пасхалии затруднит, конечно, положение о.Е.Ковалевского.

Архиепископ Иоанн полагает, что достаточно подтвердить, что французы входят в состав нашей Церкви и подтвердить необходимость соблюдения старой пасхалии, но до некоторого времени не настаивать на этом.

Епископ Савва говорит, что много уже высказано. Французы протягивают к нам руки. Мы не можем не ответить им. Мы должны выразить им симпатию и пожелание, чтобы они стали на подлинно православный путь, но удовлетворить их желание о праздновании Пасхи невозможно.

Епископ Антоний находит, что трудно что-либо добавить к сказанному. О.Е.Ковалевский нарушает правила. На Страстной у него в церкви говела одна румынка и она с удивлением говорила, что там причащались без исповеди и после вкушения пищи. О.Е.Ковалевский нарушал правила всюду. Каждый раз он признавал церковную власть, а потом ей ставил условия. Уйти французам некуда. Если они не могут ждать, то они этим раскрывают свое неправославное настроение. Где и когда было, чтобы человек угрожал, а потом был поставлен епископом. Тот факт, что он причащал протестантов в Швейцарии, был проверен.

Архиепископ Серафим считает, что французам надо сказать, что если они примут к исполнению требование о пасхалии, то через три года на будущем Соборе можно будет иметь суждение о выполнении их желания. Второй вопрос, это возможность служений двух литургий, одну утром, а другую вечером. Французский священник говорил, что у них перед служением литургии соблюдается 7-ми часовой евхаристический пост. Французы на своем собрании должны признать старую пасхалию. Им надо сказать: мы не компетентны допускать новую пасхалию и предлагаем Епархиальному Собранию вынести о том постановление, а затем ждать 3 года, чтобы за это время мы могли убедиться в исполнении всех указаний.

Председатель полагает, что надо взвесить не только вопрос о том, что сказать, но и как сказать. Люди, входящие в православное движение французов, заслуживают всякого уважения. Прибывший сюда батюшка, которого видели члены Собора и его собратья производят очень хорошее впечатление. Присутствовавшие в марте на богослужении, которое они совершали в Синодальном храме, говорили, что не чувствовали в нем ничего чуждого. Они вели себя очень сдержанно и спокойно и охотно согласились ждать решение по их делу до Собора. Мы должны дать им ответ в успокоительном духе, а для этого надо выслушать их самих.

Архиепископ Серафим соглашаясь в принципе с Председателем, говорит, что когда французы придут на заседание, мы можем сказать им, что мы их приветствуем и готовы идти им навстречу насколько возможно, но мы не можем разрешить то, что выходит из нашей компетенции. Они должны это понять и принять соответствующие решения на своем Епархиальном Собрании. Если они хотят быть с нами, то это необходимо сделать. Мы даем им трехлетний срок. Если в течении этого времени они введут православную пасхалию и исправят другие недочеты, то больше шансов на удовлетворение их ходатайства о хиротонии, вопрос о которой пока останется открытым.

Архиепископ Антоний полагает, что французы не понимают, почему вопрос о пасхалии так важен. Им надо это разъяснить. Это смягчит для них отказ Собора. Вероятно, наше решение их не удовлетворит и они пожелают уйти от нас, но трудно себе представить, кто их примет.

Епископ Серафим считает необходимым подчеркнуть французам, что такой вопрос как пасхалия не может решаться одною из Церквей. Это вопрос, подлежащий решению только всею Церковью. Поэтому даже новостильники сохраняют старую пасхалию.

Архиепископ Афанасий предлагает составить нарочитое послание, которое вручить французам. Для этого надо избрать Комиссию.

Архиепископ Антоний соглашаясь с Архиепископом Афанасием, полагает, что надо не только упомянуть о том, с какой радостью и любовью мы принимаем православных французов, но и указать, что есть церковные принципы, которых мы не можем нарушать, а также отметить, что французы нарушили свое обещание.

Архиепископ Филофей соглашается с предложением Архиепископа Серафима. Создается впечатление, что сам о.Е.Ковалевский совсем не хочет воспитывать свою паству в духе, который намечен членами Собора. Между тем много зависит от того, как их воспитывает Администратор. В этой области многое мог бы сделать Архиепископ Иоанн. Три года до будущего Собора были бы заполнены работой с французами.

Архиепископ Серафим замечает, что Архиепископ Виталий высказывал готовность съездить в Европу и побывать у французов.

Архиепископ Виталий подтверждает, что он не прочь был бы на месяц поехать в Европу и на месте повидать православ­ных французов.

Архиепископ Иоанн приветствует такое намерение.

Председатель напоминает, что православные французы уже являются частью нашей Церкви. Теоретически можно себе представить, что они отказались бы от кандидатуры о.Е.Ковалевского и им надо было бы ставить кого-нибудь другого во епископы.

Архиепископ Иоанн замечает, что многие говорят о французах теоретически. Митрополит Анастасий более ясно ощущает, что они переживают. Вопрос там не только в клире. Он находится под большим давлением паствы. Она еще от предыдущего Собора ждала год и ей трудно примириться с новым долгим ожиданием.

Постановили: Выслушать в ближайшие дни представителя французов священника Жака Тесье и после того формулировать Соборное определение.

В 8.40 ч. вечера заседание закрывается.

 

ПЕРДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

Ч Л Е Н Ы:

СЕКРЕТАРЬ:

ПОМ.СЕКРЕТАРЕЙ


 

 

ПРОТОКОЛ №5

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ПЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

13/26 октября 1962 года.

 

Присутствуют все, перечисленные в протоколе №1 Преосвященные.

 

I. Председатель предлагает выслушать доклад протоиерея о. Георгия Романова "Вселенские задачи Русской Православной Церкви Заграницей" и о "Православном Деле".

Протоиерей о. Георгий Романов читает вышеозначенный доклад.

/Приложение № 6/.

Председатель предлагает высказаться по содержанию доклада прот. Г.Романова.

Архиепископ Аверкий говорит, что прот. Г.Романова надо благодарить за его прекрасный доклад, но было бы желательно слышать и о том, что фактически произошло на Родосе.

Прот. о.Г.Романов докладывает об интересных встречах на Родосе. Люди, прибывшие с Советской делегацией, резко делились на чекистов и на официальных представителей. Родосское Совещание было больше похоже на обычное западное совещание, чем на Собор. Местное население относилось к участникам Совещания очень трогательно и внимательно. Внимательно отнесся и греческий епископ Емилиан, который предложил прот. Г.Романову сесть в автомобиль и ехать вместе с греческой делегацией. Многие старались подчеркнуть, что отсутствие представителей нашей Церкви является простым недоразумением. На улице о.Георгия часто спрашивали: «Вы ли - русский батюшка, который не с красными?» и подходили к нему под благословение. Особенно были внимательны греки, которые видели коммунистический режим. Старался завязать с ним разговор Архиепископ Никодим, который резко остановил проявившего недоброжелательство епископа Василия Кривошеина. Но потом, на аэродроме, Архиепископ Никодим в присутствии журналистов делал вид, что не узнает прот. Г.Романова. Прот. Г.Романов по возвращении в Афины сделал пресс-конференцию. На другой день была пресс-конференция Архиепископа Никодима, на которой журналисты забросали его вопросами явно под влиянием первой конференции.

Архиепископ Серафим запрашивает о.Романова - из кого состоит "Православное Дело".

Протоиерей Г.Романов объясняет, что "Православное Дело" – частная церковно-общественная организация. До сих пор не было вполне ясно выражено ее положение в Церкви. Если бы она была чисто церковной, то невозможно было бы делать отделы ее вне Зап.Европейской епархии, поскольку Председателем ее состоит Архиепископ Иоанн. Всего в организации - 25 человек. Главным органом ее является Съезд. Чтобы устранить всякую возможность столкновения компетенций, намечен Съезд, который представит Устав организации, если Собору Епископов угодно будет одобрить общие положения. Чтобы не погрешить в чем-либо, "Православное Дело" просит назначить ему духовного руководителя. В перестроенном виде оно должно быть учреждением, имеющим структуру обычной общественной организации, находящейся под контролем Церковной Власти. Центр организации будет скорее всего в Женеве, ибо там зарегистрирован Устав.

Протоиерей Г.Романов покидает заседание.

Архиепископ Никон выражает пожелание о том, чтобы по возбужденному вопросу высказался Епископ Антоний, как ближе всех стоящий к "Православному Делу".

Епископ Антоний сообщает, что "Православное Дело" зарегистрировано в Женеве, но работало больше всего в Париже, где пребывает Архиепископ Иоанн. Организация эта родилась из той мысли, что наша Церковь - неизвестна в иностранных кругах, посторонние о ней ничего не знают. На Родосе мы выступили только благодаря "Православному Делу". Оно собрало деньги, напечатало листки по-французски. По тому, как к нам отнеслись и нами интересовались, мы знаем, что это дело надо продолжать. Насколько оно нужно, видно из того, что Журнал Московской Патриархии печатается на нескольких языках. 0 нас же знают очень мало. Когда Епископ Антоний первый раз был у кардинала Беа, то последний сказал ему, что он первый раз видит епископа Русской Православной Церкви Заграницей. Дело это требует средств и светской организации, которая заботилась бы о рассылке оповещений. Потому-то и начали издавать бюллетени на французском языке. "Православное Дело" оплатило поездку о. Трубникова и о.Г.Романова на Родос, а теперь обеспечило поездку наблюдателей в Рим. Для дальнейшего бытия организации нужно только, чтобы Собор ее благословил на дальнейшую работу. Польза ее видна уже из того, что Епископ Антоний мог поехать в Рим. Его присутствие там ничего не может изменить, но важно перед лицом других показать, что существуют представители Русской Церкви - не Московские, а зарубежные. Все спрашивают о нас и многие нам сочувствуют. Наши разговоры имеют большое значение, мы приобретаем иностранных друзей. Епископ Антоний полагает, что Архиепископ Иоанн был бы духовным руководителем, а он сам рядовым членом "Православного Дела". Он надеется, что все поймут значение такой общественной организации в настоящее время.

Архиепископ Никон считает, что надо ясно определить отношения между нашей иерархией и "Православным Делом". Духовного руководства недостаточно. Все, что сделано было до сих пор, прекрасно. И здесь, и в Вашингтоне недоумевают, почему Православие не имеет своей идеологии. Вчера в газетах опубликовано указание Министерства Обороны - не называть большевиков русскими. Епископы должны быть не только духовными руководителями, но и фактическими возглавителями организаций.

Архиепископ Серафим считает, что лучше всего, чтобы Епископ Антоний был фактическим Председателем, а Архиепископ Иоанн был бы Покровителем.

Архиепископ Иоанн сообщает, что вначале организация была создана для выработки и распространения православного мировоззрения в русском обществе. Она хотела создать православную общественность, которая все явления рассматривала бы с точки зрения Православной Церкви. Потом явилась другая цель - оповещение иностранного общества о Русской Церкви. Отсюда явилась необходимость изыскивать средства на эту работу. Приготовления к Родосскому Совещанию делали это особенно важным. В организации произошли небольшие перемены - образовался деловой Комитет в Женеве и там он зарегистрирован, ибо это в Швейцарии легче, чем во Франции. Епископ Антоний сделался председателем делового Комитета, а Архиепископ Иоанн стал почетным Председателем. Работа ведется параллельно в Париже и в Женеве. В Париже находится г.Рославлев, который главным образом связан с иностранцами. Очень важно достигаемое им помещение в иностранной печати правильной информации о русских делах. Иностранцы иногда давали средства на ведение работы. Таким образом "Православное Дело" несколько отошло от первоначальной задачи.

Епископ Савва находит, что Дело, как его излагает Епископ Антоний, очень полезное. Но в программе Общества, как видно из доклада о. Г.Романова, есть и политическая часть, ибо вопрос о том, как строить государство, является политическим вопросом. Архимандрит Константин с кем-то полемизировал в этой области. С этой стороны является опасение - как бы благословение «Православному Делу», данное Церковью, не повлекло Церковь в политику. У нас, например, говорили о вопросе поминовения за богослужением Великого Князя. Как бы не вышло из этого чего-нибудь неполезного для Церкви.

Архиепископ Никон предостерегает: нам надо быть осторожными в заявлениях о том, что Церковь вне политики, ибо на этой платформе можно придти и к отказу от борьбы с большевиками. Надо опасаться только плохой узкой политики. Всякое дело, даже построение храма, может быть связано с опасностью разделения. То, что делалось "Православным Делом", очень хорошо. Ведь какое было бы положение, если бы на трех Собраниях, в Родосе, Нью-Дели и Ватикане мы не имели своих представителей.

Архиепископ Виталий считает, что неуместно было бы заниматься вопросом, кто будет Наследником Престола, но обновление принципа православной Власти было бы делом церковным. Вообще же обычно не Церковь занимается политикой, а политика занимается Церковью. Сейчас стоит в мире вопрос: кто с Богом, а кто против Бога. Если Правительство будет создавать условия, при которых спасение станет невозможным, то Церковь не может не обличать его.

Архиепископ Антоний полагает, что для решения вопроса о Церкви и политике важно прежде всего вспомнить значение слова - "политика", которое происходит от "полис" - город и означает происходящее в жизни города. Церковь обязана интересоваться делами государства и знать их. То, что Церкви якобы нельзя заниматься политическими вопросами, выдумали наши враги. Церковь должна знать все и влиять на политическую жизнь.

Архиепископ Леонтий считает, что Епископ Савва в принципе не отрицает идеала борьбы с большевизмом или безбожием, но опасается, чтобы организация с прекрасным назначением потом не наложила ярма на Церковь. Важно, чтобы "Православное Дело" не стало диктовать свою волю Церкви.

Архиепископ Аверкий соглашается с тем, что т.н. невмешательство в политику является лукавым принципом, который преподнесли наши враги. Церковь должна контролировать деятельность своих членов с чисто церковной точки зрения. Недопустима политика, при которой Церковь будет на поводу у какой-либо партии. Она должна быть выше их. Нельзя не приветствовать работу "Православного Дела», но поскольку идеология его не оформлена, то надо просить точную формулировку задач, которые оно перед собою ставит.

Архиепископ Савва отмечает, что номера издаваемого "Православным Делом" бюллетеня были очень интересными. Движение это заслуживает внимания и поддержки. Если бы не оно, то Родосское Совещание прошло бы без нас. Надо быть благодарным г.Лопухину за то, что он разрабатывал философию Русской Монархии через призму христианского сознания. Политические партии и группы этого не делают. Надо приветствовать "Православное Дело" и всячески его поддерживать.

Епископ Савва замечает, что суждения перешли к принципиальному вопросу о Церкви и политике. Архиерею не подобает состоять ни в каких политических партиях или участвовать в управлении государством. Несомненно, Церковь, как Тело Христово, Которое в основании своем имеет веру, должна бороться против безбожия, а что касается правления государством, то это дело мирян. Каждая политическая партия имеет спайку и агитирует против другой партии. Если бы священник принадлежал к определенной партии, то этим он вызвал бы соблазн. Архиерею не подобает быть членом политической партии. Одни стоят за объединение вокруг Великого Князя, другие против. Это вызывает раздор среди монархического движения. Сам Епископ Савва как мирянин принимал участие в монархической антикоммунистической организации, но, став иноком и отрекшись от мира, он отошел от всякой политической деятельности и заявил в печати, что отошел от всех партий. Если мы примем принцип, который считает политику обязательной и нужной, то мы разорим Церковь. У архиерея столько дела, что помимо него заниматься еще и политикой у него нет времени. Это очень важный принципиальный вопрос. То, что делало "Православное Дело", - прекрасно. Но надо быть осторожными, чтобы при отсутствии ясной программы не ошибиться. Когда будет программа нами рассмотрена и мы увидим, что в ней нет политики, тогда можно дать благословение.

Архиепископ Леонтий соглашается с Епископом Саввой и добавляет, что священные каноны запрещают священникам заниматься политикой.

Архиепископ Аверкий признает, что Церковь и политика - чрезвычайно важный вопрос, который нельзя обойти. Задача Церкви всех вокруг себя объединять, а политика разъединяет и вносит озлобление. Вот почему надо приветствовать "Православное Дело", но надо иметь в виду и опасный момент, который упомянул Епископ Савва. Мы можем остановиться на моменте строительства Св.Руси, но не можем идти дальше.

Архиепископ Афанасий отмечает, что Собору не представлена новая программа "Православного Дела". Таким образом положение остается такое же, как раньше. Оно уже давно ведет свое дело без благословения Собора и может продолжать это. За все, что сделано, надо Общество благодарить, но не выносить определения о благословении, ибо мы не знаем, во что все выльется. Когда в "Новом Русском Слове" было напечатано, что Епископ Антоний командирован в Ватикан, поднялся шум. Он послал запрос, а верующим ничего ясного сказать не мог. Он созвал духовенство и опросил его мнение. При обсуждении вопроса о нашем нынешнем Соборе, когда познакомились с повесткой и заметили доклад о.Иоанна Легкого, все сказали, что ни в коем случае нельзя допустить политику, которая положила бы начало развалу, ибо и у нас слишком много разных групп. Что касается истории "Православного Дела", то когда спросили о.Романова - на чьи средства они ездят, то он ответил: "от Православного Дела". Но откуда эти средства? Если есть источник, нам неизвестный, то надо его раскрыть, чтобы мы его знали. Мы ценим и приветствуем то, что было сделано, но не можем дать carte blanchwwe.

Архиепископ Серафим напоминает, что обсуждается сразу два вопроса. Один, более широкий - церковь и политика и другой, более узкий - это отношение к Православному Делу. Первый вопрос тоже ограниченный, но трудный, это в другой области. Сейчас перед нами более ограниченный вопрос о Православном Деле. Мы говорим сейчас именно о нем. Это организация, а не политическая партия. Она названа Православным Делом, чтобы с помощью прессы довести наши проблемы до мирового общественного мнения. Ранее сведения о Зарубежной Церкви были не точны, а поездки и доставка литературы сделали огромное дело. Нашлась группа энергичных людей, которые работают под контролем двух Архиереев и священников и, притом, люди не партийные. Они делают великое и святое дело и им надо выразить благодарность и дать благословение. Было бы понятно осторожное отношение к обществу, если бы не было такого контроля. Притом, общество это никогда не выдвигало никаких политических вопросов, а только осведомляло общественное мнение. Присутствие наблюдателей на конференциях очень важно, но ничем не связывает. Наблюдатели независимы, а мы должны быть в курсе дела. Архиепископ Серафим предлагает выразить благодарность Православному Делу и поручить обоим Преосвященным, чтобы под их наблюдением был выработан устав и потом, если это потребуется, представить его Синоду на утверждение.

Архиепископ Никон предлагает проще относиться к делу. Мы выдвигаем громадные мировые вопросы и все осложняем. Мы ничего не можем сделать одни, без помощи мирян. Появились люди, которые хотят помогать нам в осведомлении общественности. Надо поблагодарить их и благословить на работу на пользу Церкви.

Архиепископ Аверкий полагает самым простым просить о.Г. Романова огласить главные цели и задачи Общества.

Епископ Антоний напоминает, что Архиепископ Иоанн уже объяснил эти цели. Первая задача-создание православной общественности, которая вне партий. Когда Архиепископ Иоанн приехал в Зап.Европу, первое, что он потребовал,- это было воздержание священников от вхождения в какие-либо политические партии. Никаких политических целей "Православное Дело" себе не ставит. Г.Лопухин занимался исключительно идеологией, но не политикой. Вторая цель - это ознакомление иностранцев с идеологией и положением Русской Зарубежной Церкви. Устав на французском языке зарегистрирован в Женеве. Если запрос Архиепископа Афанасия был оставлен без ответа, то только потому, что разъяснение было опубликовано Синодальной Канцелярией. На какие средства ведется работа - не секрет. Давала их г-жа Фишер. О. Г.Романов приезжал на средства покойного Власова. Об этом только не печаталось в газетах по желанию жертвователей.

Архиепископ Аверкий предлагает для печатания материалов "Православного Дела" услуги типографии Св.Троицкого монастыря.

Архиепископ Виталий предлагает помощь своей типографии.

Епископ Антоний благодарит.

Епископ Савва поясняет, что он поднял вопрос потому, что о. Г.Романов при чтении своего доклада говорил, что Устава еще нет и что его напишут. Между тем некоторые люди писали в отрицательном смысле. Лучше всего было бы составить Устав и тогда получать благословение. Тогда Церковная Власть была бы застрахована от ошибки. Но если дать благословение, не зная Устава, могут быть нарекания.

Архиепископ Серафим возражает на это и говорит, что устав есть и что вообще судить об Обществе надо по его делам и не тормозить его работу.

Епископ Савва указывает на недоразумение: когда докладывал о. Г.Романов, он утверждал, что устав будет составлен. Нельзя давать благословение с закрытыми глазами.

Архиепископ Александр предлагает поручить Синоду просмотреть и утвердить Устав.

Архиепископ Никон предлагает предоставить Владыке Митрополиту ознакомиться с Уставом и утвердить его от имени Собора. У нас не хватает работников, а когда находятся люди, которые работают, то мы их расхолаживаем. Надо благодарить за все содеянное и благословить на определенную работу.

Архиепископ Аверкий предлагает формулировать постановление так: Собор Епископов благословляет деятельность "Православного Дела" по созданию православной общественности и ознакомлению иностранцев о Св.Православии

Архиепископ Иоанн соглашается с этим предложением. Он напоминает, что люди работают под его наблюдением и руководством Епископа Антония. Женевский Устав трафаретный. Но каждый устав может быть написан хорошо, а действие может быть плохое и наоборот.

Епископ Антоний говорит, что Устав можно выписать из Женевы и дополнительно доложить. Никаких существенных изменений не предполагается, а имеются в виду добавления практического характера. Доклад делался для того, чтобы подробнее объяснить цели "Православного Дела".

Епископ Савва соглашается с предложением Архиепископа Аверкия.

Председатель находит, что общий принцип отношения Церкви к политике недостаточно освещен. Пастырь не должен брать на себя чего бы то ни было, что его могло бы связывать. Никакое политиканство не должно его касаться. Но пастырь не должен и проходить мимо общественно-государственной жизни, а должен направлять ее. Иначе мы должны были бы осудить Митрополита Филиппа. Не надо забывать, что в наше время политика идет особым путем. Появились системы тоталитаризма, которые хотят обнять всю жизнь, подчинив все своему контролю. Мы не можем молча с этим мириться. Мы живем во время роста мирового зла и коммунизма, который претендует на положение почти религии. Такое зло, как коммунизм, не может оставаться вне поля нашего зрения. Наше право и наша обязанность давать оценку и осуждать ложное направление общества. Политиканство - это суета в рамках партий. Это - не наше дело, а кто в это вмешивается, тот связывает свою пастырскую совесть. В этой форме справедливо то, что говорит Епископ Савва, а в принципе мы обязаны высказываться о явлениях жизни и никто не может отнять от нас это право. Обращаясь к Православному Делу, мы слишком много о нем говорим и, по-видимому, у них еще нет окончательной формулировки. Первые шаги были с разными оттенками и конечно мы не можем дать благословение вслепую, а должны ждать Устава.

Что касается доклада о.Георгия Романова, то его сведения очень ценны. Мы должны выразить ему благодарность, а составление резолюции поручить Комиссии.

 

Заседание закрывается в 2 часа и 20 минут.

 

Подлинное за надлежащим подписанием.

 

ПРОТОКОЛ № 6

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

16/29 октября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные, за исключением Архиепископа Тихона, уехавшего к врачу.

І. Оглашаются помощником секретарей и утверждаются протоколы № 4 и 5.

ІІ. Вводится в зал заседания священник Жак Тессье, представитель Православной Церкви Франции.

Председатель объявляет, что священник Жак Тессье является официальным представителем Православной Церкви Франции, который прочтет доклад об их мировоззрении и изложит их желания и вожделения, имея надежду, что Собор их удовлетворит.

Священник Жак Тессье читает доклад (приложение №7).

Председатель по окончании чтения доклада говорит, что Собор благодарит священника Жака Тессье за сообщение, которое имеет большое значение для решения вопроса, а об определении своем сообщит ему дополнительно. После этих слов священник Жак Тессье покидает зал заседания.

Архиепископ Леонтий повторяет то, что было им сказано раньше, находя, что доклад священника Жака Тессье не вносит ничего нового.

Архиепископ Аверкий находит, что из этого доклада можно сделать вывод, что протоиерей Е.Ковалевский - Апостол Франции и в таком случае естественно поставить его епископом. Но на основании прочих данных нам надо или признать его совсем недостойным, или отложить решение на три года, как это говорилось ранее.

Председатель полагает, что может быть вследствие доклада о. Тессье некоторые могли бы изменить свое мнение.

Архиепископ Леонтий возражает, что никто не мог переменить своего мнения.

Архиепископ Афанасий находит, что надо глубже войти в дело. Как будто вопрос только в оценке личности о. Е.Ковалевского. Из истории мы знаем, что не испытывали долго достоинства тех, кто просвещал народы. Поэтому и к о. Е.Ковалевскому не надо относиться так строго. Быть может, благодать хиротонии исправила бы многое, если у него были большие ошибки. Мирянин не может делать того, что делает священник, а того, что делает епископ, не может делать священник. Надо кому-то откровенно побеседовать с о. Е.Ковалевским, объяснить ему все и добиться того, чтобы он отказался от всех заблуждений. Тогда, может быть, отпали бы многие преграды. Может быть, он делает ошибки бессознательно или по принципу икономии, руководствуясь им по-своему. Нужно было бы кому-нибудь из святителей с Архиепископом Иоанном еще раз побеседовать с о. Е.Ковалевским и выяснить все недоумения.

Архиепископ Серафим замечает, что совсем без внимания оставлен вопрос о пасхалии. В докладе о.Жака о ней ничего не сказано. Мы хорошо знаем, что о.Евграф нас в этом вопросе просто обманул, в то время как мы говорили, что это непреодолимое препятствие.

Председатель сообщает, что вчера говорили с французами. Они высказывали готовность перейти к православной пасхалии, если будет решено поставить о. Е.Ковалевского.

Архиепископ Серафим высказывает опасение, что это может быть не исполнено. Самое правильное отложить решение на три года, но не менее одного, чтобы за это время французы ввели изменения в жизнь своей Церкви. Если поедет в Париж Архиепископ Виталий, то он поговорит с ними на месте и выяснит, понимают ли они наши условия. После этого можно опросить всех Преосвященных.

Архиепископ Антоний говорит, что прослушав со вниманием доклад о.Жака, он был поражен доводом, что надо основателя Церкви почтить саном епископа. Выходит, что епископство есть награда. Но хиротония совершается не для того, чтобы почтить кого-нибудь. В древности "доброе дело" было мученичеством.

Архиепископ Виталий находит, что многое было бы понятно, если бы о. Е.Ковалевский был французом. Но он наш русский эмигрант и мы его знаем давно. Архиепископ Виталий очень давно встречал о. Е.Ковалевского у общих знакомых и он говорил, что совершает пасхальную службу и по новому и по старому календарю. Казаки не могли примириться с его беспринципностью и выгнали от себя. Архиепископ Виталий накануне говорил с о.Жаком. Тот говорил: сделайте о. Е.Ковалевского епископом и он переведет всех на старую пасхалию. Нельзя было добиться, чтобы о.Жак открыл душу. Было впечатление, что он чем-то скован. Он сильно переживал разговор. Но ничего по существу не высказал. Нельзя было добиться, есть ли еще кандидаты во епископа. У французов какой-то внутренний недуг. Он сказал, что если французы не получат удовлетворения на Соборе, то мосты будут сожжены.

Архиепископ Аверкий останавливается на словах Архиепископа Виталия, что о. Жак как бы скован западной психологией. На Западе бывает или рационалистически-материалистическое мышление, или нездоровая экзальтация. Она чувствуется и у о. Евграфа. Он показал ее на Литургии, которую служил здесь. У него были неестественные выкрики, воздевание рук, падение ниц. Могла бы быть речь о хиротонии, если бы было покаяние и обещание больше не повторять ошибки, но особенно важно преподание Св. Таин лицам, не принадлежащим к Православной Церкви. Каждый священник при хиротонии получает залог: как же хранится он, если преподает причастие инославным? Страшное преступление давать такую святыню недостойным. Мы все недостойны, но покаянием делаем себя достойными, а не-православный никак не достоин причастия.

 

В 2.оо ч. дня Председатель объявляет перерыв.

В 6 ч. вечера заседание возобновляется. Присутствует отсутствовавший утром Архиепископ Тихон.

 

Председатель предлагает продолжать прения по докладу о. Жака Тессье.

Архиепископ Иоанн говорит о том, что многие обвинения, указанные Архиепископом Аверкием в отношении о. Е.Ковалевского, не подтвердились.

Архиепископ Серафим напоминает, что у о. Е. Ковалевского введена общая исповедь. Она совершалась и о. Иоанном Кронштадтским, но там было невозможно предположить, чтобы кто-нибудь неправославный решился приступить к причастию. У французов же много протестантов. Отец Жак подтвердил, что совершается общая исповедь, и что будут стараться не допускать к причастию неправославных. Но они всех знать не могут и

потому всегда возможно, что к причастию подойдет неправославный.

Архиепископ Аверкий полагает, что вообще вопрос о допустимости общей исповеди подлежит обсуждению. У о.Иоанна Кронштадтского приобщалось до 3000 человек и всех их поисповедовать отдельно было физически невозможно. У французов она не оправдана. Если на Востоке допускают к причастию без исповеди, то почему в недрах нашей Церкви будет причастие с общей исповедью.

Архиепископ Иоанн поясняет, что у французов есть и индивидуальная исповедь, а только читается общая разрешительная молитва. Такая практика есть и в Св.Земле. Французы не обязаны придерживаться непременно русской практики.

Епископ Савва замечает, что у нас бывает общая исповедь в двух местах: в Каракасе и Эдмонтоне.

Архиепископ Афанасий добавляет, что это практиковалось и в Аргентине. Он ее запретил, и это вызвало бурю возмущения.

Архиепископ Аверкий считает, что греки в этом не могут нам служить примером. Мы знаем, что в принципе исповедь и причастие одно с другим не связаны. В принципе можно причащаться без исповеди. Так было в древности, когда христианский уровень был высок. Теперь же это грех и преступление. В Болгарии был такой обычай, но вслед за русскими начали вводить исповедь.

Архиепископ Серафим вновь повторяет, что у о. Е.Ковалевского не все друг друга знают и потому легко могут получить причастие неправославные. Мы всех причащаем, и если подойдет неправославный, - это на его совести. Французы по примеру католиков причащаются очень часто, а литургию служат вечером. Приходят в церковь с работы, после принятия пищи. Поэтому им надо объяснить, что лучше приобщаться реже, чем приступать часто, и насытившись. Мы указывали им, чтобы воздерживались от еды, и они теперь ввели 7-ми часовой пост. Было донесение о таком случае, когда о.Е.Ковалевский, пообедав, в тот же день вечером приобщался. Надо опасаться - не будет ли такое приобщение "в суд и осуждение"?

Епископ Серафим хотел коснуться вопроса об общей исповеди при докладе о своей епархии. Он допускает ее дважды в году: один раз в день Скорби и 2-ой раз - перед Пасхой. Хорошая сторона такой практики - в том, что здесь открывается возможность исповедаться и приобщиться тем, которые часто пропускают все положенные сроки для этого.

Епископ Савва находит в такой практике плохую сторону в том, что об этом сообщается в печати. И это сообщение об общей исповеди становится тем прецедентом, на который ссылаются другие, желая ввести ее как правило, нарушая обычный порядок и церковную дисциплину.

Архиепископ Антоний отмечает одно несоответствие: с одной стороны французы хотят восстанавливать Церковь апостольских времен, а с другой - они не могут отказаться от малого затруднения в отношении празднования Пасхи, которое, как они пишут, вызывает смуту. Надо им иметь в виду небольшую историческую справку. В России, где благочестие было на большой высоте, мы долго имели греческую иерархию и только через четыре века получили русскую иерархию, и Церковь процветала. Они должны дать нам свидетельство о высоте приносимых ими духовных плодов.

Архиепископ Леонтий тоже замечает, что Русская Церковь много веков была под греками. Надо и французам иметь терпение. Вопрос этот достаточно уже выяснен и надо голосовать.

Архиепископ Филофей, напротив, считает вопрос еще недостаточно выясненным.

Архиепископ Никон в наших отношениях с французами усматривает большое недоразумение. Мы рассматриваем их как находящихся в нашем ведении, а они считают себя вполне созревшей самостоятельной Церковью. Мы считаем, что они - наше чадо, за которое мы несем ответственность. Вопрос - можем ли мы считать их Церковью?

Архиепископ Филофей находит затруднительным придти к определенному решению на основании всех данных. Когда был опрос Преосвященных, то он полагался на опыт Архиепископа Иоанна и Епископа Антония, которые, живя вблизи французов, должны были бы знать это движение и иметь определенный взгляд на него. На основании же данных, которые мы читали, являлось недоумение. Если это движение имеет не совсем сходные с нами обычаи, то наше желание иметь их, всецело нам преданных. Наши условия ясны. Отрицательные явления известны, но положительная работа неизвестна. Если отзывов Архиепископа Иоанна и Епископа Антония недостаточно, то надо войти в контакт с ними на месте. Наши условия таковы, что мы не можем от них отказаться. Если им неясны наши рассуждения, то надо выяснить причину этого. Вопрос должен быть изучен и только тогда можно подать голос.

Архиепископ Леонтий указывает на необходимость в этом деле осторожности. Ему известно, что некоторые "липковцы" были бы готовы принять от нас новое рукоположение, а потом продолжать свою церковную жизнь по-прежнему. Если будем неосторожны, то все сомнительные элементы потянутся к нам.

Архиепископ Аверкий приводит выдержку из книги Булгакова в подтверждение точности его ссылки на пример Митрополита Алексия, которого Митрополит Феогност приблизил к себе в звании Митрополичьего Наместника.

Архиепископ Иоанн напоминает, что и раньше бывали русские Митрополиты, как Митрополит Иларион. Митрополит Михаил был болгарином. Византийские Императоры до падения Константинополя поминались у нас за богослужениями.

Архиепископ Аверкий указывает на важность для нас того, что Русская Церковь только через 500 лет получила самостоятельность и даже Митрополиты были греки, а французы хотят быть самостоятельными сразу.

Архиепископ Антоний находит, что Архиепископ Филофей выразил поучительную мысль, что мы не готовы ответить на вопрос о хиротонии о. Ковалевского, который может принести большое несчастье. Необходимо выяснить все обстоятельства и в частности - каков Институт Св.Дионисия. Архиепископ Иоанн, видимо, недостаточно знает его, т.к. он не мог ответить на вопрос: православные ли там профессора, которые были названы, как Покровители.

Архиепископ Аверкий предлагает для обследования дела послать двух архиереев, знающих французский язык, которые познакомились бы со всеми и сделали бы доклад.

Архиепископ Иоанн находит, что в ведущих суждениях неясно - с какой точки зрения мы подходим к французам. Они желают иметь свою национальную Церковь, которая насчитывает 2000-летнюю историю. Исповедь - дело обычая, практики. Он уже говорил о том, что большая часть обвинений против о. Ковалевского отпала. Но если мы его судим, то требуется исследование всего дела и проверка свидетелей. Если же кто-нибудь высказывает обвинение и не может его подтвердить, то он подвергается двойной канонической каре. Обвинения приводятся, а где свидетели? Дело требует исследования. Архиепископ Антоний говорит о незнакомстве с институтом. Архиепископ Иоанн бывал там, слушал доклады, но не знает только покровителей. Неясно -чего мы хотим. Если мы не хотим французов, то надо им это прямо сказать и отпустить их, куда они хотят. Об о. Ковалевском разнообразные отзывы. Греческий епископ сказал: "какое большое дело делает о. Ковалевский". Отрицательное мнение о нем - не общее. Если он курит, то он не единственный священник, который это делает.

Архиепископ Леонтий находит достаточным того, то огласил Архиепископ Антоний из их книжки.

Архиепископ Виталий напоминает, что французы говорят, что идут к нам потому, что видят у нас самое верное Православие. Важный вопрос поставил Архиепископ Никон: отвечаем мы за них или мы только машина для рукоположения. Мы просто боимся ответственности за рукоположение перед Богом и историей. Будет непростительно, если мы создадим секту. В истории Церкви дело не исчисляется днями или месяцами. Мы французам не враги, мы хотим им блага, но боимся, чтобы не погрешить перед своею совестью.

Архиепископ Филофей хочет дополнить сказанное им. Мы не имеем права требовать от французов соблюдения всех наших обычаев. Главное - догматы. Им надо выяснить, что сохранение западной пасхалии и порядок их причастия неправославны.

Архиепископ Аверкий говорит, что нас не может не смущать их блуждание раньше, чем они обратились к нам. Все выглядело бы иначе, если бы они обратились к нам сразу, а между тем они пришли к нам после всех. Почему-то греки не приняли их, а мы в этом деле хотим быть либеральнее греков.

Архиепископ Серафим находит, что Архиепископ Иоанн хотел бы, чтобы мы по миссионерским побуждениям пошли на риск рукоположения о.Ковалевского, оставив временно вопрос о пасхалии. Но есть и другое мнение: Епископ Антоний решительно против. Он тоже живет на месте вблизи французов и надо, чтобы он высказался - почему он против хиротонии о. Ковалевского и громадное большинство духовенства тоже решительно против. Они пишут даже, что это было бы катастрофой.

Епископ Антоний не видит, что он может добавить к сказанному. Он живет в Женеве, а не в Париже. Он писал в Синод, что он не против миссии, но если желать создавать Православную Церковь, то надо дело поставить на твердое основание. Не мы первые его разбираем. Это делалось уже всюду. Когда он спросил греческого епископа Емилиана, почему греки не приняли о. Е. Ковалевского, тот ответил: "потому что он авантюрист". Все говорит за то, что нельзя торопиться, а надо выяснить дело. Само требование о хиротонии неправославно. Если бы инициатива шла от нас, без требования, было бы гораздо лучше. Говорят, что мы возлагаем на французов бремя неудобоносимое, но мы от них требуем только минимум. Было бы честно сразу от него отказаться.

Председатель полагает, что сначала голосование шло бы только по вопросу об о. Е. Ковалевском.

Архиепископ Савва вспоминает, что когда в прошлом году Синод запрашивал отзывы и сообщал, что о. Е. Ковалевский был здесь, то в Сиднее было сделано совещание с духовенством и было выражено согласие на хиротонию не без натяжки. Может быть, чтобы не брать греха на душу, вызвать о. Е. Ковалевского сюда.

Председатель заявляет, что хотя некоторые члены Собора хотели бы уже голосовать, он находит, что вопрос для этого еще недостаточно выяснен.

Архиепископ Аверкий не видит, чтобы французы смотрели на нас как на миссионеров. Они считают себя самодовлеющими, а от нас хотят только рукоположения епископа.

Епископ Савва отмечает, что Архиепископ Иоанн настаивает на рукоположении о. Е. Ковалевского. Он сам поддерживает предложение вызвать его сюда.

Архиепископ Антоний говорит, что русские обычно с таким умилением относятся к нерусским православным, что для них раскрывают сердце больше, чем для своих. Но рукоположение о.Е.Ковалевского очень ответственный акт. Архиепископ Иоанн говорит, что надо опрашивать свидетелей. Один такой свидетель Чеботарев хорошо знал о.Е.Ковалевского и говорит, что у него все - поза. Архиепископ Иоанн в своем предложении исходит не из нормы, а из нарушения нормы. Выходит, что если кто-нибудь ее нарушает, то также надо поступать и нам.

Архиепископ Серафим повторяет предложение дать от Собора следующий ответ: ввиду того, что о.Е.Ковалевский не исполнил обязательства перейти на православную пасхалию, Собор не может совершить его рукоположения, ибо не признает себя вправе отказаться от этой пасхалии. Поэтому суждение о хиротонии откладывается на 3 года, пока не убедится, что введена православная пасхалия, прекращено приобщение неправославных и совершение вечерних литургий. Если все это будет исправлено в течение одного года, то послать для проверки одного или двух архиереев и, разослав их доклады, запросить отзывы всех Преосвященных. Архиепископ Серафим выражает сожаление, что Председатель непременно хочет совершить поставление о.Е.Ковалевского.

Председатель просит не приписывать ему мнение, которого он не высказывал. Как Председатель он только ведет прения.

Архиепископ Аверкий напоминает, что один раз уже была поспешно допущена ошибка в отношении Архиепископа Джеймса. Он обещал широкое развитие миссии и ему поверили и рукоположили, а потом пришлось вести расследование и уволить на покой с правом служения только келейно. Этот случай должен служить предостережением.

Архиепископ Филофей спрашивает, нельзя ли найти компромиссное решение.

Архиепископ Антоний указывает на то, что вчера уже была выработана резолюция. Несомненно, большинство против хи­ротонии о.Е.Ковалевского.

Архиепископ Серафим возражает, что если бы французы исполняли все наши требования, мы бы отнеслись иначе. О.Е.Ковалевский должен исправиться и тогда Архиепископ Серафим будет первый голосовать за него.

Архиепископ Филофей указывает на то, что два епископа в Западной Европе разного мнения об о.Е.Ковалевском. Поэтому надо послать туда двух епископов для исследования дела.

Архиепископ Виталий спрашивает, неужели нельзя с о.Е.Ковалевским поговорить по душам. Он был здесь, но с ним не было настоящего разговора, который бы все исчерпывал. А поговорить необходимо ранее, чем решать о принятии его в свою семью. Ведь мы друг друга знаем и составляем как бы семью, хотя иногда и бываем друг с другом не согласны по отдельным вопросам.

Архиепископ Серафим возражает против вызова сюда о.Е.Ковалевского, ибо это налагало бы какое-то обязательство. Уже были обвинения, что он масон и авантюрист. Он неглупый человек. Когда он был здесь, ему были прочитаны все обвинения, и он все отрицал. Теперь он делал бы то же. Можно что-то разобрать только на месте. Из нашего духовенства в Западной Европе и особенно в Париже все против. Есть постановление Пастырского Совещания в Париже, на котором допрашивали о.Е.Ковалевского и оказалось, что не только все против, но и говорят, что его хиротония была бы катастрофой для Русской Православной Церкви во Франции.

Архиепископ Антоний отмечает, что французы имеют все необходимое, Архиепископа, который во главе духовенства. Встреча не всегда помогает, ибо Апостол говорит, что не каждый имеет пророческий дар распознавать людей. Вызов сюда о.Е.Ковалевского нас морально связывал бы.

Архиепископ Аверкий отмечает еще, что наша Церковь имеет определенную идеологию и это существенный пункт. Как включить в наш епископат человека, который настроен иначе. Это видно из двух фактов уже после принятия фран­цузов в наше ведение: приветствие Румынскому Патриарху Юстиниану и приглашение в институт Еп. Василия Кривошеина.

Архиепископ Серафим просит протопресвитера Г. Граббе доложить, какие сведения привез из Парижа Белосельский об о.Е.Ковалевском.

Протопресвитер Г. Граббе докладывает, что Белосельскому были сообщены агентурные сведения о якобы получении о.Е.Ковалевским денег из Москвы на содержание Института, но что данные эти невозможно проверить и, следовательно, на них нельзя опираться.

Архиепископ Иоанн признает, что о.Е.Ковалевский первоначально производит неблагоприятное впечатление. Но французы к нему очень привязаны. Можно тянуть дело, но не до безконечности. Это будет ими принято как насмешка. Надо, чтобы они на деле чувствовали внимание к ним. Есть среди них еще колеблющиеся младенцы в вере. При постоянном общении с ними узнаешь, какое у них напряжение в ожидании решения. Принимая Православие, они не отрекаются от своего народа и своего прошлого.

Архиепископ Серафим указывает на то, что сам Архиепископ Иоанн указывал на близость свою к французам и взаимопонимание. Т.о. у них есть окормляющий их архиепископ. Почему люди непременно хотят другого, а не могут удовлетвориться его попечением. Нет безусловной нужды. Она была бы, если бы Архиепископ Иоанн не говорил по-французски. Нет основания идти на ненужный компромисс.

Архиепископ Савва предлагает, что, может быть, выразить радость по поводу развития Церкви во Франции и высказать надежду, что при таком добром их духовном настроении Господь выдвинет несколько кандидатов и из их числа можно будет выбрать епископа.

Архиепископ Афанасий полагает, что при таком отношении надо французов отпустить. Раз они не могут удовлетворить нашего требования, пусть рукоположат себе епископа в другой Церкви. У нас заколдованный круг.

Председатель признает вопрос очень серьезным и важным для нашей Церкви и для всего Православия, ибо речь идет об образовании новой Французской Православной Церкви. К сожале­нию, главная трудность - это вопрос об о.Е.Ковалевском, и мы должны на него ответить сейчас, не откладывая его в дальний ящик. Если мы сейчас в этом откажем, то они от нас уйдут. Председатель перед голосованием хотел бы поставить вопрос - насколько мы готовы, чтобы с убеждением выразить общее мнение. Поэтому, может быть, правильнее послать туда делегатов, чтобы на месте проверить все возражения, выяснить настроение паствы и составить доклад. Сейчас едва ли можно вынести окончательное решение. Архиепископ Виталий мог бы с успехом выполнить эту миссию. На нас ляжет ответственность, если они уйдут в Советскую Церковь, в раскол или ересь.

Архиепископ Аверкий напоминает, что уже решали дать французам трехлетний срок, в течение которого они должны утвердиться.

Председатель возражает, что практически такой длинный срок невозможен.

Епископ Савва полагает, что после комиссии Синод мог бы опросить отзывы всех Преосвященных.

Архиепископ Аверкий, возвращаясь к вопросу о сроке, говорит, что мы не можем принять предложение Архиепископа Афанасия и отпустить французов неизвестно куда. Мы отвечаем за их души. Поездка архиереев должна быть не следственной, а миссионерской.

Архиепископ Серафим считает, что надо, чтобы два архиерея пробыли в Париже месяц, составили бы себе мнение и доложили Синоду, который разошлет их доклад всем архиереям и вынесет решение на основании отзывов.

Архиепископ Виталий считает, что надо Епархиальное Собрание и духовенство уговаривать подчиниться нашим указаниям.

Архиепископ Иоанн говорит, что протокол пастырского совещания посылался о.Ковалевскому, и он вернул его с ответом. Отрицательное отношение к нему не всюду. В Брюсселе отношение к нему совсем другое.

Архиепископ Никон видит главную задачу комиссии в том, что она должна познакомиться с явлением по существу. Если окажется, что движение серьезное и хорошее, то ради миссионерской цели можно потерпеть недостатки одного лица. Если движение здоровое, то оно само нейтрализует недостатки, исправляя и главу своего, и членов движения.

Постановили: Послать в Париж Архиепископов Александра и Виталия, которые с содействием Архиепископа Иоанна изучили бы положение в Церкви французов и представили бы доклад, который разослать всем Архиереям, а Архиерейский Синод составит определение на основании сих отзывов.

В 8 час. вечера заседание закрывается.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА

СЕКРЕТАРИ СОБОРА

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ

 

 

ПРОТОКОЛ №7

АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

17/30 октября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные, за исключением Архиепископа Саввы по болезни.

І. Оглашается доклад Архимандрита Димитрия о Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и его письмо на имя Председателя Синода от 19 сентября/2 октября 1962 года. (Приложение № 8).

Архиепископ Антоний спрашивает, повышено ли ежемесячное пособие насельникам Миссии (не повышено).

Архиепископ Серафим возражает, что это не так. В 1952 году пособие было повышено до 1 фунта, а теперь оно более 2 фунтов. Кроме того получается пища в Елеонском монастыре, хлеб и сахар. Оказывается медицинская помощь. Печально то, что в Вифании дети теперь не обучаются русскому языку.

Архиепископ Антоний считает обучение детей русскому языку очень важным, ибо иначе они поют в церкви, ничего не понимая.

Председатель отмечает, что за последнее время было много паломничеств. Был там Великий Князь с Супругой и Княжна Вера Константиновна. Она, к сожалению, почему-то не успела посетить Патриарха. Очень важно, что теперь с назначением иеромонаха Герасима Помощником Начальника Миссии есть надежда на то, что теперь будет преемство в случае смерти или болезни Начальника Миссии. Из получаемых сведений видно, что отношение Патриархии изменилось к лучшему. Отчасти этому, может быть,помогло скромное поведение иеромонаха Герасима.

Архиепископ Серафим находит необходимым отметить, что улучшение отношения произошло в большой мере благодаря игумену Антонию. Он был всего полторы недели, но сделал сдвиг. Раньше даже и разговаривать не хотели. Когда приехал о.Антоний, все как-то переменилось. Архимандрит Димитрий даже думал, что о.Антонию не стоит являться к Патриарху. Он все-таки пошел, и оказалось, что фотографические снимки раскрыли ему двери и сердца. Игумен Антоний смог служить и приобщаться у Гроба Господня и после того получил от Патриарха икону и портрет.

Архиепископ Александр замечает, что когда он был в Палестине, он приобщался у Гроба Господня.

Архиепископ Антоний указывает на то, что у Миссии 18 владений, из них 10 участков очень маленьких, бездоходных, но причиняющих много забот, являющихся подлинным крестом для Начальника Миссии. Из-за них постоянные судебные процессы. Может быть, можно было бы найти способ как-то облегчить положение Начальника Миссии в этом отношении. Есть мелкие участки с черезполосицей и разнообразными условиями аренды или совместного владения. Они держатся у нас только с помощью хорошего арендатора.

Архиепископ Серафим предлагает запросить о них Архимандрита Димитрия. Иеромонах Герасим конечно никогда не сможет вполне заменить о.Димитрия с его возрастом и опытом. Что касается разных участков, то, может быть, и можно было бы ликвидировать некоторые из них, приносящие только хлопоты, но не доход.

Архиепископ Антоний напоминает, что, кажется, Миссия по закону не имеет права продавать никаких участков. Владыка Митрополит всегда придерживался принципа все сохранять за Миссией.

Епископ Савва замечает, что архимандрит Димитрий и не просит разрешения на какую-либо продажу. Если допустить ее, то она стала бы поводом для агитации.

Председатель указывает на традицию ничего не продавать, и все сохранять в целости. Каждый клочок земли в Св.Земле имеет значение.

Архиепископ Антоний выражает пожелание, чтобы кто-нибудь был послан в помощь Архимандриту Димитрию.

Архиепископ Никон замечает, что иеромонах Герасим оказывает большую помощь Миссии по богослужебной части, но не административной. Может быть, поехал бы туда кто-нибудь неженатый, оканчивающий курс Св.Троицкой Семинарии.

Архиепископ Афанасий предлагает обязать всех Преосвященных - искать молодых и пожилых людей, которые согласились бы поехать в Св.Землю. Есть жертвователь, который оплачивает путь на Афон. Может быть, он делал бы это и для направляющихся в Св.Землю.

Председатель замечает, что, к сожалению, опыт Афона нам мало дал, несмотря на публикации и на возможность оплаты путевых расходов.

Архиепископ Серафим говорит, что в Св.Земле находится один молодой человек лет 30-ти,которого они хорошо знают. Он собирался на Афон, но представилась возможность ехать в Иерусалим. Там его отговорили ехать на Афон и он поступил в Лавру Св.Саввы. Он очень деятельный и был хорошим помощником.

Архиепископ Серафим предлагает Епископу Серафиму написать этому молодому человеку, чтобы он перешел в Миссию.

Епископ Нектарий предлагает отметить жертвенную работу Архимандрита Димитрия выражением ему благодарности.

Постановили: Выразить благодарность Начальнику Русской Духовной Миссии в Иерусалиме Архимандриту Димитрию за его самоотверженную работу, выдать ему Грамоту за подписями всех членов Собора.

ІІ. Архиепископ Никон читает письмо протоиерея И.Григор о тяжелом положении в Зап.Европейском Экзархате Вселенского Патриарха.

ІІІ. Приглашается в зал заседания Архимандрит Алексий, который читает доклад о своей работе в Южной Африке (Приложение №9). Отвечая на вопросы, Архимандрит Алексий дополнительно объясняет, что церковь у него вмещает человек 100, а присутствует за литургией не больше 30-40. Детей почти нет. Возможен процесс с Русским Эмигрантским Обществом, которое захватило деньги, собранные на постройку храма. Иностранцы осведомляются о разнице между Зарубежною Церковью и Церковью Советскою. Имеется около 100 чернокожих, во главе с пастором, которые хотят принять Православие. Миссионерство возможно, но несмотря на доброжелательство со стороны властей, могут быть препятствия в связи с законами, препятствующими общению белых с черными. Возглавитель этой группы хорошо разбирается в разнице между нами и Москвой.

Председатель выражает благодарность архимандриту Алексию за его доклад и за его труды.

ІУ. Помощник Секретарей оглашает проект протокола № 6. Протокол утверждается.

У. Председатель сообщает, что он сообщил французам о Соборном определении. Они были очень огорчены, спрашивали о причинах и сказали, что хотят сами вызвать сюда о.Ковалевского. Б 2 часа объявляется перерыв. Заседание возобновляется в 6 час. вечера.

 УІ. Архиепископ Александр читает доклад о Германской епархии (Приложение №10).

Отвечая на вопросы Преосвященных, Архиепископ Александр дополнительно разъясняет, что за истекшее время после 2-ой Великой Войны Германское Правительство дало на ремонты и построение храмов 1.000.000 марок. Делалось это по ходатайству Церковной Власти. Священники получают от Правительства: одинокие 350 марок, а женатые 400 марок. Живет духовенство хорошо. Оплачивается и преподавание Закона Божьего в школах. Для этого требуется образование не ниже среднего или пять лет практики.

Председатель предлагает выразить благодарность Архиепископу Александру за его успешный труд. Кроме того, он полагает необходимым принести благодарность Германскому Правительству через Архиепископа Александра.

Предложение Председателя принимается.
УІІ. Архиепископ Филофей в дополнение к докладу Архиепископа Александра читает доклад
о жизни Северо-Германского викариатства (Приложение № 11).

Председатель, закрывая заседание, предлагает прения по докладу Архиепископа Филофея отложить на другой день, но исполнить ходатайство Архиепископа Филофея о назначении сбора на окончание построения Гамбургского собора.

Предложение принимается.

Заседание закрыто в 7.20 вечера.

 

Подлинное за надлежащим подписанием.

 

 

ПРОТОКОЛ №8

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОИ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

18/31 октября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные, за исключением Архиепископа Саввы, отсутствующего по болезни.

І. Оглашается и принимается протокол № 7.

ІІ. По предложению Председателя приступают к обсуждению доклада Архиепископа Филофея.

Архиепископ Никон сообщает о выпуске Московской Патриархией журнала на немецком языке. В этом проявляется то, что Москва понимает значение нашей епархии и миссии среди немцев. В связи с этим возникает вопрос о переводе богослужебных книг. На английский язык переведено недостаточно. Во многих приходах совершается богослужение по-английски, но кроме литургии из другого богослужебного текста переведено очень немного. Архиепископ Никон находит важным уделять этому делу больше внимания и спрашивает Архиепископа Александра, как обстоит дело с переводами наших богослужебных книг в Германии.

Архиепископ Александр объясняет, что в настоящее время удовлетворяются переводами Мальцева. Наши хотели перевести катехизис для школ, но немцы против этого, ибо хотят сохранить употребление русского языка как в церкви, так и при обучении детей.

Архиепископ Филофей хочет ответить на возбуждавшиеся вопросы. В Гамбурге ежегодно переходят в Православие 2-3 человека. Богослужения по-немецки совершает о.Амвросий Бакгауз, а до него служил о.Гольц. Таки богослужения совершаются в первое воскресенье каждого месяца. На службе бывает человек 20-30. Всенощные не совершаются за отсутствием переводов книг. Литургия совершается или по Мальцевскому или по униатскому переводу. Трудно возбудить большое движение потому, что мало для этого сил. Кроме того, этому противодействует Евангелическая Церковь. Есть, однако, движение со стороны, которое приобретает уродливые формы. Существует авантюрист под именем Архиепископа Бориса, у которого на территории Северной Германии числится три прихода. Один его священник в Гессене был посажен в тюрьму за безнравственные поступки и там покончил с собой. Часто встречаются лица, желающие принять Православие, но с тем, чтобы сразу стать священниками. Эти лица по большей части являются отрицательным элементом. Надо обратить внимание на то, что в Германии сильно растет число греков и даже подумывают о назначении туда греческого епископа. Москва стала теперь распространять журнал Московской Патриархии на немецком языке, и лютеране ее поддерживают.

Архиепископ Антоний находит очень важным затронутый Архиепископом Никоном вопрос о переводе богослужебных книг на английский язык. В Лос-Анджелесе было 15-20 обращений. Большею частью это были невесты наших прихожан. Некоторые из них потом отпадают, ставя предлогом отсутствие английских богослужений. Архимандрит Лазарь много работал по переводам и очень любит такую работу. Если ему поручить переводы, он с удовольствием будет это делать. Его переводы лучше, чем у Хапгуд.

Архиепископ Никон предлагает не оставлять этот вопрос без решения, а теперь же поручить Архиепископу Антонию выяснение того, что уже есть и того, что еще надо перевести.

Архиепископ Александр замечает, что Мальцев перевел почти все богослужения. Может быть, удастся это издать.

Архиепископ Иоанн возражает, что переводы Мальцева очень неполны.

Архиепископ Никон отмечает, что существует тенденция не обращать внимание на миссию потому, что-де к нам обращаются все авантюристы или экзальтированные, от которых одно безпокойство. Но со стороны кажется, что мы отказываемся вести миссионерскую работу. Патриархия идет вперед нас в этой области и нам надо этим заняться.

Архиепископ Афанасий в связи с вопросом о миссии среди немцев замечает, что тенденциозно замалчиваются заслуги некоторых лиц. Он до сих пор молчал, что, в сущности, начало работы с немцами в Гамбурге было положено им. При нем было больше православных немцев, чем теперь. Богослужения были начаты при нем, был организован хор и изготовлены ноты. Все это было сделано самими немцами. Немцы тогда критически относились к переводам Мальцева. Следовало бы образовать комиссию для пересмотра этих текстов. Может быть, хороший перевод больше привлекал бы немцев к Православию. Архиепископ Афанасий говаривал немцам, что они никогда не станут русскими и должны создавать свою немецкую Православную Церковь. Немцев надо прежде всего приучать к богослужениям, хотя бы к кратким.

Архиепископ Аверкий полагает, что никто не станет возражать, что дело миссии очень важно, но к нему надо подходить очень серьезно и не довольствоваться тем, что люди присоединяются к Церкви. О них требуется последующая забота. Многие новообращенные сохраняют неправославный дух и часто обращаются с целью получить рукоположение. Было два случая, когда люди этим обуславливали свой переход. Один бывший католический монах просился в Семинарию, чтобы стать священником. Мы увидели сразу, что он не подходит, а скоро узнали, что Сирийский Митрополит Антоний его рукоположил. Что касается перевода, то это дело важное, но нелегкое. Свв. Кирилл и Мефодий переводили со смирением, молитвой и рассуждением. Относительно имеющихся переводов американцы часто говорят, что они вульгарны и иногда предпочитают службу на славянском языке. То же надо сказать и о немецких переводах. Всегда есть опасность вульгаризма и трудно перевести так, чтобы язык был возвышенным.

Архиепископ Виталий соглашается с Архиепископом Аверкием. Он указывает еще на одного англичанина г. Уэр, который также хорошо владеет языком, как о.Лазарь.

Архиепископ Афанасий спрашивает, можно ли в Германии составить комиссию для пересмотра Мальцевского перевода.

Архиепископ Иоанн тоже слышал, что Мальцевский перевод точен, но топорный. При переводе богослужения на голландский язык пользуются Мальцевским, славянским и греческим текстами. Сейчас переводят богослужебный Апостол.

Архиепископ Александр говорит, что в Германию являются люди, называющие себя епископами, и создают разные общины, характера ориентального протестантизма. Те, кто хочет быть священниками и не получают удовлетворения у нас, обращаются к ним.

Архиепископ Афанасий указывает на то, что епископы и священники в Германии получают хорошие пособия и могли бы создать курсы.

Председатель указывает на то, что следует перейти к вопросу о конкретных мероприятиях.

Архиепископ Никон полагает, что трудно указать такие мероприятия, а можно дать только общие руководящие указания.

Архиепископ Серафим спрашивает, какого размера строится храм в Гамбурге.

Архиепископ Филофей объясняет, что размер его 15 на 15 метров, не считая алтаря и притвора, высота 9 метров до крыши и 23 метра с крестом. Слева от храма будет приходской дом.

Архиепископ Афанасий спрашивает, есть ли в Гамбурге православные дети.

Архиепископ Филофей говорит, что из тех немцев, которые были в нашем приходе при Архиепископе Афанасии, теперь осталось мало, но зато появились новые. Детей обучать трудно, ибо трудно их собирать и многие из них уже не говорят по-русски. Отец Амвросий преподает Закон Божий детям на немецком языке.

Архиепископ Афанасий подчеркивает, что храм в будущем будет пустовать, если не будут обучаться дети и православные немцы.

Архиепископ Филофей объясняет, что миссия ведется путем бесед, устраиваемых им и о.Амвросием Бакхауз. Кроме того, он делает доклады на ежегодной Шлезвигской Конференции, читает доклады при своих поездках. Там, где есть немцы и дети, не знающие русского языка, служба совершается по-немецки. За архиерейским богослужением прислужники преимущественно немцы. Архиепископ Филофей соглашается с Архиепископом Афанасием и другими, что перевод Мальцева неудовлетворителен. П0этому и тропари часто переводят сами. Вызывает безпокойство слишком большое число различных переводов. Поэтому следовало бы пересмотреть и поправить перевод Мальцева, но для этого нужна компетентная комиссия, ибо иначе переводы могут быть даже и догматически неправильными.

Архиепископ Никон напоминает, что учреждена комиссия по вопросам внешней миссии. Туда надо было бы передать этот вопрос для составления резолюции.

Архиепископ Аверкий замечает, что очень важно делать переводы не со славянского языка, а с греческого.

Архиепископ Виталий указывает на трудность вообще в переводе богослужебных текстов. В западных языках нет подходящих слов для целого ряда понятий, как например, слово умиление. У западных народов нет таких дарований и потому не существует определяющих их выражений. Сначала у людей должен зародиться дар, а потом слово, его выражающее.

Постановили: Вопрос о переводе богослужебных текстов передать для выработки резолюции в Комиссию по вопросам внешней миссии.

III. Архиепископ Виталий делает доклад о Канадской епархии (Приложение № 12).

Епископ Савва дополняет доклад сообщением, что Архиепископ Пантелеимон из Палестины посылал письма и подарки нашим прихожанам, стараясь склонить их на свою сторону. Из СССР приехало двое священников с женами. Они нашли до 20 молодых людей, чтобы послать их в семинарию в СССР. Они просили визы на 2 года, но получили только на 1 год. Из 20 молодых людей надеются сделать пропагандистов.

Архиепископ Никон говорит, что, к сожалению, есть одно обстоятельство в Эдмонтоне, вызвавшее жалобы к Собору. Это злополучный случай с крестом и памятником Царской Семье в Эдмонтонском соборе.

Епископ Савва возражает, что вопрос этот уже решенный. Когда Архиепископ Иоасаф уехал в Аргентину и Архиепископ Виталий еще не приехал, администратором епархии был архимандрит, ныне Епископ Мельбурнский Антоний. Против желания большинства прихожан он воздвиг в храме большущий крест из досок, который едва поместился бы в зале Соборного заседания, а на кресте повесили иконы небесных покровителей убиенной Царской Семьи. Архиепископы Иоасаф и Пантелеимон не находили возможным водрузить этот крест, а Епископ Антоний сделал это перед самым своим отъездом, чтобы неудовольствие прихожан было направлено против него, а не против нового правящего Владыки.

Архиепископ Виталий дополняет, что он еще в Бразилии стал получать письма по вопросу о водружении этого креста по инициативе Хана Андийского в то время, как большинству прихожан было чуждо понимание этого дела. Архиереи не напрасно отказывались это делать, зная, что это вызовет разделение среди прихожан. Архимандрит Антоний перед отъездом водрузил крест перед правым клиросом. Но он допустил ошибку. Основатели храма были недовольны Ханом вообще, а тут, увидев крест, ушли из прихода. Ушло около половины прихожан и в том числе самые деятельные. Архиепископ Виталий хотел убрать это уродство и заменить другим крестом, действуя постепенно, но не успел этого сделать, потому что был переведен в Монреаль. Архиепископ Виталий предлагает Епископу Савве продолжать доклад.

Епископ Савва докладывает, что сооружению памятника предшествовало опубликование воззвания, в котором целью ставилось сооружение художественного мраморного креста в расположении кафедрального собора. В расположении собора не значит внутри собора. Люди, ушедшие из прихода, были бы готовы жертвовать на часовню, в которой стоял бы крест. Памятник сделали не в виде мраморного креста, а в виде грубого деревянного креста, который внес в приход раздор. Случись пожар, надо было обновлять храм и произвести в нем капитальный ремонт. При этом прихожане ничего не возражали против креста, если памятник будет переделан. Один прихожанин предложил даже сделать переделку креста за свой счет. Епископ Савва сказал, что не может этого исполнить без согласия Хана Андийского. Последний согласился на предложенную переделку памятника, но через два дня сообщил, что передумал. Но основываясь на его первоначальном согласии, крест все-таки сделали новый, и у него поставили лампаду в форме царской короны и сделали надпись, какую на основании совета о.Бориса Молчанова предложил начертать Владыка Митрополит. Когда говорили с Ханом Андийским, он предлагал старый крест отвезти на Владимирскую Горку Женского монастыря. Это и было исполнено и крест водружен там на видном месте. Он поставлен там очень крепко. Епископ Савва считал вопрос исчерпанным, но теперь выяснилось, что жена Хана Андийского состоит в Обществе Ревнителей Памяти Императора Николая II, и написала туда жалобу, представляя все дело в извращенном виде. Из Общества сообщили, что жалуются в Синод и Собор. Надо иметь в виду, что в Эдмонтоне Хан Андийский очень одиозная личность. Совершенно неправильно пишут, что якобы крест был выброшен. Он стоял в храме все время, пока не был отвезен и водружен в женском монастыре. Т.о. теперь два памятника вместо одного.

Архиепископ Никон указывает на то, что многие считают, что память Государя в какой-то степени унижена. Надо как-то умиротворить этих людей.

Епископ Савва возражает, что память Царской семьи вовсе не унижена. Старый памятник стоял без всякой надписи, так что через 20 лет уже никто не знал бы, почему стоит памятник.

Архиепископ Никон спрашивает, отдельно ли стоит ныне крест от общего поминального столика.

Епископ Савва отвечает, что отдельно.

Архиепископ Иоанн поясняет, что Обществу Ревнителей все дело было представлено как результат движения против памятника вообще. Вот это и обеспокоило Общество Ревнителей.

Епископ Савва возражает, что в этом деле много недоразумений. Прежде всего, нельзя ставить такой памятник там, где нет соответствующей, преданной памяти Царя, среды. Если бы было сделано так, как дело было задумано с самого начала, ничего бы не произошло. А так произошел большой соблазн. Кто будет отвечать за души людей, которых прогнали из нашей церкви? Мы должны бороться с коммунизмом, но не можем позволять партиям разрушать Церковь. Если бы Хан не держал себя вызывающе, ничего бы не произошло. Когда в этом году служили панихиду по Государе, то и староста и вся его семья стояли со свечами.

Председатель считает, что этому делу надо положить конец, чтобы немощные не соблазнялись. Надо сделать рисунок всего памятника, чтобы все было ясно.

Архиепископ Виталий находит нынешний крест недостаточно художественным. Он предлагает заказать новый крест архимандриту Киприану, а нынешний крест поставить за престолом.

Архиепископ Никон соглашается с этим предложением.

Архиепископ Иоанн тоже соглашается и предлагает сделать описание памятника с фотографией и опубликовать в "Православной Руси".

Архиепископ Аверкий полагает, что весь вопрос в правильном осведомлении волнующихся. Архиепископ Виталий и Епископ Савва дали прекрасные объяснения, а у Хана Андийского дело видимо просто в самолюбии. Чтобы ни делалось, его, по-видимому, успокоить нельзя. Он производит шум, пользуясь тем, что другие не знают, в чем дело.

Архиепископ Виталий замечает, что Хан Андийский вместо мраморного креста сделал деревянный, а за иконы до сих пор не заплатил.

Архиепископ Никон добавляет, что во всем этом деле больше всего обвиняют Архиепископа Виталия. Дело так представлено, что патриоты чувствуют обиду. Архиепископ Никон поддерживает предложение Архиепископа Виталия.

Архиепископ Антоний предлагает для того, чтобы крест имел вид именно нарочитого памятника, сделать к нему семь лампад.

Архиепископ Афанасий полагает, что инициаторам памятника можно было бы поставить требование, чтобы они собрали средства на мраморный крест.

Председатель замечает, что нам хорошо известна психология старообрядцев. Здесь нечто подобное и потому можно опасаться, что предложенное мероприятие не принесет успокоения.

Не лучше ли будет, если Архиепископ Иоанн сам посетит Эдмонтон?

Архиепископ Виталий возражает, что все были бы смущены тем, что Архиепископ приезжает к Хану. На месте, в Эдмонтоне, уже нет больше волнения, а все теперь только в других городах, где не знают подлинного положения.

Постановили: Заменить нынешний крест во Владимирском соборе в Эдмонтоне новым, более благолепным и поместить фотографию в печати, а составление подробной резолюции поручить Редакционной Комиссии.

Заседание закрывается в 2.30 ч. дня.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

Ч Л Е Н Ы:

СЕКРЕТАРЬ:

ПОМ.СЕКРЕТАРЕЙ

 

ПРОТОКОЛ №9

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

23 октября/5 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные.

І. Оглашается и утверждается протокол № 8.

ІІ. Председатель сообщает, что на очереди доклад Архиепископа Антония о Сан-Франциско, но раньше, чем приступить к нему, надо закончить вопрос о православных французах. Дело главным образом заключается в вопросе о рукоположении о.Евграфа Ковалевского. Французы не могут примириться с отказом в этом, а мы не можем на это согласиться. Всякое промедление с окончательным ответом их только озлобляет. Посылка туда делегации их нисколько не удовлетворяет. Они видят в нашем желании уклониться от определенного ответа неопределенную линию нашего отношения. Мы поэтому должны им дать совершенно определенный отказ в ответ на их ходатайство, а иначе будет умаляться наш авторитет.

Архиепископ Иоанн полагает, что такой отказ должен быть ясно обоснован.

Архиепископ Афанасий предлагает ранее, чем объявлять отказ, пригласить на Собор о.Е.Ковалевского, задать все вызываемые им вопросы и выслушать ответы.

Архиепископ Серафим признает это безполезным. Это уже делалось в заседании Синода и ничего не выяснило. Достаточно того, что французы не принимают нашей пасхалии. Это преграда, которую нельзя преодолеть, это принципиальное требование, которое они отвергают.

Архиепископ Афанасий считает, что если Собор не может удовлетворить их ходатайства, то их надо отпустить.

Епископ Савва отмечает, что он обратил внимание на то, как усердно молились французы и благоговейно приобщались. Ставится вопрос: можем ли мы их оттолкнуть в какую-то секту. Епископ Савва соглашается с тем, что надо вызвать о.Е.Ковалевского. Нельзя гадать, что он сделает в будущем. Церковь всегда имеет в руках меры прещения. В древней Церкви, когда являлось затруднение, Апостол Павел делал уступки.

Архиепископ Афанасий напоминает, что Финляндская Церковь празднует Пасху по западной пасхалии и ,кажется, также праздновали в Латвии и Эстонии.

Протопресвитер Г. Граббе дает справку, что в Латвии и Эстонии оставалась православная пасхалия, а с Финляндской Церковью у нас не было общения.

Архиепископ Аверкий находит, что вопрос ставится неправильно. Нельзя просто отказаться от французов, но и согласиться на хиротонию о.Е.Ковалевского тоже невозможно. Им надо только поставить на вид все требования прошлого Собора и объявить, что пока все они не исполнены, не может быть речи о поставлении епископа.

Архиепископ Леонтий напоминает, что в 1923 году Патриарх Тихон по ошибке согласился на новый стиль, но это вызвало возмущение среди народа и епископов, и Патриарх был вынужден отменить свое решение ввиду общего негодования.

Архиепископ Иоанн возражает, что вопрос не в стиле, а в признании позиции французов неправославной.

Архиепископ Серафим считает, что Владыка Митрополит совершенно ясно сказал, что французы не станут принимать нашей пасхалии. Мы все в какой-то степени страдаем оттого, что служим не по новому стилю, но терпим это ради правды. С новой пасхалией французы полгода будут вне общей литургической жизни с нами. У нас была Страстная, а у них уже Пасха и разговенье. Собор должен был бы сделать выговор Архиепископу Иоанну за то, что он допускал новую пасхалию у французов и голландцев. Надо было бы сделать выговор и о.Е.Ковалевскому.

Архиепископ Аверкий удивляется, что приходится слышать снисходительные отзывы о новом стиле. В сущности это папское нововведение Григория УІ. Протестанты больше чем два века из-за этого не принимали этого стиля. Мы тем более не можем этого делать, потому что Юлианский стиль принят I Вселенским Собором. Только равносильный Собор мог бы это изменить.

Архиепископ Иоанн рассматривает вопрос в другом свете. Он полностью разделяет общие соображения о календаре, но принимает во внимание западную психологию. Французы за эти годы во многом изменились и приблизились к нам.

Архиепископ Савва находит, что получается неудобное положение. Мы не можем выносить порицания Архиепископу Иоанну. Его надо благодарить за то, что его молитвенный подвиг привлекает сердца инославных. Он не Златоуст, часто мы его не понимаем, но его молитвы благотворно действуют не только на нас, но и на сторонних. Вопрос осложняется личностью о.Е.Ковалевского. Нам трудно его хиротонисать. Но раз он приехал, надо довести линию до конца и в свете твердости указать ему на все трудности и изложить все мотивы письменно.

Председатель соглашается с этим предложением. Надо вызвать о.Е.Ковалевского, все ему объяснить и этим закончить дело.

Предложение принимается.

III. Архиепископ Антоний приступает к докладу о церковном нестроении в Сан-Франциско. Он начинает с утверждения, что было бы ошибкой сказать, что произошли недоразумения между ним и Приходским Советом, и что если дело покрыть любовью, то все уладится. Конфликт чисто идейный и потому нельзя помочь его разрешению одними призывами к любви. Конечно, во всяком таком столкновении приходят и страсти, но их надо отделить от существа дела. В Сан-Франциско у б.Церковного Совета наблюдается два момента. Во-первых, ясно проявлено противление церковным правилам и церковному духу. Во-вторых, это исключительные виртуозы лжи и квалифицированные дезинформаторы. Это вызывает у людей недовольство и возмущение. Оно появляется не среди интриганов, а у самых лучших, чистых и верных прихожан. Когда в этом деле раскрылись начала церковной революции, большое число стало на защиту Церкви. В результате оказалась под влиянием революции одна десятая, а может быть и меньше на стороне восставших. Руководители этой группы с одной стороны выставили принципы, противоречащие основам Церкви, а с другой внушают, что их поход против Церкви есть результат личных недоразумений и, в частности, недоразумений между Архиепископом и Приходским Советом. К сожалению, эта тактика не безуспешна. Доказывая эти положения, Архиепископ Антоний просит всех Преосвященных мысленно поставить себя на его место. Он говорит, что у него от Сан-Франциско впечатление может быть еще большее, чем было от Русской революции. Люди здесь открыто встали для уничтожения авторитета церковной власти. Дело длится уже 8 месяцев, но оставило мало времени для приготовления к докладу. Особенно много времени и сил взяло приготовление к суду. Жалоба в суд очень больно ранила верующих особенно потому, что она направлена не только против архиерея, но и против Синода. В повестке, которую вручил шериф, ставился 10-тидневный срок с указанием, что если в этот срок не будет представлен полный ответ, то дело без нас будет решено в пользу истцов. Впоследствии срок был продлен до 2 месяцев. Пришлось все оставить и готовить материал для судебного дела. Адвокат сказал, что сначала надо все документы перевести на английский язык. Далее Архиепископ Антоний читает подробный план своего доклада. Самое главное во всем этом деле это души людей, спасение душ и польза душ как одной, так и другой стороны. Во всех вопросах церковных потрясений, революций, разделений и поспешно начатой постройки подходить надо именно с этой стороны. Прежде всего, важно, что переживают пасомые. Верующие в Сан-Франциско увидели и почувствовали, что наша Церковь подверглась организованному нападению, и они с горением стали на ее защиту. Совершенно неожиданно наши прихожане почувствовали внутреннее осенение, подобное тому, которое испытывают наши гонимые братья в России. Вместе с тем, эти люди с трепетом и с молитвой к Богу ожидают решения Собора. Архиепископ Антоний получает множество писем. Например, ему пишут: "с Вами мысленно, сердечно и духовно неотлучно находится масса людей, с великой верностью страдающих за Вас... Как бы ни повернулось дело, оно уже дало великий подъем и добрый порыв в нашей Церкви".

Архиепископ Антоний переходит к изложению самого дела. Он ранее бывал в Сан-Франциско и в дело не входил, а потому знал очень мало. Архиепископ Тихон перед Рождеством написал, что ему надо будет исполнять ответственное поручение, но не сказал какое. Потом сообщил, что надо будет его заменять и что принять епархию надо будет после общего собрания. Он хотел присутствовать на собрании, но это было отклонено. Плохо себя чувствуя, Архиепископ Тихон не мог много разговаривать и не дал определенных указаний. Книга протоколов Епархиального Совета и отчет о каких-то суммах были переданы о.Н.Домбровскому. Архиепископу Антонию было сказано, чтобы он не обращался за указаниями, а все дела решал сам. Для ознакомления с делами Архиепископ Антоний вызвал о.Н.Домбровского. Он сказал, что соборное строительство идет успешно и сам подрядчик удивляется, что ему так исправно платят. С подрядчиком есть контракт на 303.000. Уплачено уже 122.000 и остается уплатить 181.000. Требуется заем, но большинство банков отказало, а один, кажется, соглашается. Договор заключается не на всю постройку, а на скелет, т.е. общую конструкцию с куполом, но без окон, дверей и т.п. Получение ссуды от банков на недвижимость определенными правилами делится на разные категории. Для получения займа необходимо, чтобы до него постройка была закончена. На это требовалось бы еще 212.000. По банковской разверстке, мы должны были получить 325.000 долл. плюс 44.000 долл. Банк согласился дать этот заем. Он давал 325.000 на 10 лет, 44.000 под гарантии. На самом деле банк давал 369.000 на 11 лет, а %% составляли 120.000. Т.о. общая сумма была бы 490.ооо для завершения постройки. При расчетах Приходского Совета говорилось, что половина долга вскоре будет покрыта вследствие того, что город сносит нынешний собор и за него заплатит 180.000. Говорили также, что долг банку не обеспечивается имуществом собора. Между тем в условиях банка для предоставления займа значится, что минимум 50% суммы от продажи старого собора было бы уплачено в счет долга. Продажа его входила в условие, и Приходской Совет несколько раз постановлял о его продаже. Сам город отчуждение собора не предрешал. Отец Н.Домбровский говорил, что 320.000 долл. не будет достаточно и что потребуется еще 40.000 долл., которые одолжит подрядчик на один год. Далее из его слов выяснилось, что никакого конкурса не было и что приглашение Иваницкого в качестве архитектора было заранее предрешено.

В смету также было включено 14.000 долл., значение которых оставалось долго неясным. С помощью инженеров удалось выяснить, что эта сумма была внесена в смету потому, что с самого начала было предрешено, что постройка будет производиться этапами. Церковный Совет знал, что в постройке будет перерыв. Вся смета для окончания постройки составляет 418.000 долл. О.Н.Домбровский упомянул, что название банка держится в секрете, чтобы кто-нибудь не помешал займу. Архиепископу Антонию он дал название несуществующего банка. Архиепископ путем вопросов о.Н.Домбровскому выяснил, что приход не знает, что по окончании построения скелета требуется еще 312.000 долл., что конкурса на постройку не было и что со стороны города никак не гарантировано отчуждение старого собора и плата за него. Архиепископ сказал тогда, что необходимо общее собрание, но о.Н.Домбровский против этого возражал, указывая на то, что оно только что состоялось. Он жаловался на малое количество жертвователей и прихожан. Регулярных жертвователей, по его словам, было 410, а в действительности их было всего 323 вместо 1000, которых хотели иметь. Он отказался ехать с Архиепископом в банк. Как он, так и архитектор Иваницкий, уклонились и от поездки на место постройки, очевидно потому, что не хотели обнаружения, что работа не производится. Из протоколов видно, что работа в основном приостановилась 25 декабря, но Иваницкий говорил, что ее надо держать открытой, т.е. иметь 2-3 рабочих, которые бы что-то там понемногу делали. После всех этих разговоров к Архиепископу Антонию пришли о.Н.Домбровский и шесть членов Приходского Совета с целью убедить его в необходимости немедленно взять в банке заем. Наконец выступил Храпов с горячим заявлением, что построению храма мешают из Синода и назвал протопресвитера Г. Граббе и протоиерея Б.Молчанова хулиганами. Когда уговоры не помогли, о.Н.Домбровский извлек телеграмму Архиепископа Тихона из Джорданвилля. Только из этой телеграммы Архиепископ Антоний узнал название банка. Он все-таки не согласился дать свою подпись, а члены Совета заявили, что возьмут заем и без него. Архиепископ Антоний немедленно снесся с Синодом и получил телеграмму от Председателя его, указывающую, что только его распоряжения действительны и что по 47 пар. Приходского Устава заем с закладом церковного имущества требует утверждения Синода. Архиепископ посетил банк и предупредил об этом вице-директора, который был очень смущен, потому что банк не проверил полномочия Приходского Совета на заключение займа и вообще не познакомился с уставом. Банку также не было известно об уже существующем у прихода долге. Однако Архиепископ Антоний не отказался от займа и оставил вопрос открытым до выяснения целесообразности этого мероприятия. Вслед за тем он прибыл в Нью-Йорк для личного доклада Синоду. В Синоде возникла мысль, что ввиду серьезности положения ему надо дать особые полномочия и был дан указ за № 206, который по указанию Владыки Митрополита был размножен и разослан по приходам вместе с письмом Архиепископа Тихона, в котором он просил о.Н.Домбровского не обращаться к нему за указаниями. Все это вызвало большое огорчение у Приходского Совета. Данные полномочия не выходили из пределов общей компетенции епархиального архиерея. Однако о каждом своем шаге Архиепископ Антоний докладывал Синоду и Владыке Митрополиту и поступал по его указаниям. Поручив проверку сметы на ближайший строительный этап инженерам, Архиепископ Антоний узнал, что она могла бы быть приблизительно на 15.000 меньше.

 

В 2.30 заседание прерывается.

Заседание возобновляется в 6.00 веч.

 

Председатель, открывая заседание говорит, что в докладе о Сан-Франциско надо говорить более сдержанно и никого не обвинять, прежде всего Архиепископа Тихона.

Архиепископ Антоний объясняет, что он докладывал сдержанно и основываясь только на бесспорных фактах, ни в чем не обвиняя Архиепископа Тихона. Он очень хорошо знает трудность его положения. Многое происходило оттого, что Архиепископ Тихон не знает английского языка. Вследствие этого он легко мог впадать в ошибки. Так, например, на заседании Синода, когда докладывалось, что надо будет выплачивать ежемесячно банку 3.600 долл., Архиепископ Тихон доказывал, что до конца срока не надо платить ничего, кроме процентов. Наконец, по телефону был вызван вице­директор банка Вагнер, и Архиепископ Виталий слышал его ответ, что выплата должна быть ежемесячная. Любой Преосвященный на месте Архиепископа Тихона вынужден был бы доверять переводчикам. Архиепископ Антоний говорит, что после первой части его доклада некоторые Преосвященные упрекали его в том, что он говорит слишком спокойно. То, что он говорит, он обязался подтверждать документальными данными. В течение 8-ми месяцев он говорит впервые и считает своим правом и обязанностью высказать по делу все.

Возвращаясь к нити своего доклада, Архиепископ Антоний говорит, что проверка в городском управлении показала, что город совсем не намерен сносить старый храм. Напротив, в нем усматривается археологическая ценность и город готов даже дать ссуду на ремонт. Вскоре после того о.Домбровский заболел воспалением легких. Между тем было получено письмо от подрядчика с требованием уплаты ему за вторую стадию работы. Полная сумма счета 67.000, но подрядчик соглашался получить только 20.000 с тем, чтобы остальная часть выплачивалась ему постепенно. Выждав выздоровления о.Домбровского, Архиепископ Антоний посетил его и спросил у него: имеются ли деньги? Обыкновенно счета уплачивались по мере их получения. В данном случае о.Домбровский сказал, что он должен доложить счет Приходскому Совету; потом же он прислал письменное уведомление, что по букве закона уплата счета невозможна без постановления Совета. По-видимому, скрытой целью тут было желание толкнуть подрядчика на суд. Это было способом давления на Архиепископа Антония, чтобы добиться от него согласия на заем.

19-го марта с.г. состоялось заседание Приходского Совета. Обязанности секретаря исполнял о.И.Шачнев. Храпов категорически заявил, что платить подрядчику можно только из займа. Архиепископ Антоний указывал на обязанность платить за исполненную работу.Это было возможно из 11.000, имевшихся на строительство, и 19.000 запаса для займа. Староста потребовал внесения в протокол протеста против участия в голосовании протоиерея В. Глиндского и архимандрита Афанасия. Приходской Совет всеми голосами против 3-х отказался платить подрядчику. Это решение сделало совершенно ясным, что члены Совета толкают подрядчика на суд. После этого Архиепископ Антоний был в Синоде и члены Синода нашли целесообразным удаление членов Приходского Совета и Указом от 17/30 марта с.г. дали на это ему полномочие в форме разъяснения о правах епархиального архиерея.

Сложное положение вызвало необходимость посоветоваться с адвокатом. Последний указал на необходимость согласования Приходского Устава с актом инкорпорации, особенно в связи с пар. 9-м, в котором говорится, что имуществом может распоряжаться только Приходской Совет, а церковная власть не может ничего делать. Адвокат высказал мнение, что при существующем противоречии между актом инкорпорации и Уставом Суд может оказать предпочтение этому акту перед Приходским Уставом и поэтому удаление членов Приходского Совета возможно только через Общее Собрание. Напротив, Лос-анджелесский адвокат Шак теперь сказал, что он советовал бы действовать мерами административными. На основании указаний адвоката Архиепископ Антоний приступил при его участии к подготовке Общего Собрания. Приходской Совет с самого начала был обеспокоен мнением о необходимости созыва Общего Собрания и доклада ему о положении дела. Однажды Храпов сказал, что нужно не Общее Приходское Собрание, а собрание прихожан и жертвователей. На это нельзя было согласиться, ибо подобное собрание неправомочно что-либо решать.

И вдруг 17-го марта в газете было помещено объявление о созыве собрания жертвователей. Архиепископ Антоний оглашает, что это собрание было незаконным вызовом его на суд толпы и сознательным преступлением против церковных правил. Особенно преступно было участие в таком общественном выступлении старосты, который принимал присягу. Так восприняли это и многие прихожане. Члены Церковного Совета скоро увидели, что зашли слишком далеко и потому последующие объявления шли уже за подписями членов Инициативной Группы. После опубликования Архиепископом Антонием сообщения о незаконности собрания, лояльные прихожане на него не пошли. Самому Архиепископу не было послано никакого уведомления. Только после собрания им было получено приглашение. На первом Собрании с большим подъемом выступали члены Приходского Совета. Храпов называл Синод и Архиепископа Антония темными силами. Принята была резолюция с требованием к Архиепископу Антонию о том, чтобы он в 10-дневный срок подписал заем. На второе собрание жертвователей пошли уже и благонамеренные люди, чтобы противодействовать церковной революции. На обоих собраниях председательствовал Барский. Официальный протокол первого собрания разнится от действительного протокола. Целью собраний было доказать, что все делалось правильно, а Архиепископ Антоний препятствует постройке храма. Барсуков дал на собрании неправильные цифры, включая заем и пожертвования. Но из анализа его данных видно, что приход приступил к постройке, когда имел меньше 90.000 долл. Храпов докладывал, что все обстоит очень хорошо и что задерживает все только Архиепископ Антоний. Говорили, что приход силен материально, что собрана уже ¼ всей потребной суммы, что есть храм и дома. Владыка Тихон-де в заточении. Но злые силы преодолеваются, деньги дают и все может быть великолепно. Иваницкий говорил, что работа в декабре не прекращалась, Теслюк ссылался на Чартер. Общественное неудовольствие по поводу этих собраний сказалось прежде всего на Барском, который был единогласно забаллотирован в Председатели Правления Дома Св.Владимира. Видные общественные деятели письменно высказали неодобрение деятельности Барского кн.Белосельскому. Архиерейский Синод за председательствование в этих незаконных собраниях уволил Барского из Епархиального Совета. Архиепископ Антоний оглашает содержание указа. Поскольку Приходской Совет стал на путь революции, Архиепископ Антоний не счел возможным его собирать. Приходской Совет тогда стал собираться без Архиепископа, вынося постановления, которые недействительны вследствие 19 пар. о праве вето. Если по гражданскому закону они могли собираться без епископа, то они не имели права не сообщать ему резолюций, на которые он мог наложить вето.15 мая Приходской Совет прислал телеграмму за своей подписью и подписью своего адвоката. Ложью было там утверждение, будто Архиепископ останавливал строительные работы. Когда с вопросом о их остановке к нему обращался архитектор, он отвечал, что ответ должен быть от Приходского Совета письменный. Новое требование подрядчика было уже не 67.000 долл., а 87.000 долл. Телеграмма была одновременно послана и Митрополиту. Архиепископ Антоний читает ответную телеграмму Митрополиту. Кроме телеграммы от Приходского Совета было получено письмо, дававшее ему указание и содержавшее незаконное суждение и ложное обвинение протоиерея о.В.Глиндского. Миряне судили священника, притом заочно. Вообще пускалось много нелепых клеветнических обвинений. Переходя к вопросу о состоянии душ прихожан, Архиепископ Антоний прежде всего отмечает, что поведение Церковного Совета вызывало бурю возмущения и очень ранило души верующих. Особенно поразило их подача в суд. Они требовали от суда, чтобы все было им передано и чтобы Архиепископ и Синод не имели права вмешиваться в дела прихода. Если стать на их точку зрения в критике собрания 10 июня, то все предыдущие собрания были незаконны. То, что было приготовлено к собранию 10 июня, никогда раньше не делалось. Они принимали в члены прихода, кого хотели, и, например, Павел Уртьев через три дня после записи его членом прихода, был избран в Приходской Совет. Некоторые члены Совета по пять лет не вносили членских взносов. Но подача в суд привела прихожан в ужасное состояние. Переживания в Сан-Франциско и духовно и телесно тяжелее, чем то, что было в плену у евреев в Палестине. Главная трудность, что за время случившейся в Сан-Франциско бурной церковной революции до сих пор не было решения. Это крайне обострило и усилило искусственно вызванное и разжигаемое нестроение. Архиепископ Антоний читает коллективное письмо из Сакраменто. Там есть фраза: "Синод без пасомых существовать не может и его долг знать, что творится в наших сердцах и умах, ибо без этого знания нельзя помочь нашему общему горю". В несчастии некоторые поддаются ему и унывают. Русские люди в испытаниях смиряются и получают силу терпения. Этим процессом объясняется, почему враги Христовы не могут уничтожить духа. Верующие увидели, что Церковь подвергается организованному гонению. Верующие с горением стали на защиту Церкви. Архиепископ Антоний говорит, что он получает много писем. Многих авторов этих писем он не знает, но они часто исстрадавшиеся. Противники церковной власти делятся на руководителей и на увлеченных ими. Руководителей человек 15 и человек 35 их близких родственников. Руководители сознательно идут против Церкви, а часть увлечена ими. Самое большое их обращение имеет 155 подписей. Из них 24 не состоящих в приходе. Есть обращение от т.н. Владимирской Молодежи, там 55 подписей.

Архиепископ Савва замечает, что еще поступило много разнообразных заявлений в Комиссию.

Архиепископ Антоний отвечает, что самое большое обращение, направленное против бунта, подписано 1720 лицами, из коих 1100 или члены Скорбященского собора, или постоянные его богомольцы. Архиепископ Антоний читает выдержки из ряда обращений и полученных им писем. Он подчеркивает в одном из них вырвавшийся непосредственный вопль верующей души: «души наши никому не нужны». В этих словах он видит долю подавленности и горечи и относятся они ко всем архипастырям. В другом письме при всей сыновней глубокой почтительности прорывается трагическое опасение, что может случиться, что наши архипастыри не встанут единодушно на защиту нашей Церкви и что для этого нужна особая милость Божия. Затем Архиепископ Антоний разбирает обращение, направленное от Владимирской Молодежи. Он указывает на немирное его настроение и на ряд неверных утверждений. Они на четвертой странице пишут, что несколько сот покинуло собор, а между тем наибольшее число подписей оппозиции 158, а в соборе на самом деле увеличилось число молящихся. Обращение само говорит об ожесточении подписавших его. В обращении меньшей группы в 34 человека на имя Архиепископа Тихона говорится о неоднократном усмирении "нас протестующих". С одной стороны, это признание того, что они кричали, стучали, уговорились сорвать собрание. С другой они пишут неправду, что была полиция в формах, в то время как она была только в штатском. В смиренном обращении ряд неправильных и несправедливых жалоб, будто о.Б.Молчанов отказался встречаться с членами Приходского Совета, будто были незаконно допущены 120 новых прихожан, будто полиция отгоняла прихожан и вывела Барсукова. В этом обращении видно состояние душ, на все смотрящих глазами Храпова, т.е. находящихся в заблуждении, ожесточении, вражде, в протесте. Есть и еще нечестность. Они называют себя Владимирской Молодежью, но многие из них к ней не принадлежат, а некоторые старше 40 лет. Архиепископ Антоний указывает еще на письмо Ланжерона, в котором ясно чувствуется душевное неспокойствие, неудовлетворенность и раздвоение. Как им помочь? Они в письме Архиепископу Тихону пишут: «Если бы провинившиеся были наказаны, мы бы поверили в мудрость наших архипастырей и смирились с покорностью». Г-жа Антоненко заявила, что изменила бы свое отношение и вернулась бы в собор, если бы узнала, что похищен хоть один доллар. Владимирская Молодежь по уставу должна быть в послушании и под руководством архиерея, а эти не хотели видеть Архиепископа, перестали брать благословение и даже кланяться. Из числа подписавшихся 55 человек только 12 действительно состояли в кружке, 18 никогда не состояли, но были в приходах, а 15 неизвестны. Для душ, захваченных бунтом, лучшее лекарство твердость. Есть еще третья группа. Это шанхайцы. Но они находятся во всех группах. В числе поддерживающих Архиепископа Антония есть много таких почитателей Архиепископа Иоанна, как г-жа Шахматова. Любовь к Архиепископу Иоанну искусно использована. Подписи о его назначении начали собирать в 1-ое воскресенье, когда прибыл Архиепископ Антоний. Собрали около 2500 подписей. Многие из тех, кто подписывал тогда обращение, потом подписали обращение в поддержку Архиепископа Антония. Обращения к Собору свидетельствуют, что люди терзаются, чувствуют страх за будущее и вместе упование на Собор.

Заседание закрывается в 9.20 час. вечера.

 

Подлинное за надлежащим подписанием.

 

Протокол №10

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

24 октября/6 ноября 1962г.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные.

Председатель, открывая заседание, предлагает огласить телеграмму из Сан-Франциско от Председателя Русскаго Центра Бологова, сообщающую о состоявшемся молебне, в котором не участвовало духовенство собора якобы по запрещению Архиепископа Антония. Председатель поясняет, что вследствие наступившего в мире крайне тяжелого положения к годовщине Октябрьского переворота в Русском Центре был устроен молебен с участием духовенства разных юрисдикций. Т.к. у нас было прервано богослужебное общение с Митрополией, то у Председателя Синода просили особое разрешение на участие в молебствии нашего духовенства. Отказ произвел бы очень неблагоприятное впечатление, и потому разрешение было дано в виде исключения. Видно, что молебен состоялся и народ был в повышенном числе. О том, что нашему духовенству разрешается участвовать, была послана телеграмма. Потом было получено сообщение, что Архиепископ Антоний не разрешает участвовать нашему духовенству и в противовес общественному молебну назначил свой молебен. В ответ на вопрос об этом он сказал, что не налагал такого запрещения. Хотелось бы иметь его отзыв о телеграмме Бологова.

Архиепископ Антоний объясняет, что насколько ему известно, до сих пор в Русском Центре в день непримиримости молебна не служили, а бывали только собрания. Это русский клуб, где происходят балы по субботам и даже накануне Прощеннаго Воскресенья. Этот молебен имел, вероятно, скрытую цель: поддержать тех, кто в оппозиции нашей Церкви. У наших прихожан существует большое огорчение против Русского Центра за предоставление им помещения для двух т.н. информационных незаконных собраний. Для того чтобы побудить людей придти в помещение Русскаго Центра надо было сделать что-то особое и придумали такой молебен. Телеграмма Владыки Митрополита была всем известна. Архиепископа Антония некоторые из духовенства запрашивали по телефону. Он ответил, что не приказывал участвовать в молебне, но и не запрещает. Все желающие могут придти. Вообще же по всей епархии было сделано распоряжение, чтобы в субботу было совершено заупокойное поминовение всех жертв коммунизма, а в воскресенье молебен. В субботу на панихиде в соборе был Бологов и спрашивал о.Илию Вень, будет ли соборное духовенство на молебне. Тот объяснил, что приказа об участии духовенства нет. Тогда Бологов спросил, что значит Архиепископ запретил участвовать? О.Илия возразил: нет, кто хочет – может идти, но потом прибавил, «а кроме того мы от вас не получили приглашения». Бологов пишет неправду, что в соборе молебен был в то же самое время. В соборе было 400 человек, и служба кончилась в 12.30. От собора до Центра 5 минут езды, а молебен там был назначен в 2 часа. Некоторые из собора поехали в Центр. Генералу Витковскому пришлось ждать полтора часа. Цифра пришедших преувеличена. В зале Русскаго Центра 2000 не может поместиться. Вмещаемость его не больше 1000 человек. Газета «Русская жизнь» число приходящих туда преувеличивает вдвое. На молебне из нашего духовенства было 5 человек из 13-ти. Возглавлял богослужение протоиерей Н.Пономарев. Присутствовало много американцев. После краткого молебна сказал речь мэр города Христофер. По объявлению газеты было три священника из Митрополии. Архиепископ Антоний не ожидал, чтобы Бологов написал такую неправду.

Председатель хочет внести маленькую поправку. Молебны бывали в Русском Центре. Он был там, когда служили перед нашей святыней. Народу было около 1000, и настроение было очень хорошее.

Архиепископ Никон замечает, что телеграмма Бологова опечалила Владыку Митрополита. Но надо удивляться бестактности и провокации Бологова, который беспокоит Владыку, чтобы вызвать огорчение. Мы знаем по ответу, что участие в молебне мы можем разрешать, но не можем предписывать. Даже когда мы здесь устраиваем торжественные богослужения у себя, то ряд священников не приходит. Можно только удивляться, как Бологов мог послать такую бестактную телеграмму.

Архиепископ Иоанн на основании собственного опыта в 1956 году подтверждает, что молебны в «Русском Центре» бывали.

Архиепископ Антоний поясняет, что он ранее в такой день в Сан-Франциско был давно, но, ни в тот раз, ни в прошлом году в день непримиримости молебна не было. В Лос-Анджелесе в день непримиримости была тоже тенденция устраивать богослужение в зале. Архиепископ Антоний спрашивал по поводу этого Владыку Митрополита и ему было сказано, что лучше служить молебен в храмах, а не в залах. На собрание православные люди идут после молебствий совершаемых в своих храмах. Совместный молебен с клириками Митрополии даже не всем мирянам приятен. Тем более понятно, что он не вызывает сочувствия у некоторых клириков. Посмотрим, что будет в газете.

По предложению Председателя разъяснения Архиепископа Антония принимаются к сведению, и ему предлагается продолжать свой доклад о Сан-Франциско.

II. Архиепископ Антоний напоминает, что он накануне говорил о своем прибытии в Сан-Франциско при обстоятельствах принятии епархии и о неудовольствии Приходского Совета, когда он пожелал узнать, как будет выплачиваться долг. В то время Архиепископ Антоний не знал еще о других долгах приблизительно на сумму в 200.000 долл. Члены Приходского Совета заявили, что банковский долг на 10 лет будет выплачиваться по 5000 долл. В месяц. Это обеспокоило Архиепископа Антония. В жизни приходов бывают раздоры, бывают экономические кризисы. Поэтому принять на приход обязательства таких огромных выплат на длительный срок, фактически 11 лет, представляет большую опасность. На все сомнения Храпов говорил: мы верим, что мы эту сумму соберем. Сейчас у нас мало, но потом будет довольно. Вы, Владыко, должны этому верить. Когда Архиепископ Антоний настаивал на необходимости получения согласия прихода на этот заем и о необходимости созыва собрания, то они восстали против него. Тот факт, что он не реагировал на враждебные лично против него выступления и призывал всех молиться за них и помнить, что в свое время они потрудились в пользу Церкви, может быть больше, чем мы, вызывал у прихожан желание защищать Церковь более сильное, чем, если бы он громко обличал их. Борзов здесь рассказывал Архиепископу Антонию, что когда он подошел к свечному ящику и стал говорить Храпову о невозможности нарушения дисциплины, то последний грубо ответил: «К черту дисциплину. Пусть он уезжает туда, откуда приехал». Возвращаясь к о. Домбровскому, Архиепископ Антоний приводит его объяснение того, почему Приходской Совет принимал все решения, не считаясь с Общим Собранием; он объяснил это тем, что на общем собрании 1959г. строительной комиссии были даны широкие полномочия с тем, чтобы в важных вопросах она совещалась с приходским Советом. Объем этой широты нигде не объяснен. Чтобы сделать вид, что мнение прихожан не до конца отвергается Советом, решили сделать совещание жертвователей. Нечто подобное было и перед началом построения храма. Совет стал собираться без Архиепископа и прислал ему письмо с постановлением, осуждающим протоиерея В.Глиндскаго. Никогда не было ранее такой практики, чтобы Совет собирался без Архиепископа или без его ведома. Миряне заочно судили священника. Если бы даже он и был виноват, то рассматривать обвинение мог бы только епископ. Суд был не только незаконным, но и несправедливым. Из опроса о. В.Глиндскаго выяснилось, что приписываемого ему инцидента вообще не было. В другом постановлении Архиепископа укоряли в том, что он послал представителя на собрание во Владимирский дом. Архиепископ Антоний знал только, что Архиепископ Тихон посылал туда представителя и не хотел отступить от традиции. Староста мог придти и объяснить, как это делалось ранее. Постановление же Совета было по существу восстанием против церковной власти. После первого информационного собрания была избрана делегация к Архиепископу из пяти представителей. Он в деликатной форме объяснил возглавителю ея Барскому, что не может ее принять. Разговор шел в дружелюбном тоне. Архиепископ сказал ему, что ему не прислали протокола. Он объяснил Барскому, что он и его лично, и каждого из членов делегации всегда готов принять, а со всей делегацией говорить не может, ибо она требует от него бесчестного поступка. Если бы они все дали гарантию выплаты долга, то он подписал бы заем, а между тем они не берут на себя ответственности, а хотят от Архиепископа, чтобы он ее принял на себя. Барский на это ответил: «Вам будет плохо» и полетел в Нью-Йорк. Владыка Митрополит вследствие обращений к нему сказал, что в Сан-Франциско будут посланы два члена Синода. Было в газетах напечатано разъяснение Синодальной Канцелярии. Оппозиция ободрилась, а защитники церковной власти были огорчены. На самом деле это было полезное мероприятие т.к. Владыка Митрополит хотел, чтобы члены Синода присутствовали на общем собрании. Архиепископ Антоний на этом кончает изложение дела об информационном собрании, но добавляет упущенное ранее замечание. Его обвиняли в том, что он не хотел говорить с должностными лицами прихода. На самом деле он их приглашал, а они не пришли. Затем Архиепископ Антоний считает необходимым сказать о происхождении тяжелой болезни прихода. Она наступила задолго до его прибытия. Приходилось слышать, что недоразумения стали возникать более 10-ти лет тому назад. В Сан-Франциско собралось много беженцев из церковно воспитанных центров Китая. Епархия, впитывая эту массу, могла быть поднята на небывалую высоту. Но в течение 12-ти лет потенциал был ослаблен. Много говорилось в народе о трудностях во взаимоотношениях духовенства. Прежде всего, надо выразить сочувствие Архиепископу Тихону, который говорил, что протопресвитер Польский мог умереть от злобы к о.В.Глиндскому. При больших заслугах и одаренности он был трудный человек. У него была борьба с о. П.Калиновичем и это отразилось на прихожанах, которые делились на партии. В результате люди перестали посещать собор, и все это отражалось на приходе. Развитие сети приходов шло вяло и многие пункты захватывались Американской Митрополией. В 1960г. в протоколе общего собрания указано только 350 прихожан. Укреплявшееся в управлении приходом влияние мирян превращалось в олигархию. Приходской Совет постановил исключать тех членов, которые будут рассказывать о его делах. За это Капинос был на общем собрании исключен из прихода. Общие собрания проводились так, что с точки зрения подавших в суд все они были незаконными и все на них было заранее предрешено ведущей группой. Естественно, чтобы в Приходском Совете помечали кандидатов перед общим собранием. Но в протоколе №81 1959 года выносится постановление: членов Ревизионной Комиссии переизбрать. Подобное выражение встречается и в протоколе №117 от 22 декабря 1961 г. Таким образом, получался несменяемый состав должностных лиц, который отбивал всякий интерес к Приходским Собраниям у прихожан. На Общих Собраниях бывало от 30 до 40 участников, включая в это число и Церковный Совет, состоящий из 17 членов. Такова картина тяжелого внутреннего положения прихода.

Переходя к вопросу о построении храма, Архиепископ Антоний  говорит, что проект этот впервые упоминается в 1954 году. Архиепископ Тихон относился к нему осторожно и в апреле 1954г. это дело по его желанию было отложено. 19 июня Троян докладывал Совету о материальных перспективах в приходе, а 25 июля решили созвать в «Русском Центре» народное собрание, на котором записывали всех желающих принять участие в построении храма. Затем была образована Строительная Комиссия из членов Приходского Совета и из лиц, назначенных Архиепископом Тихоном, и лиц по предложению Владыки названных Собранием. Положение о Строительной Комиссии, первоначально предложенное, так и не было составлено. Комиссия работала без всякого Наказа. Однако, в одном из протоколов упоминается, что Положение существует, но добавлено, что Строительная Комиссия является лишь совещательным органом, и что все решения выносятся Церковным Советом. По протоколу выходит, что о Положении был только разговор или, что проект Положения был утвержден с протоколом №92, а в действительности в нем нет ни слова о Строительной Комиссии. В вопросе о построении храма не было единодушия. Архиепископ Тихон говорил, что для построения храма надо 20 лет собирать деньги, а о. Домбровский даже с амвона высказывался о том, что храм строить не надо. Вопрос о построении в принципе был решен Общим Собранием. Оглашается доклад инженера Васильева /Приложение №   /. В апреле 1961 года приступили к построению, не имея денег. Архиепископ Антоний оглашает данные из брошюры /Воззвания/ о построении храма и указывает на ее неточности. Все расчеты опирались на предполагаемые регулярные взносы 1.000 жертвователей. Но вместо 1000 оказалось только 323 жертвователя. Архиепископ Антоний на основании документальных данных показывает, что при начале строительства было уже 31.000 долга. Ничего не говорится – существовали ли долги прихожанам. Поэтому эта брошюра являлась профессиональной дезинформацией, ответственность за которую ложится на бывший Приходской Совет, который сознательно сбивал людей с толку. Они утверждали, например, что за старый собор получат 180.000 долл., в то время как для этого не было никакого основания. Архиепископ Антоний перечисляет всех членов финансовой комиссии, в состав которой вошли видные общественные деятели. На них т.о. возлагалась ответственность за сборы и отчеты. Некоторые члены ее наши прихожане, а некоторые нет. К таковым принадлежит г-жа Дельянич, состоящая в юрисдикции Американской Митрополии. Архиепископ Антоний затем просит отложить слушание его доклада ввиду большого утомления.

III. По предложению Председателя Архиепископ Леонтий делает доклад о Чилийской епархии. (приложение №13). Он оглашает письменные и добавляет другие сведения. В Сантьяго два прихода между собою враждуют. Один из этих приходов возглавляет протоиерей Ульянцев, который ныне в непосредственном ведении Председателя Синода. Теперь это разделение в значительной мере изжито, особенно после землетрясения. Вследствие его и вследствие боязни прихода к государственной власти красных, люди стараются покидать Чили. Теперь Чили стало вроде транзитного лагеря для выезда в Северную Америку. Для юридического оформления епархии создано Кладбищенское Общество, коего Епископ является по положению почетным представителем. На кладбище маленький храм в честь Всех Святых. Туда часто приезжают русские. Устроена небольшая школа. Для миссионерства переведена литургия на испанский язык и ведется миссионерская работа с отдельными лицами. Кроме Сантьяго есть небольшой приход в Консепсионе, который сильно пострадал от землетрясения. Церковь наша там, в частном доме, сохранилась, хотя весь дом пострадал. Вообще землетрясение всех потрясло. Русских пострадавших было немного. За эти годы было три иерейских хиротонии. Русские жители Чили озабочены политическим положением, опасаясь там коммунистического переворота. В Перу Митрополия захватила наш приход. Большую ценность для епархии составляют 5 монахинь, прибывших из Иерусалима.

Архиепископ Афанасий удивляется, как Архиепископ Леонтий согласился на положение только почетного Председателя Кладбищенского Общества. К нему перешло бы имущество в случае ликвидации общества.

Архиепископ Леонтий объясняет, что легализация епархии в Чили не возможна по местным законам. Поэтому все имущество было записано на Чоркана. Легализация Церкви оказалась возможной только как благотворительного общества, имущество которого принадлежит Зарубежной Церкви.

Председатель говорит, что все выслушали Архиепископа Леонтия с благодарностью и теплым участием.  Он должен был перенести большие трудности и жизнь в самых неблагоприятных условиях, создавая свое подворье. За ним также большая заслуга в отношении построения храма в Лиме. Он все делал с большим усердием, ревностью и преданностью. За все это надо выразить Архиепископу Леонтию благодарность.

Собор соглашается с Председателем.

Заседание закрывается в 3.30 ч. дня.

 ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ:

СЕКРЕТАРЬ:

ПОМ. СЕКРЕТАРЕЙ 

 

Протокол №11

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

25 октября/7 ноября 1962г.

 

Присутствуют все Преосвященные, перечисленные в протоколе №1.

I. Оглашается протокол №9.

Архиепископ Тихон к изложенному в протоколе хочет сделать поправки. Он не соглашается с тем, что работы по построению нового Скорбященского собора остановились в декабре. На самом деле они прекратились в январе 1962 г. Архиепископ Тихон накануне отъезда был на постройке и говорил с рабочими, в числе которых был член Приходского Совета Ступин. Разговор шел о том, как идет работа и когда надеются ее закончить. Архитектор Иваницкий тоже заявил, что работа прекратилась после отъезда Архиепископа Тихона, а не в декабре. Архиепископ Тихон также заявляет, что неправильно говорить, будто он совсем не знает английского языка и вынужден пользоваться услугами других лиц. Возражает он и против того, что он якобы неправильно объяснял Синоду условия уплаты займа, говоря, что в течение 10 лет надо платить только проценты. Этого не было. Далее Архиепископ Тихон говорит, что посещение храма после его отъезда упало на половину и прихожане теперь ходят в монастырь и в Воскресенскую церковь, а некоторые заготовили прошение об открытии другого прихода под юрисдикцией Греческого Патриарха.

Помощник Секретарей докладывает, что на заседании Архиепископ Тихон заявлений не делал, и потому было бы неправильно включить их в протокол №9. Они могут быть включены только в протокол настоящего собрания.

Постановили: Протокол №9 утвердить, а заявление Архиепископа Тихона включить в протокол настоящего собрания.

II. По предложению Председателя Архиепископ Антоний продолжает свой доклад о Сан-Франциско.

Архиепископ Антоний приступая к докладу напоминает, что он говорил об отсутствии единомыслия по вопросу о постройке нового собора и не было Наказа Строительной Комиссии. Первоначально хотели строить на старом месте, но потом несколько раз меняли мнение. В этом вопросе шло долгое колебание. На собрании 29 марта 1959г. Высказывалось пожелание, чтобы все члены прихода участвовали в решении вопроса о местоположении будущей церкви. Комиссия должна была всем разослать запрос и решать на основании отзывов. Но потом уполномочили Приходской Совет выбрать и купить участок. Тогда же состоялось сформирование новой строительной комиссии. На собрании высказывалось предложение дать Приходскому Совету и Строительной Комиссии широкие полномочия принимать те или иные решения. В протоколе нет такой резолюции, но в дальнейших решениях, игнорирующих Приходское Собрание, строители ссылались на якобы постановление этого собрания. На этом собрании решено было уйти с Фултон стрит, однако в июне того же года Архиепископ Тихон предложил вернуться к первоначальному плану и это было принято. Из протоколов видно, что имелись в виду разные участки. За один участок стоимостью 85.000 долл. даже внесли 6000 долл. задатка, но потом предложили нынешний участок на Гери бульвар и задаток получили назад. За нынешний участок просили 115.000 долл., а купили за 105.000 долл. Дело обсуждалось три дня, и за эту высокую цену участок был куплен без общего собрания. Даже Церковный Совет не был при этом решении в полном составе. Из Приходского Совета на лицо было три человека духовенства и один мирянин, а из Строительной Комиссии 5 человек. В таком маленьком составе, не спрашивая прихожан, приняли связывающее приход ответственное решение. При подыскании участков не были использованы комиссионеры из прихожан, а куплен участок через Теслюка при содействии архитектора Иваницкого. Архиепископ Антоний читает письмо одной крупной жертвовательницы о коммунистических связях Теслюка. Прихожанам и особенно тем из них, кто работает по купле-продаже недвижимости, бросилась в глаза высокая цена участка. Как потом выяснилось из оглашенного Архиепископом Антонием документа, действительно продавец участка только за пять месяцев до того заплатил за тот же участок на 32.000 долл. меньше. Конечно, он не мог так сильно подняться в цене за такой короткий срок. Архиепископ Антоний читает выдержку из доклада Синоду протоиерея о.Молчанова о некоторых других предлагавшихся участках. Приобретенный участок вызывает много возражений, как несоответствующий своему назначению. Прежде всего, участок должен был приобретаться с тем, чтобы на не построить дом для духовенства и школу, как этого требовал Архиепископ Тихон. Между тем места для школы не оказалось. На Общем Собрании 10 июня архитектор Иваницкий докладывал: «При разработке проекта стало ясно, что нет места для школы». Но он, будучи членом Строительной Комиссии и архитектором, принимал участие в выборе и покупке участка и должен был это заметить. Все же в проект собора включили школу, но о потребностях ее не спросили ее директора и спланировали помещение школы вполовину меньше ее потребности.

Участок находится на крутом склоне и нижняя часть здания оказывается ниже канализации, что вызывает удорожание постройки и необходимость иметь насос для постоянного откачивания воды. Другой минус его тот, что если сейчас этот район является близким к расселению многих прихожан и свободным от негров, то лет через десять может оказаться он в других худших условиях: негры придут на Гери бульвар, а с Фултон стрит уйдут.

Собор строится алтарем на север и окружен чужими домами. Новый храм по площади будет меньше старого. Внутренность старого храма 137х45 футов, а нового 92х59 футов. Вследствие малой площади нового собора, в нем предположено устройство двух балконов: одного для молящихся, а другого для хора.

Архиепископ Антоний затем переходит к вопросу о выборе архитектурного проекта. Как было сказано раньше – состав Строительной Комиссии менялся. Известны три разных состава ее. По объявлении конкурса четыре архитектора представили свои проекты, получив каждый из них по 500 долларов. Но ни в одном протоколе нет указаний на подробности этого конкурса. Нет никаких данных о том, как и кого приглашали к участию в нем. В книге протоколов вырванные страницы, а в числе протоколов на отдельных листах нет четырех протоколов после 1-го. По свидетельству архитектора Хошева условием было проживание в Сан-Франциско и признанные американскими властями права. Было выделено жюри. Жюри отвергло все четыре проекта, но Храпов настоял на принятии проекта Иваницкого. По свидетельству прихожанина фон Вахе о.Михаил Польский говорил ему заранее, что архитектором будет Иваницкий. Это может иметь свое подтверждение в том, что Иваницкий был приглашен в комиссию в качестве советника, не будучи ни прихожанином, ни даже посетителем Собора, он не принадлежал даже к нашей юрисдикции, тем не менее, тратил много своего времени. Он приходил на заседания, искал участок. Это показывает, что он был заинтересован в этом деле. Действительно, в начале постройки он получил 19.000 долл. в счет платы за свои услуги и наблюдение. Архиепископ Антоний затем показывает на экран план Сан-Франциско с местоположением постройки, план постройки, макет и фотографии ее в нынешнем виде, заключая фотографиями старого Скорбященского собора.

В 2.30 ч. дня делается перерыв.

Заседание возобновляется в 6ч. вечера.

Архиепископ Антоний продолжает свой доклад, напоминая об отдельных чертах показанного на экране проекта. До сих пор у него нет никаких планов внутреннего устройства будущего собора. Из договора видно, что собор будет без арок и сводов. Один архитектор В.Данилов после рассмотрения договора с архитектором и планов сказал, что, только войдя в будущий собор, вы увидите коробку без сводов и арок, что поправлять будет поздно. Сам Иваницкий говорил, что он строит его не для старшего поколения, а для тех, кто не знает прежнего зодчества и кто идет в ногу с нынешним веком. Что касается предложения привлечь Верховского к исправлению проекта по указанию Синода, то в протоколе Приходского Совета есть указание о том, чтобы оставить это без внимания.

Архиепископ Никон докладывает, что когда в Синоде был получен рисунок проекта, то ему было поручено его рассмотрение. Он читает составленный им с помощью архитектора Верховского разбор проекта Скорбященского собора с художественной стороны.

Архиепископ Антоний продолжая свой доклад, объясняет, что основой в строительной смете являются предположения о скором и регулярном поступлении пожертвований. Однако в протоколе есть указание, что фирма Гояк согласна строить собор этапами и по имеющимся в контракте техническим данным имелся в виду перерыв в постройке, что скрывалось от прихожан, а Архиепископ Антоний подвергся преследованию и укоризнам за самую мысль о ведении постройки этапами. Это предвиделось строительным планом, а людей вводили в заблуждение, что храм может быть построен к Рождеству. Прихожане были поражены, когда раскрылась эта непрямота и дезинформация. Конечно, люди работали, отдавали храму время, но вели дело так неумело, что вызвали ропот, нарекания и недовольство. Как видно по протоколам, настроение Приходского Совета после начала постройки было близким к панике. Почти в каждом протоколе звучит: нет денег, где их достать? Была идея просить прихожан, чтобы вместо вкладов в банк давали деньги под проценты в строительный фонд. Просили жертв, но все что поступало, шло в уплату долгов. Почти во всех протоколах идет речь о займе в банке. Но когда записывают данные или сообщают сведения о долгах, то дают его название «ссуда», «поступление» вместо «долга». В делах Синода есть письмо Архиепископа Тихона от 28 августа/10 сентября 1961 года о крайне тяжелом денежном положении, а через короткий срок после этого Совет заявляет, что все обстоит прекрасно. Общая сумма долга не сразу могла быть выяснена. Сначала Архиепископ Антоний полагал, что это 130.000 долл. Но комиссия, проверявшая отчетность, нашла, что общая сумма 197.435 долл. По кассовой книге за 1960 г. долга было 19.000 долл., в 1961 г. частных займов было на 57.000 долл. и в 1962 г. на 9.000 долл. Очевидно существует задолженность по домам 14.000 долл., 11.000 должны архитектору и 87.000 долл. подрядчику. Из этого долга часть погашена. Возмущение народа и невозможность сотрудничества вызывали необходимость срочной смены Приходского Совета. Разъяснение Архиерейского Синода давало возможность сделать это в административном порядке, но адвокат, имея в виду чартер, советовал действовать через общее собрание. Для того, чтобы все было в соответствии с законом Архиепископ Антоний проводил подготовку к собранию, пользуясь советами адвоката. Его естественно заботило, что Приходской Совет для обеспечения своего положения произвольно одних принимал в приход, а другим отказывал. Так, например они забаллотировали достойного и смиренного прихожанина Кукуранова за то, что он представил общему собранию заявление по поводу настойчивых слухов о предстоявшем удалении некоторых членов причта. Т.к. было ясно, что Приходской Совет будет препятствовать всякому приему новых членов, которым он не доверял, Архиепископ Антоний спросил указаний Синода о порядке приема прихожан и о праве голоса новых членов прихода. Архиерейский Синод прислал ему разъяснительный указ, который исходит из положения Всероссийского Собора, что каждый православный обязан быть членом прихода, и что принятие его в состав последнего вследствие этого, в сущности, является регистрацией. Если Приходской Совет нормально не функционирует, то эту регистрацию производит клир. К тому времени Архиепископ Антоний имел до 120 заявлений от лиц, проживающих в Сан-Франциско и его окрестностях. Среди них, вопреки распускавшимся сведениям, не было никого из Лос-Анджелеса. Приходской Совет восстал против их приема. Попытки увещание не имели успеха. Тогда пришлось прибегнуть к регистрации этих лиц причтом, поскольку ни одно из них не подвергалось обвинениям, лишающим права состоять в приходе. Были заявления и из оппозиции и их тоже приняли, соблюдая в этом вопросе полное беспристрастие. Среди принятых было 72 человека, имеющих право решающего голоса, т.е. тех, кто был ранее в другом приходе, а поступающие вновь получали совещательный голос. Позднее прибавились еще, но почти все с совещательным голосом. Когда подготовлялись к собранию, все желали получить голубые карточки, означавшие право решающего голоса. Поэтому платили взносы за старое время, иногда по несколько десятков долларов. Уплата недоимок принималось и у входа в собрание. Карточками обеспечивалась честность и законность в голосовании. Чтобы не было злоупотреблений, на них при входе ставилась контрольная печать. Затруднение было в том, что было 4 входа. Все это требовало обеспечение порядка, для чего была приглашена частная полиция, которая стояла у дверей. Оппозицию обозлило, что был контроль и организованный порядок, чего в Сан-Франциско никогда раньше не было. Полиция никого не стесняла кроме тех, кто творил беспорядок. Кстати протестующие против нее сами имели полицию притом в форме на информационном собрании. Здесь же она была необходима, потому что было известно о подготовке срыва собрания. Сигнал к нему сразу подали Барсуков и Филимонов, поднявшие с двух сторон крик сразу после открытия собрания. Полицейских в штатском было четыре, они были русскими и православными. Они вежливо попросили не кричать и ни к кому не применяли насилия. Переходя к вопросу о голосах, Архиепископ Антоний приводит один факт для примера. Когда предложено было сменить Приходской Совет, то голоса разделились 327 против 126. Если бы оспариваемых новых членов было даже 100, это не изменило бы результат голосования. Подавляющее большинство было независимо от новых членов. На собрании с докладами выступали представители Приходского Совета Храпов, Барсуков и Иваницкий. Храпов в своем докладе заявил, между прочим, что район Ричмонд был избран абсолютным большинством голосов, хотя на самом деле об этом никакого голосования не было. В его докладе было много неверного. Также и в докладе Барсукова, который сказал о необходимости займа, но не назвал цифру его 369.000 долл. В искаженном виде он докладывал об отказе Архиепископа Антония одобрить заем и утверждал, что реальный план это – взносы 1000 человек по 5 долл. в месяц. Он уверял, что собор может быть построен в течение одного года, хотя знал, что это неправда. Иваницкий в своем докладе признал, что при разработке проекта постройки он увидел, что школу в подвале здания поместить нельзя. Он говорил, что по контракту подрядчик должен исполнить работу за 303.000 долл., но с добавочным условием уплатить 14.000 долл. в случае повышения цены, чего на самом деле не было. Эти деньги предусмотрены не на повышение цены, а на оплату расходов от неизбежной задержки в строительстве. Он докладывал, что работы 1-ой стадии закончились к декабрю 1961 г., а деньги по этому контракту были выплачены в февраль 1962 г. т.к. пришлось ждать, когда пройдет lean period. Это означало, что тогда уже была задержка в платеже, вызывавшая начало иска. Деньги были уплачены Церковным Советом в феврале с двухмесячным опозданием. В январе была возведена металлическая конструкция. Иваницкий говорил о необходимости закончить скорее здание снаружи за 360.000 долл., говоря, что иначе постройка удорожится на 7,5%. Это неправильная цифра. Специальная фирма, которую запросили по этому вопросу, показала, что за этот период вздорожание может быть на 2,5%, а не на 7.5%. Были в докладе Иваницкого и другие неточности. Ссылаясь на вычисления инженера Васильева, Архиепископ Антоний указывает, что делая заем, расходы на % понесли бы больше, чем плата за вздорожание материала, даже при удорожании в 7,5%.

Заседание закрывается в 7.55 ч. вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ:

СЕКРЕТАРЬ: 

ПОМ. СЕКРЕТАРЕЙ

 

ПРОТОКОЛ №12

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРИВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ.

 26 октября/8 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные.

I. Председатель сообщает, что представители православных французов, узнав о результатах Соборного суждения по их делу, хотят доложить о сношениях, которые у них были тем временем с Парижем, откуда прибыл и о. Евграф Ковалевский.

В зал вводится священник Жак Тессье, который читает обращение о том, что не только о. Евграф Ковалевский избран кандидатом во епископы, но что Епископский Совет также согласен ввести в жизнь православную пасхалию (приложение № 14). Он также оглашает полученную в этом смысле телеграмму. Обращение и телеграмма переводятся на русский язык сначала протопресвитером Георгием Граббе, а затем Архиепископом Виталием, после чего священник Жак Тессье удаляется.

Председатель спрашивает угодно ли Собору пригласить для опроса протоиерея Евграфа Ковалевского и обсудить прочитанное заявление.

Архиепископ Леонтий находит излишним вызывать о. Е. Ковалевского.  Это значило бы только огорчать его, когда Собор уже пришел к определенному заключению.

Архиепископ Иоанн указывает на то, что сейчас момент решающий. Или мы даем помощь Французской Церкви и она будет в единении с Русской Зарубежной Церковью, или она будет оторвана и превратится в сектантское общество, хотя Архиепископ Иоанн полагает, что она найдет себе какую-нибудь юрисдикцию. У них уже есть история. Тексты их богослужения разосланы во все Церкви. Антиохийский Патриарх высказал им свое сочувствие, Если они уйдут, для нас потеря будет большая, чем для них. Одно из предначертаний Божиих для нашего рассеяния есть проповедь Православия среди других народов. У французов сейчас пружина напряжена до крайности. Собор со всей ответственностью должен вынести положительное решение или отрицательное.

Архиепископ Никон считает важным вопрос о том, может ли о. Евграф Ковалевский когда-либо быть епископом? У нас на совести лежит опасение - как бы не сделать ложного шага. Мы боимся, что требуемые нами обязательства не будут исполнены. Одним из решений было бы дополнить архиерейскую присягу для о. Е. Ковалевского присягой, что он будет Пасху праздновать по православной пасхалии, не будет причащать инославных и т.д. Эти пункты можно включить в обычное клятвенное обещание, и если оно будет нарушено, то он будет лишен сана. Если мы отложим на три года свое решение, то это никого не удовлетворит. Наконец возможно, что на протяжении трех лет он будет соблюдать пасхалию, а потом нарушит. Присяга была бы некоторой гарантией.

Архиепископ Аверкий добавляет, что Архиепископ Никон высказал то, что он сам хотел сказать. Вопрос не только в пасхалии. Надо требовать исполнения и других указаний.

Архиепископ Никон повторяет, что нам важно иметь клятвенное обещание потому что тогда, в случае нарушения его, можно лишить его сана.

Архиепископ Филофей поддерживает мнение Архиепископа Иоанна, когда тот говорит о важности момента. Вопрос был уже как будто решен. Теперь прибыл о. Е. Ковалевский. Представители снеслись с Парижем и уступают в вопросе пасхалии и может быть согласятся исполнить другие требования. Но сейчас мы уже не можем отнестись к делу так как предполагали раньше, а должны вынести решение. Если французы согласятся на все условия, то мы можем включить их в присягу, но важно, чтобы решение было единодушным.

Председатель замечает, что ввиду важности вопроса голосование может быть поименным.

Архиепископ Афанасий соглашается с Архиепископом Никоном, но находит, что надо вызвать о. Е. Ковалевского и задать ему вопросы. Чин хиротонии изложен давно и каждый кандидат приносит присягу. В эту присягу можно внести добавление и совесть наша будет чиста. Если о. Е. Ковалевский ее нарушит, то будет клятвопреступником, а если он человек верующий, то будет исполнять ее с ревностью и страхом Божиим.

Архиепископ Савва соглашается с Архиепископами Иоанном, Никоном и Афанасием.

Архиепископ Серафим находит необходимым, чтобы высказался Епископ Антоний, как проживающий в Западной Европе.

Епископ Антоний признает приятным, что французы пошли на уступку в вопросе пасхалии, но не видит гарантии, что они это будут исполнять. Три года не исполнялось это требование а потому можно опасаться, что о. Е. Ковалевский уедет от нас и ничего не сделает. Епископ Антоний опасается и реакции общественного мнения, с которым мы не можем не считаться. Наше духовенство и прихожане отнесутся к этому акту отрицательно. Не надо осложнять положение. Когда Архиепископ Иоанн пригласил о. Е. Ковалевского на свои именины, многие в Париже были огорчены. С этим приходится считаться даже если они и неправы. Оказывая помощь французам, как бы нам не повредить своим. Если будет поставление о. Е. Ковалевского, то надо подготовить к этому наш народ, а не действовать поспешно. Епископ Антоний считает нужным предупредить, что у нас в Западной Европе уже имеются трудности и такое решение вызвало бы еще больше осложнений.

Архиепископ Серафим удивляется тому как можно рисковать требованием присяги от о. Е. Ковалевского. Мы знаем, что он, даже будучи запрещен, не обращал на это внимания и уходил в другую юрисдикцию. Он 18 лет был под Советской юрисдикцией и ушел из нее потому что предстояли ему прещения. Ведь во всех юрисдикциях от него брали какие-то письменные обязательства и он их нарушал. Для него присяга будет клочок бумаги, который он разорвет. В Парижском экзархате сейчас брожение и внутренний разлад. Сюда приехал Епископ Сильвестр. Он очевидно будет вести переговоры с Американской Митрополией, чтобы образовать вторую Зарубежную Церковь. Поставив о. Е. Ковалевского, мы только подольем масла в огонь, ибо она произведет взрыв в Западной Европе. Всякая надежда подействовать на Экзархат пропадет. Это значило бы поставить крест на нашу Церковь во Франции, ибо мы будем своих вводить в соблазн. Какая цена французской пастве, если она уступает под условием хиротонии о. Е. Ковалевского, да еще немедленной. Они не понимают значения пребывания в истинном церковном общении. К этому они еще прибавляют, что уйдут, если не состоится хиротония. Они должны быть благодарны, что мы их подобрали на улице и дали им священников. Никакой нужды в епископе у них нет. Мы не можем исполнить их желание, раз они ставят его так ультимативно. Мы даже не знаем, как принято их решение, было ли у них собрание. Кроме того одна пасхалия нас не удовлетворяет. Они легко дадут какую угодно присягу. Если они сейчас ставят ультиматум, то имея епископа они все будут делать по своему. Мы не можем исполнять их желания, пока они не исправятся и фактически не исполнят наших требований.

Архиепископа Виталия поражает, что кандидату во епископа мы заранее не доверяем. Не доверяют ему даже те, кои предлагают рукоположение его с дополнительной присягой. Мы все действуем по совести, без каких-либо личных счетов, а перед нами факт насилия. Архиепископ Виталий говорит, что изменит свое мнение, если будут доказательства, что французы послушное стадо и понимают, куда попали. У о. Евграфа уже есть облагораживание, просветление оттого, что он побыл в нашей Церкви, но надо, чтобы он дольше пожил в ней. Архиепископ Виталий имеет некий укор Архиепископу Иоанну в том, что он недостаточно сделал для объединения нашей паствы с французами. Надо было сделать так, чтобы они не держались особняком. Теперь, если бы поставили о. Е. Ковалевского у наших было бы большое огорчение. Надо сказать, что по существу все согласны, но хотят видеть доказательства. Если бы поставить о. Е. Ковалевского сейчас, французы жили бы и дальше обособленно и явилась бы вражда. Надо не спешить, а с любовью сказать им, что когда они исполнят обещание, тогда будут встречены с любовью.

Архиепископ Аверкий согласен с Архиепископом Серафимом и Виталием и Епископом Антонием. Он не видит основания для поспешности. То постановление, которое было принято, правильно. Французы должны доказать свою покорность Церкви, а для этого нужен срок. Если в течение трех лет они будут соблюдать пасхалию, то это уже будет некоторой гарантией прочности, но мы не можем удовлетвориться одним обещанием. Кроме того, мы должны решительно потребовать, чтобы они не входили ни в какое общение с Советской Церковью и другими Церквами, которые являются орудием безбожной власти. Кроме того, мы безусловно должны считаться с общественным мнением во Франции и здесь. Очень страшно то, что поспешная хиротония без подготовки может вызвать соблазн и потрясения.

Епископ Савва присоединяется к мнению Архиепископов Иоанна, Никона и Афанасия и считает, что вопрос о французах надо решить теперь или никогда. Мы не вправе требовать от них совершенства. Это вопрос миссии и мы такое дело должны поддерживать. Мы знаем, что Апостолы так не делали. Нужно или ненужно обрезание решалось на Соборе в Иерусалиме и первым противником его был Апостол Павел и будучи таковым, он считал, что не нужно ничего ломать и огорчать евреев, которые еще духовно не созрели и дал обрезание своему ученику Тимофею. Когда началась ересь Нестория, то Св. Кирилл писал ему с любовью и боялся оттолкнуть его в ересь. Он хотел спасти его любовью. Если святые люди так поступали, то мы не можем вынуть меч и отрубать французов от нас. Епископ Антоний говорит, что если наши клирики в Париже и неправы в отношении французов, то надо снисходить к ним. Но тогда почему не снисходить к французам, которые не священники и не рождены православными и пришли к нам учиться. Это не условие, а просьба со стороны французов. Почему они не могут просить. Если им дорог определенный день, почему они не могут указать его. Если вообще решить этот вопрос, то не все-ли равно, в какой день это сделать. Мы не можем откладывать решения.

Архиепископ Савва полагает, что если дело французов есть дело Божие, то оно будет расти, а если это дело человеческое, то оно пропадет. То, что говорил Архиепископ Виталий, надо было бы, чтобы слышал сам отец Евграф Ковалевский. Те, кто приехали сюда, производят очень хорошее впечатление. Упрекать в том, что русские не соединились с французами, не надо. Русские и сербы гораздо ближе друг к другу и все-таки сербы в Австралии долго подозревали, что русский епископ едет туда, то относились к этому с опаской, а через три года все сомнения у них отпали. Откладывать решение нельзя. Надо принять предложение Архиепископа Никона, а чтобы укрепить дело полезно было бы о. Е. Ковалевскому выслушать Архиепископа Виталия. Отец Евграф Ковалевский нам может быть не нравится, но у него такое знание французов, как ни у кого. Ему дано их просвещать. А если они от нас уйдут, то все-таки мы свой долг исполним.

Епископ Нектарий высказывает некоторое смущение при решении вопроса относящегося к рождению целой Церкви. Но хочется сказать, что наша Церковь часто говорит о своем чистом и неуклонном исповедании. Поэтому кажется, что хиротония о. Евграфа после всего слышанного наложила бы пятно в отношении ее чистоты. Епископу Нектарию бросилась в глаза, что у о. Евграфа совсем не было покаяния. Если бы у него было заметно сожаление, что было бы плюсом, а у него скорее видна мысль: "ах, сорвалось". Если бы он служил по старой пасхалии, вопрос может быть уже был бы решен. Это вызывает опасение, что, получив хиротонию, он поспешил бы объявить о своей автономии и не посчитался бы с прещением, которое Собор в будущем наложил бы на него за нарушение клятвы. Тогда в историю войдет, что мы организовали Церковь, которая идет не по тому пути. А с другой стороны щемит сердце, ибо страшно, чтобы с ними что то не случилось. Хотелось бы, чтобы вопрос был поставлен иначе. Мы не отталкиваем, но хотим показать, что они совершают отступление, грех и должны понести епитимью. Они не в безвыходном положении. Мы их приняли с любовью и поселили в своем сердце. Мы к ним относимся с большей любовью, чем к русским других юрисдикций. Вопрос очень трудный и если сказать откровенно перед крестом, Евангелием и Чудотворной Иконой, то не лежит сердце к хиротонии о. Евграфа Ковалевского. Ему надо дать известный срок.

Епископ Серафим поддерживает предложение Архиепископа Никона. Все симпатии на стороне французов, но есть ряд вопросов, которые мешают принять окончательное решение.

Архиепископ Антоний находит, что ничего не переменилось по существу с момента последнего обсуждения дела. Всех смущает возможность ухода французов на сторону. Говорят, что о. Е. Ковалевский приехал без вызова и этим поставил себя и нас в затруднительное положение. Наша неловкость есть уже некое моральное давление. Из заявления о. Жака видно, что теперь они уже готовы принять нашу пасхалию, но в этом нет смирения. Это принятие условия ради совершения хиротонии, во при этом ставят условие, чтобы она была немедленной. Это говорит против них. Епископ Савва говорит, что к ним надо относиться по миссионерски и с любовью. Все к ним так и относятся. Миссионерство заключается в привлечении к Церкви и укреплении истинной духовной жизни. Любовь есть, но ест и опасение. Мы обязаны предвидеть все последствия своего решения. Говорят, что в случае нарушения обязательств мы можем наложить запрещение, но обычно на практике для ушедшего на сторону священника прещение не имеет значения. Самое лучшее дать французам срок на исправление. Это будет по христиански, по духовному. Не написать-ли в том духе, что мы хотим, чтобы они углубились в истинное христианское учение. Тогда нас никто не осудит впоследствии, а если осудит сегодня, то поблагодарит потом.

Архиепископ Аверкий обращает внимание на то, что французы принимают пасхалию только ради того, чтобы добиться хиротонии о. Е. Ковалевского теперь же.

Архиепископ Александр делает заключение из прочитанного и слышанного, что дело еще требует дальнейшего изучения.

Архиепископ Тихон не видит экстренной нужды в хиротонии о. Е. Ковалевского. С другой стороны, видя его непослушание, он полагал бы правильным отложить решение до будущего Собора.

Архиепископ Леонтий говорит, что он полюбил трех приехавших французов, но жалеет, что они ослеплены в отношении о. Е. Ковалевского. На последнего он не возложил бы руки ни в настоящем, ни в будущем. Никто не знает, что он еще сделает, а ответственность легла бы на нас.

Архиепископ Афанасий отмечает, что французы требуют от нас миссионерства. Кто мы, миссионеры, или формалисты. Нужно не изгонять жаждущего вон, а надо его воспитать. Французы еще дети и их надо кормить детской пищей. Они не могут, понять, почему мы предъявляем свои требования. Духовенство в Париже очевидно не понимает, что Русская Церковь должна миссионерствовать. Заслуга о. Е. Ковалевского огромная: он апостол Франции. Никто не сделал ничего подобного и эти люди заслуживают помощи. Как они будут каяться, когда не понимают, в чем согрешили. Духовенство должно быть близко к ним и среди них миссионерствовать. Мы их хороним, но не возрождаем.

Архиепископ Никон думает, что все уже достаточно изучили положительные и отрицательные стороны о. Е. Ковалевского. Вопрос может ставиться теперь только о том, может он или нет быть епископом. Присяга не придумывается для себя, а тут особые условия. Ведь делались же добавления к чину анафематствования. Здесь совсем новые обстоятельства и единственной гарантией может быть присяга, а трехлетний срок слишком продолжителен.

Архиепископ Виталий видит в деле недоразумение и непонимание. Мы не гоним французов. Их учитель русский человек, который знает и понимает все. Они примут то, что им даст он. Т.к. он все знает, то должен все сделать, что мы от него хотим. Если бы он был французом, мы могли-бы гораздо больше простить. Но он русский, тонкий и образованный, а французы дети, он их воспитывает и обязан нас слушать. И мы требуем, чтобы, будучи русским человеком и священником он учил православных французов. Мы им дали все: обряды, службы. Отец Евграф искусственно вынул своих французов из истории и учит их и мы требуем, чтобы он учил их истинному Православию. Мы оставляем им искусственно вынутые из истории традиции, но просим гарантий от нашего человека, который поставлен во главе французской группы. Мы желаем, чтобы французы оставались с нами, но должны требовать полного подчинения их Собору и Синоду. С хиротонией лучше не спешить. Мы сначала должны увериться в твердости его обещании.

Архиепископ Серафим считает несправедливым страшное обвинение в нежелании миссионерства. Сам он 16 лет провел на миссионерском посту. Он не согласен с Архиепископом Никоном. Если о. Е. Ковалевский действительно миссионер и хочет принадлежать к нашей Церкви, то потерпим три года. Если за это время он изменится, то хиротония будет возможна. Мы ничего не предрешаем, а хотим проверить и убедиться в том, что требования исполняются.

Архиепископ Аверкий чувствует себя обиженным, когда говорят, что голосовать против хиротонии о. Е. Ковалевского значит отрицание внешней миссии: Он 10 лет занимался миссионерством. Но неправильна точка зрения, что достаточно внешнего обращения к Православию. Еще хуже если потом образуется секта. Критическое отношение к о. Е. Ковалевскому вызывается тем, что его общины, присоединившись к Зарубежной Церкви, не принимают нашу пасхалию. Если о. Е. Ковалевский честный человек, то вполне может исправиться. Задача Архиепископа Иоанна привести французов к подлинному Православию и убедить их, чтобы они приняли пасхалию не ради того, чтобы добиться рукоположения о. Е. Ковалевского, а по внутреннему согласию с этим. Нужно непременно добавить пункты к присяге. Сейчас рукоположение о. Е. Ковалевского преждевременно. Надо выждать три года, а тем временем Архиепископ Иоанн должен подготовить о. Евграфа.

Архиепископ Савва отмечает, что у Преосвященных нет разногласия по существу и видимо большинство высказывается за трехлетний срок выжидания. Надо было бы, чтобы о. Е. Ковалевский выслушал все то, что говорил Архиепископ Виталий. Может быть это бы на него подействовало и он вышел бы отсюда обновленный. Надо о. Евграфа вызвать на заседание Собора.

Епископ Савва находит, что большинство епископов не против поставления о. Е. Ковалевского в принципе, а только хотят, чтобы прошел известный срок. Если смотреть на о. Е. Ковалевского отдельно, это правильно, но надо смотреть на него и французов, как на душу и тело. Они тесно связаны друг с другом. Несомненно никто не желает оттолкнуть их от себя, но надо смотреть на их психологию. Французы в о. Е. Ковалевском видят своего апостола. Если мы будем смотреть на о. Е. Ковалевского, а не на французов, то погубим дело. Апостол Павел обращался к иудеям как иудей, а к еллинам как еллин. Формально требования к о. Е. Ковалевскому справедливы, но французы еще не окрепли в вере и мы можем надорвать их и против своего желания их оттолкнуть. Если о. Евграф закоренел в недобросовестности, то выполнив требование в течение трех лет он потом может отойти. Если же у него есть страх Божий, то он не нарушит присяги. Мы должны решить вопрос в принципе, хотим-ли мы совершить рукоположение, как предлагает Архиепископ Никон. Если нет, то должны учесть, насколько отрицательно это отразится на французах. Мы можем их совсем оттолкнуть от себя.

Архиепископ Виталий соглашается с сравнением французов с телом, но о. Е. Ковалевский глава этого тела. Поэтому важно убедить его лично, а он уже сможет убедить свою паству.

Архиепископ Иоанн полностью поддерживает сказанное Епископом Саввой. Вопрос не в о. Е. Ковалевском, а в том, что за ним стоит масса французов. Надо быть в Париже, чтобы понять существующее у французов напряжение. Это не теория. Отрицательное отношение к о. Е. Ковалевскому совсем не общее. Его успех в том, что он знает французскую психологию.

Отец А. Трубников, который считает себя миссионером и писал статьи о православии во Франции, не достигал никаких результатов потому, что подходил к ним с русской психологией. Те, кто был в лагерях охотно идут к о. Е. Ковалевскому, но есть у него и ожесточенные враги. Все обвинения против него тщательно проверялись, в чем много помогал покойный П.С. Лопухин и обвинения отпадали одно за другим. Остается его долгое нахождение в юрисдикции Московской Патриархии, но ведь он от нее ушел. После войны некоторое время не было нашей Церкви во Франции. Ныне настал решительный момент. Нервы больше не выдержат ни у о. Е. Ковалевского, ни у его паствы. Естественно, что французы хотели приурочить хиротонию ко дню св. Мартина. Он был великим просветителем и столпом веры во Франции.

Председатель в 2.30 ч. дня объявляет перерыв до 5.30 вечера с тем, чтобы на вечернем заседании Собор мог выслушать объяснения о. Е. Ковалевского.

Заседание возобновляется в 6 ч. вечера.

Оглашается и утверждается протокол № 11.

По предложению Председателя протопресвитер Георгий Граббе читает определение Собора 1959 года о принятии группы православных французов, докладывает об утверждении их статута в 1960 г., об опросе Преосвященных и отвержении ими предложения о хиротонии о. Е. Ковалевского. По желанию Председателя оглашается также три письма французов и письмо о. Е. Ковалевского с изложением его взгляда на Русскую Зарубежную Церковь.

Архиепископ Серафим протестует против чтения этих писем, как дающих одностороннее освещение.

Председатель объясняет, что письма были прочитаны для полноты картины перед голосованием. Каждый может оставаться при своем мнении. Он предлагает выслушать самого о. Е. Ковалевского и замечает, что французы с настойчивостью жены хананеянки добиваются его хиротонии. Когда он войдет, Преосвященные могут подвергнуть его допросу.

Архиепископ Серафим полагает, что о. Е. Ковалевского надо спросить, как этого желал Архиепископ Афанасий о пасхалии и о причащении инославных.

Вводится в зал протоиерей Евграф Ковалевский и Председатель предлагает членам Собора задавать ему вопросы.

В ответ на вопрос о пасхалии о. Е. Ковалевский объясняет, что во избежание раскола Пасху в этом году праздновали по новому календарю. Он предложил рассмотреть этот вопрос для будущего в Париже и там согласились принять старую пасхалию. Он хочет подчеркнуть, что мысль у него обращена к пастве и просит отнестись к нему со снисхождением в связи со специфическими особенностями его трудной работы.

Архиепископ Серафим спрашивает его, как он может ручаться за принятие православной пасхалии паствой, когда последняя не имела возможности высказаться.

Протоиерей Е. Ковалевский объясняет, что прибыв в Америку, он увидел насколько важен этот вопрос и как остро он стоит. С Парижем сообщались по телефону и последний разговор его с Епископом Нектарием побудил поставить там этот вопрос ребром. Конечно не все будут довольны и кое кто отойдет, но делать анкету всех верующих невозможно.

Архиепископ Аверкий напоминает, что пасхалия была одним из первых условий, почему же за три года ничего не было сделано и делается это только в последний момент.

Протоиерей Е. Ковалевский возражает, что все было сделано, было опубликовано послание, но может быть этого было недостаточно. Эта была ошибка. Официально французские общины были приняты в Зарубежную Церковь в 1960 г. после Пасхи. Вопрос о Пасхе серьезно возник с этого года. Митрополит в своем письме укорял нас и разъяснял важное значение этого вопроса.

Архиепископ Серафим указывает, что после Пасхи могла быть проведена серьезная работа как отклик на письмо Владыки Митрополита. У нас нет гарантий, что в будущем будет иначе.

Протоиерей Е. Ковалевский объясняет, что была надежда на то, что Собор в виде снисхождения допустит новую пасхалию.

Архиепископ Серафим указывает, что выход простой: надо доказать, что все требования Собора исполняются. Почему просьба о хиротонии сопровождается условием о немедленном ее совершении и с указанием, что в противном случае французы уйдут. О. Е. Ковалевский выходил из многих юрисдикций. Почему, О. Е. Ковалевский говоря, что ценит нашу Церковь, не обращался к ней в течение 25 лет, а три года был без всякого архиерейского окормления. Все епископы относятся к французам с большой симпатией, им разрешили новый стиль и западный обряд, приняли в свою юрисдикцию и поручили их Архиепископу Иоанну. Но есть преграда: пасхалия, общая исповедь, приобщение инославных, служение двух литургий в один день или одной вечером, поевши в полдень. Административно французы имеют автономию и нет безвыходного положения, ибо Архиепископ Иоанн всегда исполнит их пожелания. К о. Е. Ковалевскому нет полного доверия и непонятно, почему необходимо сейчас же иметь его епископом.

Протоиерей Е. Ковалевский отвечает, что вполне нормально желание народа иметь епископа.

Епископ Савва спрашивает, могут ли французы подождать?

Протоиерей Е. Ковалевский полагает, что ждать трудно. Будет буря и он не может взять на себя ответственности за сохранение паствы. Паства годами этого желает. Он понимает, что есть большие трудности, но они преодолимы. Если Собор скажет, что надо ждать, то будет и буря и негодование.

Епископ Савва спрашивает, почему французы так связаны с о. Е. Ковалевским.

Протоиерей Е. Ковалевский объясняет, что он их принял в Православие, они его дети, он их воспитывал. Он хотел предложить другой вариант, а именно: назначить Архиепископа Иоанна экзархом и в помощь дать двух епископов, его, о. Е. Ковалевского и еще одного.

Архиепископ Аверкий говорит, что некоторые письма французов обращают на себя внимание своей духовностью, но один из французов писал, что практикуется приобщение инославных с миссионерской целью.

Протоиерей Е. Ковалевский подтверждает, что такое мнение было, но в январе окончательно решили, что приобщение инославных невозможно. После разговоров с Архиепископом Иоанном он издал особое послание, запрещающее такую практику. Послание это принято к руководству. Теперь приобщение инославных может произойти только случайно и очень редко.

Архиепископ Аверкий спрашивает, как могла появиться такая практика.

Протоиерей Е. Ковалевский отвечает, что объяснить это ему трудно. Он должен был бы исповедовать свою веру. Произошло это потому, что во Франции только 25% практикующих христиан, хотя крещеных 50%. Они отстали от Церкви, ищут. Мысленно он ведет перед собою эту толпу католиков, отошедших. Они крещены, миропомазаны, ищут правды, приходят в нашу церковь. Является чувство стыда, что мы 1000 лет забыли западных людей. Вот почему он так снисходительно и широко подошел к этим людям.

Архиепископ Серафим напоминает, что заброшенные души были всегда, однако самое существование литургии оглашенных  исключает их от таинства. Как мог о. Е. Ковалевский поставить себя выше этого. Ему надо было покаяться в таком отступлении и самому быть в числе оглашенных, а не добиваться епископства. Но покаяния у него не видно, и видно, что овцы ведут пастыря, а не пастырь - овец. Сделав оговорку, что это говорится с искренней доброжелательностью, Архиепископ Серафим говорит, что если о. Е. Ковалевский считает себя отцом французов то должен иметь на них влияние. Или его влияние блеф или он должен обратиться к ним и сказать: потерпите. Отделившись от нас, в какую Церковь он может пойти. Если бы исполнили все указания в течение этих трех лет, то все было бы иначе. О. Е. Ковалевский чадо ослушания, а не послушания. Надо сделаться чадом послушания. Не видно и доказательств его верности нашей Церкви.

Архиепископ Афанасий спрашивает, есть ли у французов чин присоединения к Православию.

Протоиерей Е. Ковалевский объясняет, что такой чин есть. Принимаются через покаяние - отрицание, а многих приходится крестить.

Архиепископ Филофей заверяет о. Е. Ковалевского, что Преосвященные близко к сердцу приняли его миссию, но есть нечто основное, что мешает исполнению желания относительно хиротонии. Мы стоим на трех основных пунктах уже три года. Они должны были бы быть дороги и о. Е. Ковалевскому. Он как православный должен был научить свою паству и влиять на нее своим авторитетом. Нам важно, чтобы он понимал необходимость сохранения чистоты Православия и вел французов по этому пути. Что он может сделать, чтобы можно было удовлетворить его желание?

Протоиерей Е. Ковалевский отвечает, что он видит, что было бы необходимо с его стороны не присяга, а обещание. Ему хотелось бы перед Собором и перед Чудотворной Иконой Божией Матери без всякой неискренности дать обещание проводить во французской пастве все, что требует от него Священный Собор. Он заверяет, что не нарушит своего слова.

Архиепископ Аверкий ставит вопрос о вечерних литургиях, на которых приобщаются люди, в тот день вкусившие пищу.

Протоиерей Е. Ковалевский объясняет, что вечерние литургии вызываются необходимостью, частых приобщений верующих. Не есть перед причащением - это обычай. Трудно отказаться от вечерних литургий. Требуется по крайней мере семь часов не вкушать ничего перед причастием.

Архиепископ Филофей и Архиепископ Афанасий спрашивают, нельзя ли допускать к приобщению по воскресеньям, а Архиепископ Никон спрашивает, как можно урегулировать этот вопрос.

Протоиерей Е. Ковалевский отвечает, что он не видит, как это можно сделать. Это лишало бы людей причастия. Он молит оставить это причастие.

Архиепископ Серафим спрашивает, почему французы должны быть в особом положении. Почему они должны идти своим путем. Смиреннее начать с малого, а не стараться подражать первым христианам, которые были особо настроены. Вопрос не в лишении причастия, а в том, что к вечеру трудно достойно приготовиться. Семичасовой пост установили французы сами, вопреки Соборному определению.

Архиепископ Афанасий полагает, что все же лучше приобщаться раз в неделю или за ранней литургией утром. Паству надо воспитывать. Святые отцы не одобряют каждодневного причащения, опасаясь его механизации, как у католиков.

Архиепископ Аверкий добавляет, что вечернее приобщение вызывает большой соблазн в нашей Церкви, особенно во Франции.

Архиепископ Савва, обращаясь к протоиерею Е. Ковалевскому, говорит, что ему может быть пришлось выслушать горькие слова. Но нельзя сетовать на то, что члены Собора его не понимают. Должен и он их понять. Они стремятся сохранить в чистоте Православие. Будучи русским по крови и по культуре, он должен их понять. Его пасомых еще можно перевоспитать.

Епископ Нектарий опасается, что о. Евграф уйдет отсюда с горьким чувством. Этого не хотелось бы. На его движение члены Собора смотрят с умилением и духовно его обнимают. Он просит о. Ковалевского вникнуть в пожелания членов Собора и с любовью предать их своей пастве.

Архиепископ Виталий напоминает о. Ковалевскому, что он русский человек. Все радуются, что он просвещает французов. Он, как отец, может повлиять на пасомых и ради них не должен отказываться от Русской Церкви. На нем лежит долг положить твердое основание Французской Православной Церкви. Маленькие отклонения могут привести к судьбе Рима.

Архиепископ Савва говорит, что при рождении бывают скорби и для рождаемого и для рождающей. Надо все выстрадать за чистоту Православия.

Протоиерей Е. Ковалевский с благословения Председателя покидает заседание.

Архиепископ Никон замечает, что с о. Е. Ковалевским нет полного единомыслия. Но мы отчасти сами допускаем уклонения, причащая униатов из миссионерских целей.

Архиепископ Виталий возражает, что это не верно. На Карпатах народ никогда не знал, что он неправославный и все у него делалось по старому. Архиереи признавали Папу, а народ оставался православным.

Архиепископ Афанасий замечает, что все зависит от того, как понимать принадлежность к Православию. Если человек идет в нашу Церковь и там приобщается, значит он православный. Карпатороссы тысячами приобщались в Почаевской Лавре, но никому не приходило в голову спрашивать их, православные ли они, потому что они были таковыми по духу.

Архиепископ Аверкий подтверждает, что простой народ в Карпатской Руси и не подозревал, что он не православный, но от интеллигенции требовалось присоединение особым чином.

Епископ Савва говорит, что беседа с о. Е. Ковалевским оставило у него тяжелое чувство. Мы отошли от главного и перешли к более мелким вопросам. Плохо, что французы часто приобщаются. Известно, что многие у нас даже на ночь не перекрестят лоб. В первоначальной Церкви все постоянно приобщались за каждой литургией. Не существует канона, который бы это запрещал. Вопрос только, должны ли они сутки не есть. На прошлом Соборе мы говорили, что надо приобщаться на пустой желудок, а они установили поэтому 7 часов поста. Хорошо ли нам в вопросе частого причащения действовать, как холодный душ. Кто может указать правило запрещающее приобщаться за каждой литургией? Мы прочитали постановление, а потом вопреки ему стали делать непоследовательное увещание и могли в этом вопросе вызвать неприятное чувство.

Председатель говорит, что он думает, что вопрос исчерпан. Люди ждут нашего решения. Вопрос, подготовлены-ли мы для голосования.

Собор признает, что надо перейти к голосованию, при чем ввиду важности его Председатель предлагает сделать его поименным.

Предложение принимается.

Председатель предлагает сначала проголосовать вопрос, можно ли признать протоиерея Евграфа Ковалевского приемлемым кандидатом во епископа, независимо от того, когда совершалась бы хиротония, сейчас или позднее. Голоса подаются, начиная с младших и кончая старшими.

Положительный ответ дают 9 членов Собора с тем, чтобы была особая присяга для него: Митрополит Анастасий, Архиепископ Иоанн, Архиепископ Александр, Архиепископ Афанасий, Архиепископ Филофей, Архиепископ Савва, Архиепископ Никон, Епископ Серафим и Епископ Савва.

Против или с указанием, что это возможно позднее если не встретится препятствий - 8 человек: Архиепископ Тихон, Архиепископ Леонтий, Архиепископ Серафим, Архиепископ Виталий, Архиепископ Антоний, Архиепископ Аверкий, Епископ Антоний и Епископ Нектарий.

Второе голосование производится по вопросу о том, можно ли совершить хиротонию теперь же с дополнительным клятвенным обещанием?

Восемь голосов подано за: Митрополит Анастасий, Архиепископы Иоанн, Архиепископ Афанасий, Архиепископ Филофей, Архиепископ Савва, Архиепископ Никон, Епископ Серафим и Епископ Савва.

Девять голосов подано против: Архиепископ Тихон, Архиепископ Александр, Архиепископ Леонтий, Архиепископ Серафим, Архиепископ Виталий, Архиепископ Антоний, Архиепископ Аверкий, Епископ Антоний и Епископ Нектарий.

Председатель объявляет, что на основании сделанного голосования вопрос о совершении теперь хиротонии протоиерея Евграфа Ковалевского отклонен, но в принципе это допустимо в будущем. Надо решить, какой дать ответ на ходатайство французов.

Архиепископ Серафим считает, что надо иметь достаточно времени, чтобы это определилось и потребуется новое обсуждение. Поэтому он предлагает отложить суждение на три года. Если французы за это время покорятся - хорошо, а нет, - ничего не поделаешь. Они должны за это время ввести нашу пасхалию, прекратить приобщение неправославных и соблюдать условия о вечернем приобщении.

Архиепископ Виталий считает, что три года слишком много. Это прямо оттолкнет французов.

Архиепископ Серафим соглашается на сокращение срока, если Архиепископ Виталий поедет в Париж и представит доклад.

Архиепископ Никон возражает, что в Западной Европе находятся Архиепископ Иоанн и Епископ Антоний. Достаточно их доклада, чтобы выносить решение.

Архиепископ Антоний находит, что вопрос не в пастве. Надо посмотреть, как будет действовать о. Евграф. Надо посмотреть по крайней мере после ближайшей Пасхи. Архиепископ Иоанн и Епископ Антоний доложат, а Синод сделает опрос. Если будут исполняться условия, достаточно и одного года.

Архиепископ Виталий тоже полагает, что все будет зависеть от образа действий о. Е. Ковалевского. Если он сразу рьяно примется за реформы, то можно его поставить и ранее года.

Архиепископ Никон предлагает предоставить Архиерейскому Синоду не ранее как после Пасхи несовпадающей, по соблюдении всех условий Собора 1959 года по докладу Архиепископа Иоанна и Епископа Антония обсудить вопрос о поставлении протоиерея Евграфа Ковалевского епископом и в случае положительного решения запросить отзывы Преосвященных членов Собора, пока же написать о сем отеческое послание православным французам.

Предложение Архиепископа Никона принимается.

 

Заседание закрывается в 8.30 ч. вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ:

СЕКРЕТАРИ:

ПОМ. СЕКРЕТАРЕЙ

 

ПРОТОКОЛ №13

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАБОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

27 октября/9 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 преосвященные.

I. Оглашается и утверждается протокол № 11 от 25 октября/7 ноября 1962 года.

II. В связи с оглашением этого протокола Архиепископ Никон заявляет, что когда обсуждался на заседании Синода вопрос об условиях выплаты предполагавшегося долга на построение нового кафедрального собора в Сан Франциско Архиепископ Тихон высказал, что первые десять лет нужно платить только проценты. Тогда по телефону был сделан запрос банку, который и разъяснил, что выплата должна начаться через 10 месяцев после заключения займа.

Архиепископ Антоний продолжает свой доклад о Сан Франциско. Дело это всем в тягость. Он хочет поэтому сократить свое изложение, много фактов оставлял неотмеченными с тем чтобы в случае надобности сообщить их после. Дело это сложно потому, что оно запутано сознательно. Для б. членов Приходского Совета запутать все было вопросом жизни и смерти, так как оно могло означать полицию, прокурора, суд. По указанию Председателя Синода была созвана поверочная комиссия под председательством Б.Н. Борзова в составе полк. Ивановского, инжен. Гранитова и адвоката Волкова и привлечен был еще бухгалтер Алексей Псел. Обязанностью комиссии было выяснить нынешнее финансовое положение собора, а также определить честно ли велось хозяйство собора. Члены комиссии принесли присягу, честно и беспристрастно вести свою работу. Наказ Комиссии указывает, что никто из членов ее никому не имеет права рассказывать о ходе ее работы. Комиссия начала функционировать за три недели до отъезда Архиепископа Антония на Собор и не могла закончить своих работ. Она обследовала отдельные части церковного хозяйства. Руководящие члены прежнего Церковного Совета, Храпов, Барсуков и Сахаров приглашались в комиссию, но не явились, что говорит против них. Комиссия отметила, что все обвинения в упущениях относятся также и к о. Н. Домбровскому. Однако, имея в виду его сан она не могла привлечь его к даче объяснений, предоставив это надлежащим духовным властям.

Читая доклад Комиссии, надо иметь в виду, что было решено быть осторожными в формулировке. Поэтому в ее заключении нет выражений: воровство, хищение и других неприятных названий, но по существу она с несомненностью установила злоупотребления. Комиссия не имела времени проверить отчетность по построению собора, ибо это потребовало бы месяцев работы. Но и в том, что сделано, выясняется много тысяч убытка. Так например, Приходский Совет отказался уплатить 25.000 долл. подрядчику несмотря на предложение Архиепископа Антония. Вследствие этого подрядчик предъявил иск, увеличенный на сумму в 20.000 долл. в связи с неуплатой ему по предыдущему требованию. Кроме того, Совет самолично изъял 37.000 долл. из банка и положил в сейф, а затем вернул деньги в Кредитную Кассу. Церковь потеряла все, что зря платилось в виде процентов на этот долг. Вопреки объяснениям Храпова 3000 долл. уплачены на иконописную мастерскую, которой нет. Заключение Комиссии написано на 15 страницах и долго было бы все его читать. Помимо проверки отчетности, Комиссия обратила внимание на необходимость согласовать пункты инкорпорации с церковно-приходским уставом, без чего может быть нанесен ущерб собору. Полного краха пока не произошло только потому, что окончание общего собрания вызвало энтузиазм. Люди непрерывно приходили с пожертвованиями. Один человек внес 10.000 долл. условно. В зависимости от возглавления епархии он оставит их как бессрочную и беспроцентную ссуду или будет искать их немедленного возвращения как долга по 6%. Благодаря жертвенности вышли из затруднения с долгом контрактору 87.550 долл. и входящий в эту сумму иск поставщика стали и также урегулировали иск компании подъемных машин на 1400 долларов. Когда приезжал Владыка Митрополит, все ожидали окончательного слова о чрезвычайном собрании и ему была устроена беспримерная встреча. Но Дельянич систематически повела кампанию в газете. И как только прихожане увидели, что вопрос не решен, то прекратился поток пожертвований. В июне поступило 50.000 долл, в июле 6.800 долл. в августе 2.800 долл. и в сентябре 2.100 долл. "Русская Жизнь" значительно разжигала страсти. Она возбудила полемику о том, были или не были злоупотребления и взяла на себя роль арбитра и даже суда, впрочем печатая показания почти исключительно одной стороны. "Русская Жизнь" разжигает разделение и спор. Можно было бы привести много примеров. Последний пример дело с молебном в "Русском Центре". Протоиерей Илия Вень сказал Бологову, что никому не запрещено участвовать в молебне, но что духовенство собора не получало приглашения. Бологов на это промолчал, а теперь пишет, что было послано приглашение и отвергнуто. Если обратиться к численности двух групп, то наибольшее число это 158 человек, подписавших протест против законности общего собрания 10 июня с.г. При их энергии конечно собрали все, что можно было. Из этого числа только 124 прихожан. От другой церковной стороны прошение подписано 1626 лицами, из коих 1100 ходят в Скорбященский собор. Архимандрит Афанасий ожидал, что школа потерпит урон в детях потому что оппозиция не захочет пускать туда своих детей, но на самом деле число школьников не уменьшилось. Архиепископ Антоний не хочет останавливаться на случаях клеветы лично на него, но упоминает, что Храпов истолковывал Синодальное определение о поддержке сбора на построение собора как якобы одобрение всего плана, сметы и порядка ведения дела. Архиепископ Антоний просит огласить содержание определения.

Протопресвитер Г. Граббе оглашает определение Синода от 3/16 декабря 1961 г. и объясняет, что было несколько проектов определения, при чем был один, который прямо одобрял всю деятельность Приходского Совета и Строительной Комиссии. Он был отвергнут и Владыка Митрополит следил за тем, чтобы текст выражал только одобрение самого дела построения храма но не проекта, сметы или метода постройки. О. Н. Домбровский и Храпов были названы как трудящиеся по сбору по словам Владыки Тихона.

Архиепископ Антоний для характеристики ведущейся кампании, упоминает о том, что Барсуков сразу после общего собрания прислал телеграмму о выходе из прихода. Когда он стал требовать, чтобы ему был дан протокол, Архиепископ отказал ему на том основании, что он заявил о своем выходе из прихода. Барсуков это отрицал, сказав, что он никакой телеграммы не посылал и даже в газете написал об этом заявляя, что в случае суда готов показать это под присягой. Между тем проверка показала, что за эту телеграмму уплачено по телефонному счету Барсукова. Сахаров уверял, что его не пустили в зал заседания, а Телятников случайно видел, что он прошел в храм. Между тем Архиепископу Антонию сказали, что Сахаров не мог пройти и он распорядился, чтобы его пропустили а потом видел его в храме на собрании. Понятно, что желая отвлечь внимание от своих деяний б.члены Приходского Совета подали в суд. Но сами они под большой угрозой суда и при том суда уголовного. Разница в том, что гражданский суд можно остановить, а уголовный остановить нельзя. Архиепископ Антоний предлагает прочитать текст жалобы в суд. Первая часть ее есть жалоба на незаконность общего собрания, а вторая о мерах пресечения с требованием возвращения старому Совету денег собранных новым Советом. После того Архиепископ Антоний читает сообщение Приходского Совета по поводу возбуждения иска.

Архиепископ Никон читает исковое прошение в переводе на русский язык.

Архиепископ Антоний говорит, что адвокат Шак очень внимательно изучил эту жалобу. Он высказал, что с отказом суда устранить немедленно новый Совет она для нас совершенно безопасная. В сущности чего они просят в конечном счете? Повторения общего собрания. А между тем расход на процесс большой и еще важнее общее волнение. Самое худшее, что случилось бы, если бы суд отменил постановления собрания 10 июня, и признал бы необходимость созыва нового собрания под контролем суда. Но Шак высказывал мнение, что процесс был бы выигран нами. Подавали в суд не три лица а 13, которые присылали протестующее письмо на имя Митрополита. В протесте они изложили то же самое, что в судебном иске. Основа заключается в отрицании права архиереев руководить управлением церковного имущества. Наш долг высказаться против такой акции. Скорбященский приход принял это как поход против Церкви.

Архиепископ Антоний далее ставит вопрос о том, каков был бы ответ прихода на судебную жалобу по пунктам.

1. Вопреки утверждению истцов он имел право созывать собрания. Он действовал не как епархиальный архиерей, а как настоятель прихода, который по пар.25-му Приходского Устава имеет право созывать экстренное общее Собрание. Положение его как настоятеля определяется примечаниями к пар.28-му и Положением об управлении Русской Православной Церкви Заграницей. Повестка о созыве Собрания была им подписана как настоятелем церкви. В уставе Скорбященского прихода имеются и слабые места, ибо упоминается и настоятель священник. Суду, однако, легко было бы объяснить, что наш Приходский устав составлен для обычных приходских церквей, а кафедральный собор находится на особом положении.

2. Жалуются, что Собрание началось с опозданием и не было объявлено кворума. Однако, в протоколе значится, что Архиепископ Антоний объявил, что это Собрание является вторым, действительным при всяком числе присутствующих. На прежних приходских собраниях этого никогда не делалось, так же не объявлялся и кворум.

3. Жалобщики говорят, что они просили представить им членскую книгу корпорации и что эта их просьба не была удовлетворена. На самом деле они никогда этой книги не требовали. Кворум можно установить по числу голосовавших.

4. Жалуются, что Архиепископ вел Собрание самостоятельно. Однако, в пар.26-м при перечислении разных применяемых к чрезвычайному общему собранию параграфов, Пар.19 об избрании тов. председателя из мирян пропущен.

5. Ссылка на пар.27, согласно которому чрезвычайное собрание полномочно рассматривать только вопросы, стоящие на повестке не состоятельна. В п.З повестки стоит слушание заявления прихожан о досрочном переизбрании должностных лиц прихода. Поэтому адвокат считает, что это есть формальность, которая не является существенной.

6. Особенно важное значение имеет последний пункт, что Синод и Архиепископ не имели права вмешиваться в управление имущественными делами прихода. Это опровергается самым тем фактом, что члены Приходского Совета требовали от Архиепископа подписи для получения займа.

Во второй части своего искового прошения б. члены Приходского Совета просят об отстранении Архиепископа и новых членов Приходского Совета от должностей и передачи им всех дел и денег. По объяснению адвоката суд мог приказать новому Совету все передать старому до суда, мог отказать в этом требовании и мог назначить скорое слушание дела. Судья отказал истцам в немедленном исполнении их просьбы. Теперь это дело остановлено, но не вполне прекращено. Истцы оставили за собою право возобновить дело. Как сказано в начале, дело искусственно запутанное и вместе, чисто принципиальное. Оно запутано потому что бывшему Церковному Совету хочется отвлечь внимание общественности, прихода и церковных властей от своих деяний, которым грозят самые суровые последствия Поэтому они с потрясающей энергией обвиняют других, оправдывают себя и ради этого виртуозно дезинформируют всех. В желании оправдаться, они встали на путь нападения на Церковь и здесь возникает вопрос чисто принципиальный: можем ли мы помириться с тем, что бы кто бы то ни было из нашей паствы буквально на весь мир взывал о необходимости устранения Архиерейской власти в приходе. Они взяли дело условно из суда и однако, как видно из недавно полученного от адвоката Рябова письма, они остаются на своей антиканонической позиции. Архиепископ Антоний читает письмо адвоката Рябова от 15 октября 1962 г., в котором снова отрицается право епископа на участие в финансовых имущественных делах кафедрального Скорбященского собора. Не давая ясного и правильного отчета в расходовании церковных сумм и собранных пожертвований на построение собора, скрывая о существующих крупных долгах, созданных без ведома и одобрения Общего Собрания, не показывая общественности, что предпринятая постройка нового собора велась преимущественно в долг, который все возрастал с необыкновенной настойчивостью и упорством стремясь ввести приход в новые огромные долги, выражающиеся в сотнях тысяч долларов, без реального плана их погашения и тем подвергая приход катастрофической опасности потери всего имущества, т.е. обоих соборов и домов и не меньшей опасности моральной от такой потери как для прихода, так и для всей Зарубежной Церкви. Должностные лица быв. Церковного Совета всеми способами энергично стремятся доказать, что их вышеуказанная деятельность была вполне исправной и полезной для Церкви и, вопреки действительности, якобы вполне оправдала доверие жертвователей. Средствами, которыми упомянутые лица пользуются для указанной цели, является т.н. информационные собрания, объявленные церковной властью незаконными, печать, рассылка неверной информации в виде листков и широко проводимая агитация среди всех кругов русских православных людей. Названные лица, согласно данным и заключениям особой Поверочной Комиссии учрежденной по указанию Владыки Митрополита Анастасия, после только частичного ознакомления с их деятельностью, признаны повинными:

1. в неудовлетворительном и небрежном ведении церковной отчетности,

2. в непростительном недопущении ревизионной комиссии к ревизии свечного завода, принадлежащего собору, доходы от которого приходили мимо церковной кассы,

3. в отсутствии контроля и отчетности по киоску при соборе,

4. в доведении общей задолженности до 197.435.оо долл. каковая задолженность прихода на 1 июня 1962 г. составляла приблизительную сумму около 187.000 долл. при чем принятие приходом таких крупных долговых обязательств не было предварительно обсуждено на Общем Собрании,

5. Поверочная Комиссия также желает знать, почему не была произведена уплата 25.000 долл. подрядчику, как настаивал на этом Архиепископ Антоний в частичное погашение долга, при чем получение этих 25.000 долл. в то время удовлетворяло подрядчика, он соглашался на отсрочку остального платежа, дело не было бы передано адвокату и, при окончательном расчете, его претензии в 20.000 долл., не были бы столь велики,

6. Комиссия желает знать, почему бывший Приходский Совет, ведя хлопоты о получении займа с закладом имущества прихода, не озаботился получить на это разрешение Синода, согласно устава,

7. Комиссия (стр.12) свидетельствует, что должностные лица прежнего Церковного Совета между 1 и 11 июня изъяли из банка и уплатили Кредитному Союзу 37.000 долл. без постановления Приходского Совета и без утверждения Правящего Архиерея. Этот акт является самовольным использованием денег жертвователей не по их предназначению. Лица, производившие эту операцию, знали о предъявленном иске подрядчика и, изъяв указанную сумму, поставили новый Приходский Совет в затруднительное положение, лишив его последнего имевшегося фонда. Кроме того, этим они принесли приходу около 1000 долл. чистого убытка, т.к. деньги уплаченные как %% за заем этой суммы, пропали даром,

8. Комиссия отметила в некоторых случаях отсутствие оправдательных документов, например в расходе на 3000 долл, за несуществующую "иконописную мастерскую", в ежемесячном расходе в 420 долл. регенту Константинову для уплаты певчим, в пожертвовании на вечное поминовение Антониной Фадеевой 2000 долл. и через о. Николая 2.500 долл. (стр:6),

9. наконец, Комиссия отмечает, что вызванные ею бывшие должностные лица б. староста Храпов, б. казначей Сахаров, б. секретарь Барсуков, председатель Ревизионной Комиссии Уайт, работавший в свечном заводе и киоске Губин и б. член Церковного Совета Золотовский, игнорировали приглашения Комиссии, созданной с благословения нашего Первоиерарха Митрополита Анастасия с целью не только проверки отчетности и всего хозяйства прихода, но также и для того, чтобы дать возможность лицам, считающим себя несправедливо обвиненными оправдать себя от этих обвинений, а также прекратить необоснованные преувеличенные слухи, возникшие в связи с этим. Это игнорирование дает основание для предположений, что они избегают расспросов Комиссий, опасаясь, что не будут в состоянии оправдать себя (стр.15).

Помимо всех этих частично приведенных заключений Комиссии, указанные лица отказались сдать деньги, документы, отчетность и книги остававшиеся у них, и вообще свои церковные должности и, наконец, подали жалобу. в гражданский суд, оспаривая право Архиерейского Синода и управляющего епархией Архиепископа Антония вмешиваться в дела Корпорации, а также на новых должностных лиц Церковного Совета обличая и подчеркивая этим новое порочное и опасное для Церкви свое принципиальное направление, заменяя церковный приход словом "корпорация" и становясь т.о. на точку зрения положения Сов. Церкви, в которой архиерей лишен власти в административном управлении приходом. Хотя этот судебный иск был условно изъят из суда, моральный ущерб для православной паствы всей Зарубежной Церкви, потрясенной таким решительным ниспровержением авторитета церковной власти и воспринимающей в лице многих ее верующих чад акт подачи в суд, как принципиальную борьбу с Православной Церковью, этот моральный ущерб продолжает свое отрицательное действие, особенно в виду отсутствия раскаяния, которое должно бы было выразиться по крайней мере в безусловном изъятии дела из суда и сдаче своих церковных должностей. В виду этого, представляется настоятельная необходимость, чтобы Собор Архиереев высказал свое принципиальное отношение ко всему происшедшему. В частности представляется желательным:

1. подтвердить, что Архиерейский Синод и Епископ, согласно священным канонам и правилам церковным имеют право и долг входит в имущественные дела прихода,

2. осудить акт подачи в суд по чисто церковным делам против Церковной Власти,

3. рекомендовать приходам согласовать параграфы гражданских инкорпораций с церковно-приходским уставом,

и 4. сделать указание быв. старосте, как присягавшему подчиняться церковной дисциплине, а также остальным должностным лицам бывшего Церковного Совета Скорбященского собора сдать дела новому Церковному Совету.

Заканчивая свой доклад, Архиепископ Антоний, просит подумать Преосвященных членов Собора, как он говорил прежде о душах (свыше 1200) прихожан и особенно об огромном большинстве их, которые все в храме и объединены в сплоченную группу, которые жаждут принципиального слова и мнения обо всем со стороны нашего Архиерейского Собора.

Председатель говорит, что все члены Собора с большим вниманием прослушали доклад Архиепископа Антония. Однако обсуждения его сейчас невозможно из за позднего времени.

 

Заседание закрывается в 9.20 час. вечера.

 

Подлинное за надлежащим подписанием.

 

ПРОТОКОЛ № 14

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

29 октября/12 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные.

I.   Оглашается и утверждается протокол № 12.

II.  Оглашается протопресвитером Георгием Граббе и утверждается Послание от лица Собора православным французам с тем, чтобы текст его был окончательно проредактирован Председателем Собора и им подписан.

III. Архиепископ Савва делает доклад об Австралийско-Новозеландской епархии. (приложение № 15).

В 2.30 ч. дня по окончании доклада объявляется перерыв.

Заседание возобновляется в 6 ч. вечера.

Председатель предлагает приступить к обсуждению доклада Архиепископа Саввы.

Архиепископ Аверкий добавляет к докладу, что в семинарии семь студентов из Австралии и ожидается прибытие еще двух. Два окончило курс и один из них вернулся в Австралию, а один стал священником в Америке. Третий вступил в брак и надеется стать священником.

Председатель полагает, что прибывшие из Австралии по окончании семинарии прежде всего должны были бы служить в своей епархии.

Архиепископ Савва соглашается с этим и докладывает о принятых им мерах к осуществлению этого принципа. Он далее говорит о необходимости оставить в Австралии архимандрита Филарета. Его добрые свойства и способности делают его ценным работником и хорошим кандидатом для епископства. Архимандрит Филарет сейчас особенно нужен в Австралии в связи с болезнью о. Ростислава Гана. В случае поставления архимандрита Филарета можно было бы организовать подготовку духовенства на месте. Хорошо было бы архимандриту Филарету приехать на время в Америку, но можно было бы и в Австралии совершить его хиротонию во епископа Брисбенского. Об этом прихожанами возбуждено ходатайство и подано прошение за подписью нескольких сот человек.

Председатель напоминает Архиепископу Савве, что с ним было условлено, что он не будет задерживать архимандрита Филарета. Он настолько выдающийся человек, что может получить применение и здесь. У нас есть для него вакансия. Поэтому надо его в Австралии заменить кем-либо другим.

Архиепископ Савва не отрицает, что согласился с таким пожеланием Председателя Синода и держал слово не возбуждать этого вопроса. Он был вынужден поднять его вследствие утраты нескольких пастырей.

Архиепископ Леонтий замечает, что бывают случаи, когда люди успешно работают со своими людьми в одном месте, а на другой почве успеха не имеют. Не надо умножать число необеспеченных архиереев.

Архиепископ Серафим считает архимандрита Филарета не незнакомой величиной. Он сын очень уважаемого Епископа Димитрия. Отзывы о нем самые лучшие. Он лицо очень известное и на нашем безлюдье лицо достойное высокого положения. Он много перестрадал. Давно имея возможность выехать, он задерживался в Харбине ради своей паствы. Это его заслуга. Надо признать милостью Божией, что Господь такого пастыря вывел из Китая.

Архиепископ Савва добавляет, что в Австралии нет никого другого, кто мог бы быть епископом и заниматься церковно-административной работой.

Архиепископ Аверкий спрашивает, не может ли быть кандидатом проживающий в Австралии архимандрит Вениамин.

Архиепископ Савва находит поставление в настоящее время архимандрита Вениамина затруднительным.

Председатель повторяет, что архимандрит Филарет больше нужен вне Австралии.

Архиепископ Савва дополняет свой доклад сообщением о событиях в греческой Австралийской епархии. Это дело нас не касается непосредственно, но заслуживает внимания. Возглавляющий уже три года епархию Архиепископ Иезекииль старается реорганизовать свою епархию по предначертаниям Патриарха Афинагора и Патриаршего Синода. Выдвинувшиеся до приезда Архиепископа Иезекиила и захватившие руководящее положение в греческой общественности люди противодействовали авторитету и контролю иерархии. Архиепископ Иезекииль обнаружил, что противодействие ему велось небольшой, но хорошо организованной группой из коммунистических клубов, которая проникла в церковные организации. Она восстала против Архиепископа и возбуждала паству против него. Когда прибыл Архиепископ Иезекииль, эти деятели обратились к Архиепископу Савве в качестве представителей федерации греческих общин. Делегация состояла из 12 видных и богатых людей, которая просила принять их в нашу епархию. Архиепископ Савва увещевал их оставаться в ведении своего Архиепископа, говоря, что он сам не может вмешиваться в греческие дела. Тогда они обратились к самосвяту Сергию Охотенко и тот стал рукополагать им священников. Бунтари напечатали в австралийских газетах обращение, что Архиепископ Иезекииль хочет захватить всю власть в имущественных делах. Зараза из Греческой Церкви перешла и к нам. В связи с этим Архиепископ Иезекииль для установления сотрудничества обратился к Архиепископу Савве, а Патриарх Афинагор прислал Архиепископу Иезекиилю длинное послание, в котором указал, что происходящее нестроение является результатом коммунистической пропаганды. Тенденция захвата власти мирянами проявилась в Канберре в нашем приходе. Приход там существует с 1950 года. Настоятель его протоиерей Осипов не досмотрел, что там образовалась небольшая группа, которая пользуясь местным законом о предоставлении земли под храм, создала общество в противовес существующему приходу и зарегистрировалась как православная община и получила участок для построения храма. Архиепископу Савве прислали устав, на который он не мог дать благословения. В нашем приходе росло возмущение против этого начинания. Началось движение в пользу соединения общества с нашим приходом. В мае было Общее Собрание, на котором был единогласно принят Нормальный Устав. Все же кучка людей продолжала вести борьбу. Архиепископ Савва лично приезжал увещевать их, и они вначале согласились уступить, но потом дух времени вновь охватил их и они оставались при своем. Помог им архимандрит Вениамин, который не нашел ничего лучшего, как записаться членом в это светское общество. Архиепископ Савва просит вынести постановление об осуждении такого общества с указанием, что имущество должно быть передано приходу. Некоторые лица старались поддержать нецерковную тенденцию, не понимая значения того, что происходит у нас и у греков.

Архиепископ Афанасий указывает на то, что подобная история была и в Брисбене при организации Серафимовского прихода. Логутин хотел зарегистрировать приход минуя епархию, но власти не утвердили дело без подписи епископа.

Архиепископ Савва добавляет, что в Брисбене равновесие поддерживал своим авторитетом о. Антоньев, но братья Логутины вносят много смуты и потому пребывание архимандрита Филарета в Австралии совершенно необходимо. Сам он чувствует ослабление, долго не продержится и не в силах вести борьбу.

Архиепископ Никон полагает, что все будут в принципе согласны с Архиепископом Саввой. Но возбужденный им вопрос о попытках мирян захватывать власть, устраняя иерархию от имущественных дел обнаруживается во многих местах. Есть даже представление о пересмотре Положения с этой точки зрения. Надо будет вынести общее решение, выводы из которого будут применимы и к Канберре. Для конкретного же случая решение может вынести Синод.

Архиепископ Савва с этим соглашается. Затем он докладывает о затруднениях, которые возникли у Епископа Антония. Он является большой моральной силой в служении Зарубежной Церкви. В Мельбурне существует Национальное Российское Представительство для штата Виктория. Оно организовалось со времени устройства первых дней непримиримости. Сначала оно объединяло многих, но в последнее время в нем стало обнаруживаться разногласие. Появилась личность, получившая образование в Москве при большевиках. Сначала он был у солидаристов, потом рассорился с ними. Не выступая сам открыто, а выбрал рупором атамана Донской станицы Балабина. Последний начал вмешиваться в церковные дела и писать резкие письма Епископу Антонию. У последнего было трудное время: он проводил в Мельбурне нормальный Устав. Он просил Архиепископа Савву приехать. Устав был принят без возражений, но Балабин стал писать во все концы письма и памфлеты против Епископа Антония, распространяя их широко среди клира и мирян. Но это наконец вызвало общественное возмущение, получившее выражение в адресе за 650 подписями в защиту Епископа Антония.

Председатель добавляет, что им получен доклад от паствы Епископа Антония. Люди пишут, что они соединились для его поддержки. Заслуживает внимания, что большая группа прихожан выступила в защиту своего Архипастыря и заявила это письменно.

Архиепископ Савва в дополнение к общему своему докладу сообщает о бюджете Епархиального Управления, который составляет в среднем около 5000 фунтов. Возвращаясь к Мельбурну, Архиепископ Савва указывает, что Епископ Антоний находит очень желательным наградить митрой протоиерея Тихона Киричука за его выдающиеся заслуги. Он священствует уже 38 лет, имеет семинарское образование и очень много сделал в борьбе с Игорем Зуземилем и вообще для стабилизации церковной жизни.

Архиепископ Афанасий возражает против того, чтобы такое награждение шло от Собора, а не от Синода.

Архиепископ Серафим напротив считает, что если награждать о. Киричука то награда должна идти только от Собора. Иначе положение Синода в отношении других кандидатов еще не имеющих 50 лет службы, было бы затруднительно: поступят требования со всех сторон.

Архиепископы Антоний и Виталий обращают внимание на то же затруднение и указывают на необходимость особых, выдающихся заслуг для удостоения такой высокой награды.

Архиепископ Савва затем говорит о деле протоиерея Н. Старикова, который хотел бы прибыть в Австралию из Харбина. Архимандрит Филарет привез его прошение. Между тем архимандрит Вениамин поднял движение части общества против этого и делал заявления властям. Ему уже дважды было отказано, но Архиепископ Савва считает это несправедливым и будет дальше о нем хлопотать.

Архиепископ Иоанн добавляет, что из Харбина теперь выехало почти все духовенство. На весь Китай осталось только два священника и один из них Стариков. Обоим посланы вызовы в Западную Европу. Обвинения против Старикова сводятся к тому, что он получил митру от Московской Патриархии. Другой священник в Китае Виктор Черных. Его обвиняют в участии в управлении епархией под Советами. Русских в Китае осталось только несколько сот человек. Визы для двух названных священников не получены.

 

В 8.30 ч. вечера заседание закрывается.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ:

СЕКРЕТАРИ И ПОМ. СЕКРЕТАРЕЙ

 

ПРОТОКОЛ №15.

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

30-го октября/ 13-го ноября 1962 года

 

Заседание открывается в 5.40 вечера.

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные.

I. Председатель предлагает продолжить обсуждение доклада Архиепископа Саввы об Австралии.

Архиепископ Никон находит, что ничего нельзя сказать другого, как приветствовать Архиепископа Савву за его прекрасную и плодотворную деятельность.

Архиепископ Савва возвращается к вопросу о награждении митрой протоиерея Т. Киричука.

Архиепископ Никон замечает, что этот вопрос очень сложный. Ряд протоиереев, тоже вполне достойных начнет обижаться.

Председатель тоже видит это затруднение в данном вопросе.

Архиепископ Савва просит, в этом случае написать мотивированный отказ с выражением о. Т. Киричуку благодарности.

По предложению Председателя оглашается коллективное обращение на его имя в защиту Епископа Мельбурнского Антония.

Архиепископ Савва поясняет, что русские организации в Новом Южном Уэльсе и Квинслянде сначала все объединились на отрицании октября, но потом разделились, ибо часть из них делала ударение на отрицании февральской революции. В Сиднее общественно-политическая жизнь протекала без осложнений в то время, как в викариатстве Епископа Антония все это прошло болезненно: одних там обвиняли как солидаристов, а других как провокаторов. Появилось лицо, которое стало нападать на единственную русскую газету, издаваемую солидаристами. Началась борьба, которая в Мельбурне привела даже к физическому нападению одного политического деятеля на другого. Все это произошло в церковном зале. Стали ожидать решительных действий. Епископ Антоний старался внести мир, ездил к обеим сторонам, уговаривая их не доводить дело до гражданского суда. Вмешался Балабин со своими памфлетами, о которых была речь. Осложнилось дело еще и тем, что может быть была допущена ошибка при выборах тростистов. Однако все прошло бы безболезненно, если бы не осложняли дело политические партии. В последнее время был поднят вопрос о лилии на знамени скаутов. Дело было доложено Синоду и Архиепископ Савва благодарен за его указание заменить лилию на древке знамени крестиком. Теперь сама паства выступила. Эти люди заслуживают одобрения.

Председатель считает необходимым отметить все, что за короткое время было сделано в Австралии Архиепископом Саввой. Всем известно как много им сделано для выписывания беженцев из Китая и организацию разных церковных учреждений. За всю его деятельность надо выразить Архиепископу Савве благодарность.

Предложение Председателя единогласно принимается.

II. Архиепископ Никон оглашает доклад Архиепископа Феодосия, а другой доклад его о состоянии Бразильской епархии оглашает протопресвитер Г. Граббе. Архиепископ Никон докладывает, что существует еще полученное из Бразилии дело по жалобе Епископа Агапита на удаление его из Вилла Альпина. (приложения 16,17)

Архиепископ Виталий по поводу докладов говорит, что упадок положения в Бразилии несомненен. Вопрос, как помочь делу. В Бразилии очень много русских. Мы там потеряли десятки тысяч человек. Там колоссальное поле деятельности, но Архиепископу Виталию было очень трудно там работать. У него была молодая братия, полная энергии и делали, что могли, но условия церковной работы были неблагоприятны. Архиепископ Феодосий добрый и хороший старец, но у него не хватает сил и это ввергает его в пессимизм. Если бы там свободно работал полный сил Епископ то в Сан Пауло могло бы быть второе Сан Франциско. Епископ Агапит нисколько не мог помочь делу, потому что он хороший человек, но нервно больной.

Архиепископ Леонтий подтверждает сказанное Архиепископом Виталием. Он был назначен первым викарием к Архиепископу Феодосию, но был послан в самую глухую провинцию. У Архиепископа Феодосия нет помощников и он ничего не может сделать. Между тем там растет сектантство, особенно баптизм.

Архиепископ Антоний замечает, что едва ли не самое яркое и печальное впечатление от доклада Архиепископа Феодосия, это то, что у нас там теряются дети.

Архиепископ Аверкий говорит, что у монастыря было много переписки с Бразилией и были студенты, к сожалению, большею частью неудачные и даже уголовный элемент. Бразилия громадная территория. Там ничего нельзя сделать без молодых энергичных миссионеров. Отсюда у Архиепископа Феодосия мрачное настроение.

Архиепископ Виталий полагает, что нечто можно было бы сделать если бы Троицкий монастырь взял под свою опеку Виллу Альпину и сделал там обитель. Если послать туда для начала двух иеромонахов и одного послушника через год-два будет там 8-9 человек, а потом оттуда можно будет получать пополнение для Св. Троицкого монастыря.

Архиепископ Антоний говорит об общем печальном впечатлении от доклада Архиепископа Феодосия. У него видно глубокое уныние, которое он иногда скрывает за иронией.

Архиепископ Тихон напоминает, что Архиепископ Феодосий был в Детройте и там тоже ему тяжело было преодолевать трудности.

Председатель говорит, что туда намечался архимандрит Филарет. Интересно, что об этом думает Архиепископ Савва.

Архиепископ Савва отвечает, что у него в Австралии был выработан прекрасный план церковно-общественной деятельности. Развивается энергия, а сил мало и он опасается, что без о. Филарета все лопнет. Поэтому он и просил себе помощника в его лице. Он сам выражал радость по этому поводу. Средств на содержание двух викариев мало, но с Божией помощью это можно преодолеть. В свое время Архиепископ Савва получал предложение относительно перевода Епископа Антония. Тогда это было невозможно. Сейчас, по прочтении доклада Архиепископа Феодосия, волосы дыбом становятся. Нельзя себе представить большего ужаса. Во всей Австралий 12.000 человек, а в Бразилии гораздо больше и царит запустение. Надо спасать положение. Если оставят архимандрита Филарета в Австралии, можно было бы Епископа Антония направить в Бразилию. Он уже получил опыт, он преданнейший человек.

Архиепископ Леонтий полагает, что в Бразилию надо посылать епископа, а Архиепископа Феодосия перевести сюда.

Председатель находит, что в Бразилию надо посылать нового человека, со свежими силами. Что касается перевода Архиепископа Феодосия, то едва ли он пожелает. Он все создал в Бразилии, а для нового места наверное слишком слаб.

Архиепископ Леонтий продолжает настаивать на переводе Архиепископа Феодосия сюда. Архимандриту Филарету трудно будет что-либо сделать в Бразилии при нынешних обстоятельствах. Ничего не выйдет, если применять полумеры. Там нужен правящий епископ.

Председатель говорит, что надо в Бразилию поставить человека, который может работать. Архиепископ Феодосий просил прислать ему молодого архимандрита и о. Филарет для этого вполне подойдет и вольет свежую струю. Сам Архиепископ Феодосий слишком слаб для того, чтобы быть на новом месте.

Архиепископ Леонтий возражает, что архимандрит Филарет сможет что-то сделать только если у него будут права. Без прав никто ничего не сделает.

Председатель настаивает на том, что в Бразилию надо послать человека, который может работать. Архимандрит Филарет теперь проходит практическую школу, он полон сил и может много сделать в Бразилии.

Архиепископ Савва вновь говорит, что удаление архимандрита Филарета обессилит и погубит Австралийскую епархию. При нынешнем напряжении там необходим новый сильный человек.

Председатель возражает, что в Австралии дело развивается, а в Бразилии пустыня. Архимандрит Филарет человек, которого мы давно для этого ожидали. Он предлагает послать архимандрита в Бразилию без хиротонии.

Архиепископ Савва предлагает вынести следующее постановление:

1. Признать положение Бразильской епархии крайне тяжелым.

2. Принять меры к тому, чтобы послать в Бразилию полноценного работника.

Предложение Архиепископа Саввы принимается.

Архиепископ Никон докладывает, что на повестке есть еще дело Епископа Агапита, который жаловался. Жалобу и всю переписку надо дать предварительно для доклада кому-нибудь из Преосвященных.

Постановили: Изучение жалобы Епископа Агапита и доклад о ней Собору поручить Архиепископам Александру и Виталию. 

III. Архиепископ Никон оглашает доклад Архиепископа Стефана об Австрийской епархии (приложение №18).

Епископ Антоний добавляет к докладу, что он летом был в Зальцбурге и посещал Архиепископа Стефана. Он живет в большой бедности. Помещение храма очень плохое и осталось грустное впечатление.

Архиепископ Серафим спрашивает о впечатлении протопресвитера Г. Граббе.

Протопресвитер Г. Граббе докладывает, что он был в Зальцбурге в прошлом году. Архиепископ Стефан живет в ужасных условиях и храм его в ужасном помещении. Было сообщение об ассигновке из Женевы на построение храма и дома, но неизвестно как подвигается это дело и дали ли Архиепископу Стефану деньги из Женевы.

Архиепископ Афанасий полагает полезным поручить Епископу Антонию оказание помощи Архиепископу Стефану через его связи в Женеве.

Председатель соглашается с этим.

Постановили: Выразить Архиепископу Стефану благодарность за его архипастырские труды и поручить Преосвященному Епископу Женевскому Антонию оказать ему помощь в деле построения храма если это потребуется. Он должен поехать в Зальцбург и передать Архиепископу Стефану приветствие от Собора.

IV. Протопресвитер Г. Граббе переводит с французского доклад Румынского епископа Феофила о жизни его церквей.(приложение 19).

Архиепископ Афанасий добавляет, что в Аргентине есть румынский приход, но он не мог уговорить его подчиниться Епископу Феофилу. Он остался вне его ведения, под влиянием Сирийского Архиепископа.

Архиепископ Иоанн докладывает, что Епископ Феофил был у него перед его отъездом из Парижа и говорил, что намечает назначение туда викария, о чем сделает доклад. Надежда на соединение с Трифой у него не осуществилась. Епископ Феофил просил передать его привет Собору. Он очень ценит принадлежность к нашей Церкви.

Архиепископ Виталий добавляет, что у румын есть попытка объединиться и создать свой Синод, но Епископ Феофил не мог договориться с Трифой.

 

Заседание закрывается в 9.10 ч. вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ:

СЕКРЕТАРИ

ПОМ. СЕКРЕТАРЕЙ

 

ПРОТОКОЛ №16

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАБНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

1/14 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные за исключением Архиепископа Саввы.

I. Оглашается и утверждается протокол №14

II. Председатель предлагает Архиепископу Афанасию приступить к докладу об Аргентинской епархии.

Архиепископ Афанасий читает свой доклад /Приложение № 20/

В дополнение к письменному докладу Архиепископ Афанасий говорит, что у него мало отношений с представителями других Церквей, потому что они все признают Москву. Затем он обращает внимание на слова в докладе Председателя Синода касательно взаимоотношений с русскими общественными организациями. С такими организациями у него отношений не было. Их - 47, и в некоторых из них не более 5 или 6 человек. Многие хотят играть роль. У некоторых членов Церковного Совета была тенденция управлять всеми церковными делами. Когда Архиепископ Афанасий уезжал, казначей Совета повел агитацию, что он как епископ может только председательствовать, но не распоряжаться. Остальные члены Совета его не поддержали. Не нашел он сочувствия себе и в Общем Собрании. Некоторые трудности были из за о. Чалого после его возвращения в нашу епархию. Он приходил в церковь и стоял в алтаре. Началась агитация в пользу изгнания его Архиепископом. Агитировал Месснер, но не удачно. Бывали отдельные недоразумения с представителями некоторых русских общественных организаций, как например с Правлением Русской Колонии. Вообще же Аргентинская епархия в церковном отношении живет спокойно и мирно. В Парагвае присоединился приход Кляровского. Не хватает священников в Парагвае, Аргентине, Монтевидео и Бажестере. За последние два года были рукоположены два священника. Надо благодарить Бога за то, что жизнь протекает в епархии мирно.

Архиепископ Никон замечает, что в Нью-Йорк приходят из Аргентины скорбные письма. Жалуются, что Архиепископ Афанасий не посещает общественных собраний, не служит панихид по ген. Кутепове и Туркуле. Молебен Корниловцев почему то был изменен в форму напутственного молебна.

Архиепископ Афанасий объясняет, что все это выдумка по всем пунктам. Он ходил на некоторые собрания. В прошлые годы устраивали Дни Русской Культуры и он всегда на них бывал. В 1956 г. он предложил проф. Вербицкому соединить празднование Св. Владимира с Днем Русской Культуры, но последний не согласился, устроили неудачную программу. Все, что писали Архиепископу Никону ложь.

Архиепископ Никон возражает, что письма с сетованием получались не только им, но и другими лицами. Пишут, что Архиепископ Афанасий равнодушен к русскому патриотическому настроению. Архиепископ Никон желает только поставить Архиепископа Афанасия в известность о том, что пишут такие жалобы.

Архиепископ Афанасий говорит, что хотел бы видеть указанное Архиепископом Никоном письмо, чтобы ответить по всем пунктам.

Архиепископ Аверкий замечает, что к сожалению среди общественных организаций очень часто бывает, что Церковь и Вера ставятся на второе место по сравнению с национальным чувством. Все наши организации или мало церковны, или почти нецерковны, и они вносят разложение тем, что по субботам устраивают балы. Собор должен определенно высказаться против крайнего национализма в ущерб Церкви проявляемого и против субботних развлечений. Верно, что всюду эти развлечения преимущественно устраивают старики. Они разлагают нашу молодежь.

Председатель говорит, что не надо обращать внимания на письма, а больше на дела, и надо помнить, что Преосвященный Афанасий вернул к нам Изразцовский приход. За это и за усердие надо благодарить Преосвященного Афанасия.

Собор соглашается с Председателем.

 

Заседание закрывается в 2.25 час. дня.

 

Подлинное за надлежащим подписанием

 

ПРОТОКОЛ №17

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНЩЕЙ

2/15 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные.

I. Оглашается и утверждается протокол № 14.

II. Председатель, открывая заседание, говорит, что оно будет целиком посвящено делу о церковных событиях в Сан Франциско. Выделенная Собором Комиссия под председательством Архиепископа Саввы собрала большой материал и представит Собору свой доклад.

Архиепископ Савва говорит, что ограничится кратким вступлением. Комиссия была выбрана в заседании Собора 9/22 октября в составе: председатель Архиепископ Савва, Архиепископы Афанасий, Никон и Виталий и Епископы Серафим и Савва. Запись при выслушивании свидетельских показаний была поручена председателем Архиепископу Афанасию, а исполнение секретарских обязанностей, в частности, ознакомление с письменными документами Епископу Савве.

Комиссия к сожалению не получила от Собора ни наказа ни руководящих указаний для своей работы. Поэтому в самом начале своей деятельности Комиссия оказалась в несколько затруднительном положении, как в отношении своей компетенции, так и в отношении пользования источниками для ознакомления с тем, что происходит в Сан Франциско. В Комиссию стали поступать многочисленные брошюры, листовки, вырезки из газет и т.д. Весь этот материал или посылался по почте в адрес членов Комиссии или же настойчиво вручался им в руки, когда их встречали в коридорах Синодального Дома. Брошюры и листовки члены Комиссии находили в зале заседания Собора на столах, за которыми сидели члены Собора.

К председателю и членам Комиссии, сразу же после ее образования стали обращаться отдельные лица приехавшие из Сан Франциско или по личной инициативе, или как представители отдельных организаций, с просьбой их выслушать. Поскольку некоторые лица, приехавшие из Сан Франциско, не могли долго оставаться в Нью-Йорке, Комиссия вынуждена была принимать устные и письменные заявления от таких лиц в срочном порядке. Сводку этих заявлений Комиссия не смогла закончить к сегодняшнему заседанию. Кроме того Комиссия не смогла выслушать доклады членов Комиссии Архиепископа Никона и Епископа Саввы. Первому было поручено составить фактическую историю Сан Франциских событий, второму - сделать анализ с законно-канонической точки зрения всех фактов - решений, действий и т.д. Согласно выраженному Владыкой Митрополитом Анастасием пожеланию сегодня же приступить к обсуждению Сан Франциского дела, упомянутые члены Комиссии, Преосвященные Архиепископ Никон и Епископ Савва, могут доложить Собору лишь проекты своих докладов, каждый от своего имени.

Архиепископ Никон читает доклад (Приложение № 21).

Епископ Савва говорит, что ему физически трудно читать большой доклад. Поэтому его доклад прочитает Архиепископ Афанасий.

Архиепископ Афанасий читает доклад Епископа Саввы (Приложение № 22), после чего Собор приступает к прениям.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ:

СЕКРЕТАРИ:

Пом. Секретарей:


 

ПРОТОКОЛ №18.

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

3/16 ноября 1962 года

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные.

I. Председатель предлагает выслушать и утвердить протоколы. Оглашаются и утверждаются протоколы №№ 15 и 16.

После того, по предложению Председателя продолжаются прения по делу о церковном положении в Сан Франциско.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА

СЕКРЕТАРИ СОБОРА

Помощник Секретарей

 

ПРОТОКОЛ № 19

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

5/18 ноября 1962 года

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные.

I. По открытии заседания Архиепископ Серафим делает внеочередное сообщение о том, что в Детройте был пожар в Успенском кафедральном соборе, во время которого сгорела вся внутренность собора, но сохранились другие части здания. Архиепископ Серафим просит Собор выразить сочувствие Детройтскому приходу и назначить тарелочный сбор в его пользу в церквах Сев. Америки я Канады.

Постановили: Через Преосвященного Архиепископа Серафима выразить сочувствие Детройтскому Успенскому приходу по поводу постигшего его несчастья и назначить во всех храмах Сев. Америки, Канады и Германии тарелочный сбор на восстановление сгоревшего Детройтского собора.

II. Оглашается протокол №17 и утверждается.

III. Оглашается и утверждается протокол №18, но Епископ Савва делает поправку, что по его мнению пропущены слова Архиепископа Антония о том, что он не настаивал в Синоде на назначении в Лос Анжелос епископа. Сам Архиепископ Антоний ранее говорил ему, что просил о назначении епископа.

IV.  Протопресвитер Георгий Граббе испрашивает указаний относительно составления протоколов о ведущихся ныне прениях. Ему представляется, что деликатный характер их делает нежелательным размножение излагающих их протоколов. Эти протоколы могли бы оставаться в качестве доверительного материала, но вместе с тем можно было бы иметь другие более краткие для приобщения к прочим Соборным протоколам.

Председатель поддерживает это предложение и оно единогласно принимается.

V.   Продолжаются прения по делу о церковной жизни в Сан Франциско. Во время прений Архиепископ Тихон прочел заявление о желании своем получить продление отпуска на три месяца, после которых вернуться к управлению епархией, которое временно он хочет поручить Архиепископу Иоанну.

Архиепископ Иоанн выражает согласие. Он сейчас очень связан Западной Европой, но не может отказать Архиепископу Тихону, если это необходимо для Церкви.

Следуют прения, в конце которых Председатель замечает, что мы идем по прямому каноническому пути. Поэтому упрекать Синод, что мы наказаны за нарушение канонов не вполне основательно. Права Архиепископа Тихона вовсе не были нарушены. Последствий никто предвидеть не может. Архиепископ Антоний перенес большие скорби. Утешить его мы можем только возведением его кафедры в самостоятельную. Оба Преосвященные Тихон и Иоанн очень популярны и люди отзовутся на их призыв пожертвованиями.

Епископ Савва напоминает, что надо принять три пункта Архиепископа Антония.

Архиепископ Савва полагает, что надо в основу определения положить предложения Архиепископов Антония и Аверкия. Надо также создать совместную арбитражную комиссию с бухгалтером, чтобы рассмотреть всю отчетность. Тогда мы предупредим обращение в суд.

Архиепископ Иоанн добавляет, что надо в резолюции похвалить тех, кто поддерживал Архиепископа Антония.

Архиепископ Савва предлагает передать составление резолюции в Редакционную Комиссию.

Архиепископ Тихон предлагает, чтобы Епископ Нектарий вернулся в Сан Франциско с титулом Епископа Сеатлийского.

 

Заседание закрывается в 9.20 вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРИ СОБОРА

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ

 

ПРОТОКОЛ № 20

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

7/20 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе N9 1 Преосвященные. Заседание открывается в 12 ч. дня.

Оглашаются составленные редакционной Комиссией проекты двух резолюций и принимаются в следующей редакции:

1. Собор Епископов имел суждение о церковном нестроении в Сан Франциско, возникшем в связи с делом о построении нового кафедрального собора. Он приложил все силы к тому, чтобы выяснить все обстоятельства дела и возможно глубже вникнуть во внутреннее содержание и значение произошедшего разделения в свете священных канонов. Из дела видно, что бывший Приходской Совет много лет вел приходские дела, положил начало построения нового кафедрального собора, собирал на эту цель деньги и руководил всем этим делом. У Приходского Совета был определенный план, который Управляющим епархией в отсутствие Преосвященного Архиепископа Тихона, Преосвященным Архиепископом Лос Анжелосским Антонием, был найден опасным для прихода, а Советом считался единственно целесообразным.

В защите позиции Приходского Совета в добавление к практическим соображениям были выдвинуты принципиальные доводы для отрицания права епископов контролировать и направлять имущественные дела прихода. Такая тенденция противоречит священным канонам. Нужно иметь в виду 38-е правило Св. Апостолов, которое гласит: "Епископ да имеет попечение о всех церковных вещах и оными да распоряжает, яко Богу назирающу". Другое Апостольское правило 41-ое объясняет, что Епископу принадлежит высшая власть не только в духовных делах, но и в имущественных: "аще бо драгоценные человеческия души ему вверены быть должны: то кольми паче о деньгах заповедать должно, чтобы он всем распоряжал по своей власти". Власть эта по нашему законодательству не означает полного единоличного и произвольного распоряжения церковным имуществом, а прежде всего определяет осуществление Епископом контроля над ведением церковно-приходского хозяйства. Никакая область церковной жизни не может быть исключена из под ведения и контроля Епископа. Между тем, Приходской Совет увлекся борьбой и в защите своих положений не остановился перед антиканоническими выступлениями, при чем  давний чартер прихода стал противополагаться принятому в свое время приходом Нормальному Приходскому Уставу, по которому протекала жизнь прихода. Такое антиканоническое настроение получило особенно заслуживающее осуждение выражение позднее в форме обращения к гражданскому суду против Архиепископа и прихода. Отношения в приходе обострились ко времени Чрезвычайного Общего Собрания 10 июня с.г. На этом Собрании бывший Приходский Совет был устранен с обвинением со стороны другой части прихожан как в нелояльности к церковной власти, так и в неправильном ведении церковного строительства, хозяйства и отчетности. Представители бывшего Совета не имели возможности на самом Собрании отвечать на обвинения и считают, что их не только устранили с нарушением Приходского Устава, но и обвинили, не дав им возможности оправдаться. Другая часть прихода, оказавшаяся в значительном большинстве на Чрезвычайном Общем Собрании ревностно стала на защиту канонического и иерархического начала против противоречащего ему начала, направленного к отрицанию канонических прав епископов, за что заслуживает похвалы. Однако, высказанная на Общем Собрании критика прежнего Приходского Совета в отношении ведения им церковного строительства, хозяйства и отчетности осталась неизследованной до конца и вопрос о ее справедливости будет источником спора в приходе, пока не будет о ней заключения авторитетной для всех финансово-административной комиссии, каковая и должна быть составлена Управляющим епархией в самом непродолжительном времени из компетентных и беспристрастных лиц. Что же касается оспаривания частью прихожан выборов, совершенных на Общем Собрании 10 июня 1962 года, то для того, чтобы устранить этот источник спора, Преосвященному Управляющему Западно-Американской епархией поручается созвать новое Приходское Собрание, которое или подтвердило бы полномочия ныне действующего Приходского Совета, или избрало бы новый состав его. Тому же Приходскому Собранию должно быть предложено внести такие изменения в чартер Св. Скорбященского прихода, какие необходимы для того, чтобы устранить противоречия между нынешним чартером, св. канонами и Нормальным Приходским Уставом. Между тем бывшие должностные лица Св. Скорбященского прихода должны незамедлительно сдать нынешнему Приходскому Совету все дела, деньги и отчетность. Архиерейский Собор призывает всех прихожан Св. Скорбященского собора в мирном согласии и во взаимном доброжелательстве созидать приходскую жизнь на благо Св. Церкви и на вечное спасение прихожан и приложить все свое старание к завершению строительства нового собора на прочных и здоровых основаниях.

2. Собор Епископов выслушав доклад находящегося в долгосрочном отпуску Преосвященного Архиепископа Западно-Американского и Сан Францисского Тихона о том, что здоровье его поправляется и он надеется по указанию врача в скором времени вернуться к управлению своей епархией. Временное, до его полного выздоровления управление ею он просит поручить Преосвященному Архиепископу Брюссельскому и Западно-Европейскому Иоанну.

Постановили: а/ Поскольку Архиепископ Тихон желает осуществлять свои канонические права на управление епархией и предъявляет свидетельство врача о том, что здоровье его поправляется и через 2-3 месяца может быть в достаточно хорошем состоянии для возвращения к активной работе, продлить на три месяца отпуск Преосвященного Архиепископа Тихона с тем, чтобы в течение этого времени его заменял в качестве вр. Управляющего епархией Преосвященный Архиепископ Брюссельский и Западно-Американский Иоанн.

б/ Преосвященного Архиепископа Лос Анжелосского Антония освободить от управления Западно-Американской епархией с выделением подведомых ему по его викариатству приходов в самостоятельную епархию и с присвоением ему титула Архиепископа Лос Анжелосского и Южно-Калифорнийского, и с присоединением к этой епархии приходов в Тексасе и Мексике.

в/ Епископа Магопакского Нектария освободить от управления Лос-Анжелосским викариатством с переводом его в помощь Преосвященному Архиепископу Тихону, как викария Западно-Американской епархией и с присвоением ему титула Епископа Сеатлийского.

г/ Временное управление Западно-Европейской епархией в отсутствие Преосвященного Архиепископа Иоанна поручается Преосвященному Епископу Женевскому и Швейцарскому Антонию.

По прочтении резолюций, Епископ Серафим заявляет, что он остается при особом мнении.

II. Оглашается и принимается к сведению письмо Помощника Президента С.А.С.Ш.

III. Оглашается и принимается к сведению телеграмма архимандрита Филарета о том, что ему не дают американскую визу.

IV. Архиепископ Аверкий читает доклад о внутренней миссии (приложение № 23).

Председатель благодарит докладчика за назидательный доклад. Он особенно останавливается на словах о. Иоанна Кронштадтского и вспоминает о том впечатлении, какое он произвел на студентов Московской Академии, в числе коих был и он сам, при поездке к о. Иоанну.

 

В 1.25 ч. дня объявляется перерыв.

Заседание возобновляется в 1.50 ч. дня.

 

V. Архиепископ Никон делает внеочередное заявление. Надо уже теперь приступить к составлению послания. Он предлагает поручить это Епископу Женевскому Антонию.

Постановили: Поручить составление проекта послания к пастве от лица Собора Епископов Епископу Женевскому Антонию.

VI. Председатель заявляет о необходимости сократить повестку. В частности решено снять с повестки доклад о духовном состоянии мира и 1000-летии Афона.

VII. Председатель предлагает приступить к обмену мнениями по докладу Архиепископа Аверкия.

Архиепископ Афанасий находит доклад очень интересным, но слишком теоретическим. Надо подумать о практических мероприятиях и о том как их осуществлять. Общее пение практически очень полезно и нужно, но существуют разные методы введения его. Посещение домов очень полезно, но тоже вопрос, как лучше это делать. Надо давать ясные инструкции настоятелям.

Архиепископ Никон указывает на то, что паства ждет от Собора определенных указаний. Важно отметить, что мы видим в пастве. Пьянство, особенно среди простых людей. Устройство развлечений под праздники, нецеломудренные танцы, слабое посещение храмов, особенно в кануны праздников, сожительства без брака, небрежность к священному сану. Напрасно Архиепископ Аверкий заострил вопрос об администрации. Священник должен быть не только пастырем но и администратором. Отец Иоанн Кронштадтский был замечательным администратором. Таковыми же были святители строители Руси. В истинном пастыре должны гармонически сочетаться оба свойства. Великие святители, когда чувствовали себя не в силах управлять, уходили от дел, как Святитель Тихон Задонский и Феофан Затворник.

Архиепископ Виталий соглашается с Архиепископом Никоном. Приход как и человек есть организм или тело и душа. Поэтому надо иметь попечение и о душе и о теле. Мы должны давать указания пастырям как спасать их пасомых. У нас создается некий ров между священником и паствой, особенно той частью ее, которая живет в отдалении от Церкви. Это потому что они в течение недели живут разной жизнью. Нам надо указывать реальные факты, когда благодать проникает в щели окон.

Архиепископ Филофей находит доклад Архиепископа Аверкия очень глубоким, но хочет с высоты идеала подойти к практической жизни. Одно из важных вещей в практической жизни это катехизация верующих, чтобы они знали свою веру. Путем катехизации надо делать прихожан более церковными. Очень важно общенародное пение, которое существует в некоторых приходах. Очень хорошо, когда поет весь народ, а не только хор. В Мильвоки Архиепископ Филофей видел, что дети пропели все стихиры на Господи воззвах, а девочки читали шестопсалмие и часы. В отдаленных приходах при посещении их надо вести беседы и пение. Важно научить детей соблюдать церковные обряды и посты, в чем настоятели должны подавать пример. Но что сказать, когда один священник обслуживает пять приходов? Когда нет своего священника является соблазн идти в чужую церковь или в молитвенные дома сектантов.

Епископ Савва находит доклад хорошим и не отвергающим административную деятельность, которую только не ставит во главу угла. Проблема внутренней миссии очень важная в наше время отступления. Важно оцерковить жизнь. Практической мерой было бы обязать всех настоятелей, чтобы они проводили катехизацию прихожан. В проповедях зто сделать невозможно. Сектанты и католики ведут более планомерную работу, чем мы. Сектанты проводят курсы. Надо обязать священников провести катехизацию прихожан и т.о. откроется возможность находить псаломщиков и даже священнослужителей.

Архиепископ Никон не возражает но замечает, что надо священников не обязать, а рекомендовать им.

Архиепископ Савва совершенно согласен с Архиепископом Никоном. В наше время замыкаться в кельи недостаточно. Надо ставить во главу угла то, о чем так прекрасно говорил Архиепископ Аверкий, но односторонне к этому подходить нельзя. В Кабрамате очень хороший и образованный священник, многое изучает а построение храма повел совсем неправильным путем и постройка поведена так, что и перестроить ее трудно. Настоятель увлекался духовной стороной, а материальную запустил. Очень полезно созывать пастырские совещания, как это делается в Восточно-Американской епархии. Отчеты о них содержат очень интересный материал. Общее пение очень полезно, но в Сиднейском соборе, например, не удалось его ввести, а в архиерейской церкви народ поет многое. Очень приятно, что Епископ Нектарий ввел общее пение акафиста. В некоторых храмах обучают детей чтению и пению. Для всего этого в послании надо иметь практические указания.    .

Архиепископ Никон поясняет, что значительную часть успеха пастырских совещаний надо объяснить тем, что они устраиваются в Св. Троицком монастыре и пользуются его помощью и сотрудничеством Архиепископа Аверкия.

Архиепископ Иоанн находит доклад блестящим и совсем не находит, чтобы он отрицал администрацию, но только предостерегает от увлечения ею. Администрация тоже имеет опасности: не каждый к ней способен. Митрополит Антоний при вручении жезла предупреждал, что бывают хорошие администраторы, но неуспевающие в пастырстве. Одна важная сторона его это посещение больных. Это посещение имеет огромное значение. Многие больные после того возвращаются к вере.

Архиепископ Афанасий все-таки не видит достаточно практических предложений для записи в протокол. Все должно быть суммировано. Он просит Преосвященных обратить внимание на страны с низкой валютой. Здесь издаются прекрасные книги, но для Аргентины они слишком дороги. Для Южной Америки нужна помощь. Там работа особенно тяжелая. Священники служат не за жалованье. Было бы полезно создать особый фонд для помощи нуждающемуся духовенству. Если будет хоть маленькая материальная обеспеченность то будут находиться и кандидаты для священства.

Архиепископ Иоанн замечает, что положение во Франции такое же трудное, как и в Южной Америке.

Архиепископ Савва говорит, что доклад Архиепископа Аверкия прекрасен, он должен был бы быть настольной книгой, но все-таки в современных условиях, помимо духовности священник должен быть и администратором.

Архиепископ Филофей замечает, что разные взгляды на приходский устав вызывают конфликты. Там многого не хватает. Это отчасти привело к усилению конфликта в Сан Франциско. В Приходском Уставе многое неясно, например о Сестричестве.

Архиепископ Аверкий отвечает, что монастырь делал и будет делать большие скидки для стран с низкой валютой. Доклад его отнюдь не отрицает административную работу, но против чиновничьего служения священников. Иногда слишком много сосредоточено на пунктах приходского устава. Наша паства истосковалась по чисто духовном окормлении и потому надо было подчеркнуть важность духовного делания. В подтверждение этого Архиепископ Аверкий читает письмо, врученное ему на торжественном собрании, в котором от лица верующих было обращение к Архиерейскому Собору с просьбой о более близком духовном общении между паствой и пастырями. Возражая против обвинения его доклада в теоретичности, Архиепископ Аверкий перечисляет все содержащиеся в нем практические указания.

Постановили: Поручить Комиссии составление резолюции.

 

Заседание закрывается в 3.20 час. дня.

Подлинное за надлежащим подписанием.

 

ПРОТОКОЛ № 21

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

8/21 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные за исключением Архиепископа Никона.

I. Председатель, открывая заседание предлагает выслушать проект резолюции по докладу Архиепископа Аверкия о внутренней миссии.

Архиепископ Аверкий оглашает проект.

Архиепископ Афанасий указывает на то, что проект резолюции слишком теоретический и не разрешает практических вопросов. Надо указать на необходимость созыва пастырских совещаний под руководством самого архиерея, на значение исповеди, как орудия для воспитания паствы, осуждая при этом практику общей исповеди. Надо раздавать бесплатно литературу вроде Троицких листков, указать на важность введения общего пения и обучения детей не только Закону Божию, но и славянскому языку. Для развития работы важно создать миссионерский фонд.

Архиепископ Виталий добавляет, что поскольку мы в своей работе опираемся на пастырей, надо укрепить их духовно. На пастырских совещаниях надо им указывать - какое высокое положение они занимают и что они должны быть не похожими на всех других.

Архиепископ Леонтий соглашается с Архиепископами Афанасием и Виталием.

Архиепископ Аверкий признает все высказанные пожелания правильными и говорит, что их можно включить в резолюцию. Однако, он указывает на трудность созыва пастырских совещаний. В Св. Троицкий монастырь приезжает только одна четверть или одна пятая всего числа приглашаемых пастырей.

Архиепископ Афанасий возражает, что надо делать совещания по меньшим районам.

Председатель признает все пожелания Архиепископа Афанасия вполне правильными. Действительно руководящие указания часто носят стереотипный характер. Пастырские совещания как будто выдыхаются, энтузиазм ослабевает, но во всяком случае они не перестают быть целесообразными. Как влить в них новую струю. Верно сказано относительно важности индивидуальной исповеди. Необходим и материальный фонд, но он не образуется, если не будет воодушевления. Надо записать все высказанные пожелания для включения их в резолюцию.

Архиепископ Афанасий кратко суммирует все высказанные им пожелания, добавляя к ним создание института миссионеров из мирян.

Председатель добавляет, что не плохо было бы нам кое чему поучиться у протестантов. У католиков хорошо поставлено душепопечение. Они вырабатывают приемы пастырства и учат им в семинариях. У нас это не удавалось. Чем достигают успеха баптисты? Они говорят элементарным языком, но с вдохновением и убеждением.

Архиепископ Афанасий напоминает о том, какое большое значение имели престольные праздники. Съезжался весь округ и множество духовенства. Возрождение этого обычая было бы чрезвычайно полезным.

Архиепископ Аверкий признает это прекрасным пожеланием. Здесь этого нет. На престольные праздники не приезжают даже ближайшие соседи. Обычно указывают на материальный ущерб для своего прихода. Даже на Владимирской Горке бывает сравнительно мало приходских священников.

Епископ Серафим указывает на то, что успех сектантов в большой мере объясняется умением создать на собрании впечатление семейной обстановки, которая людей привлекает. Нельзя совершенно запретить общую исповедь, потому что она применялась в России на военной службе. В Каракасе она совершается один раз в году в день скорби.

Архиепископ Аверкий считает полезным чаще устраивать общие братские трапезы после богослужения в духе древних христианских агап.

Епископ Савва говорит, что вопрос об общей исповеди имеет практическое значение для Эдмонтона, где она практиковалась священником, присоединившимся к нам из Митрополии. Необходимо по этому вопросу определенное постановление. Если допускать общую исповедь только один раз в году, то как можно убедить священника в том, что это нехорошо. Такая практика открывает возможность людям приступать к Причастию без достаточной покаянной подготовки, а от недостойного причащения люди болеют и умирают. О. Иоанн Кронштадтский был прозорливец, а мы не можем делать то, что мог делать он.

Архиепископ Филофей допускает возможность общей исповеди в исключительных условиях. Он допускал ее только в Великом Посту, когда было слишком много исповедников. Говорится соответствующее слово и дается возможность каждому желающему дополнительно исповедать свои грехи в частной тайной исповеди.

Архиепископ Александр высказывается решительно против общей исповеди.

Архиепископ Афанасий обращает внимание на то, что существует разная практика в общей исповеди. О ней пишет о. Шавельский, но указывает, что Русская Православная Церковь всегда стояла за частную исповедь. Священники иногда допускают общую исповедь из лености. Надо общую исповедь запретить категорически.

Архиепископ Филофей говорит, что в Минске допускалась общая исповедь, ибо бывало сразу 400-500 говеющих. Он допускал полу-общую исповедь. После общего наставления подходили все для разрешительной молитвы и их спрашивали не имеют ли они желания что либо исповедать особо?

Архиепископ Аверкий находит, что все же нужен совсем особый случай для общей исповеди. Так было в Белграде на праздник Благовещения во время сильной бомбардировки. Тогда Митрополит разрешил сделать общую исповедь и всех причастить.

Председатель соглашается, что общая исповедь может допускаться только в особых исключительных случаях.

II. Архиепископ Виталий читает доклад о внешней миссии./Приложение № 24/.

Председатель говорит, что все с большим интересом и вниманием прослушали доклад, вдохновленный православною ревностью. Мы переживаем время, когда христианство стучится в двери Православия. Доклад нашел живой отклик в наших сердцах.

Архиепископ Аверкий отмечает глубоко православную мысль доклада о том, что самое главное это наше собственное твердое стояние в Православии.

Архиепископ Леонтий вспоминает, что когда он посещал Римские катакомбы, то на вопрос, предложенный монахине - имеется ли духовная связь с погребенными там святыми, она ответила "нет", но монахини были рады поговорить на эту тему. Католичество на распутье и выдыхается, а Ватиканский Собор подтачивает устои. Все практические советы доклада надо осуществить в особенности относительно литературы.

Архиепископ Филофей тоже соглашается с докладом и с его главною мыслью. Мы должны соблюдать православные обычаи. Мы миссионерствуем самым своим существованием среди инославных, не столько внешнею проповедью, сколько своим внутренним горением. К Православию сейчас большой интерес. Наши богословские книги переиздаются. Германия наполнена репродукциями наших икон. В Рейхлинсгаузене имеется музей наших икон. Там профессора читают доклады о Православии. Хорошо, что сравнительно многие принимают Православие. Но мы не должны потом оставлять их без попечения. Часто хотят перейти с тем, чтобы сразу стать священниками, но в этих случаях надо соблюдать осторожность. Привлекает красота богослужения. Иногда переходят к нам из за брака с православными. Но как потом увидят нашу жизнь, споры, разногласия, то от нас отталкиваются. Необходимо иметь внутренний мир и порядок в приходах. Необходима и забота о тех, которые принимают Православие.

Архиепископ Аверкий отмечает необходимость тщательного приготовления тех, которые принимают Православие, и воздержания от слишком поспешного возведения их на иерархические степени без предварительного испытания.

Архиепископ Антоний находит доклад Архиепископа Виталия высоко талантливым. Очень важно, что он обратил такое большое внимание на чин присоединения и его влияние на всю последующую жизнь, когда духовно смиряются при крещении или при миропомазании. Как способный докладчик он говорил штрихами. В них выражены главные мысли. Он находит, что призвание Православия заключается в том, чтобы держаться истины. Мы слушали, что истина высказывается в проповеди, в молитве, но можно понять, что она и в нравственном начале. Особенно важно предостерегать против ее сосуществования с ложью.

Архиепископ Виталий говорит, что он хотел только указать на нашу миссию быть совестью мира. Наши попытки прямой миссии не имели успеха. Очевидно, нас Господь к этому еще не призвал. Наша миссия это стояние в правде и нам надо этого держаться. Инославные часто много знают, но не имеют благодати Божией.

Архиепископ Иоанн вспоминает слова, которые слышал от карпатороссов: "в нас веру убили русские батюшки". Что же касается замечания, что наша миссия не имеет успеха, то не сразу достигался он и Апостолами. Но двери для миссии сейчас открыты.

Архиепископ Виталий возражает против того, что мы якобы еще не видели успеха внешней миссии.

Архиепископ Аверкий указывает на пример одного интеллигентного человека, который производит впечатление весьма убежденного православного. Его русская жена однако со скорбью поведала, что он православный только внешне, а внутренне чужд Церкви. Он увлекся только внешней стороной Православия. Вчера получено сообщение, что методистский пастор, который ездил в Джорданвилл, решил со всей своей паствой принять Православие. Печально случилось с Френсисом. Наш Собор от него затребовал дополнительные сведения, а он теперь присоединился к Московской Патриархии.

 

Заседание закрывается в 2.45 дня.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРИ СОБОРА:

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ:

 

ПРОТОКОЛ №22

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

9/22 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протокола №1 Преосвященные за исключением Архиепископа Никона.

I. Епископ Серафим делает доклад о Венецуэльской епархии /Приложение № /

Архиепископ Аверкий по поводу доклада Епископа Серафима отмечает явления нездорового национализма. Он указывает на примере генерала Егорова в Каракасе, жена которого очень благочестивая и теперь, Старшая Сестра. Между тем ген. Егоров незадолго до смерти писал, что Православие погубило Россию и в извращенном виде излагал ее историю. К сожалению, этот случай не единственный. Люди не понимают, что Православие должно быть на первом месте, а национализм на втором. Результатом этого и являются недоразумения в епархии Епископа Серафима.

Архиепископ Виталий соглашается с  Архиепископом Аверкием и полагает, что русская православная пресса должна на это обратить внимание. Замечается непонимание того, что организованное зло может разрушаться молитвой. Интеллигенция наша не понимает сущность добра и зла. Необходимо в прессе разъяснить его, чтобы люди поняли, что по силе молитвы Господь может сказать: "запрещаю тебе, диаволе" и остановить его дело.

Архиепископ Афанасий разделяет эти мысли и полагает, что их надо вновь привести при обсуждении доклада прот. И. Легкого.

Архиепископ Антоний отмечает, что очень многие уезжают из Венецуэллы и полагает, что поскольку число русских там уже уменьшилось на половину, то епархия скоро может сойти на нет.

Епископ Серафим соглашается с этим и объясняет, что это результат опасного политического положения.

Архиепископ Афанасий замечает, что мы стоим перед возможностью архиереям оказаться без церквей.

Епископ Серафим говорит, что в Венецуэлле имеются настоящие каменные храмы; и будет очень печально, если все разъедутся и они останутся без должного применения. В одном месте можно передать храм грекам. Когда эти храмы строились, экономическая жизнь развивалась, а теперь она в упадке, и люди стараются уезжать.

II. Архиепископ Виталий делает доклад о деле Епископа Агапита. Комиссия, рассмотрев его, признала, что Преосвященного Агапита надо было бы восстановить в звании викария и оставить его в Гоянии.

Архиепископ Афанасий находит, что к этому делу надо было бы сделать более подробный доклад. Епископы не знают в чем дело. Едва ли можно вполне согласиться с пессимистическим взглядом на Бразильскую епархию. По-видимому она не хуже других южно-американских епархий, а в некоторых отношениях может быть и лучше. Надо только пожалеть, что Архиепископ Феодосий не справляется с приходами, существующими как самостоятельные юридические единицы. Архиепископ Феодосий жалуется на Синод, который якобы вмешивается в дела его епархии. Нельзя взваливать на него вину. Ему приходится работать в очень тяжелых условиях. В Бразилии ведется сильнейшая акция Восточного обряда.

По предложению одного из членов Собора протопресвитер о. Георгий Граббе объясняет позицию Синода в вопросе о Приходском Уставе. Синод считал нужным введение Нормального Приходского Устава, а Архиепископ Феодосий указывает на то, что по юридическим обстоятельствам надо вводить устав, нарочито выработанный в Бразилии. Но в нем не так ясно определена каноническая связь с остальной Зарубежной Церковью. Пока шла переписка один приход зарегистрировал Нормальный Устав, но в нем опустил пункт о каноническом подчинении епархиальному епископу. Синод не имел основания уничтожать регистрацию Нормального Устава, но указал, что устав должен быть изменен так, чтобы в нем было обозначено его подчинение своему Архиепископу.

Архиепископ Виталий кратко излагает, как проходило служение Епископа Агапита в Бразилии, и указывает на причины взаимного неудовольствия между ним и Архиепископом Феодосием. Епископ Агапит на все реагировал очень нервно и резко и не только в отношении Архиепископа Феодосия, но и в отношении Синода. Отношения между Епископом Агапитом и Архиепископом Феодосием стали невозможными. Не оставалось другого выхода, как уволить Епископа Агапита на покой, но ему конечно это было обидно. Он уже почти три года на покое и его надо было бы утешить. Комиссия полагала бы, что его можно было бы восстановить в званий викария с титулом Гоянийского и с оставлением его в Гоянии.

В последующих суждениях приняли участие Архиепископ Виталий Архиепископ Афанасий, Архиепископ Серафим и Архиепископ Аверкий.

По выслушании всех суждений постановили: Преосвященного Епископа Агапита восстановить в званий викария Бразильской епархий с резиденцией в Гоянии и с титулом Гоянийского.

Одновременно обсуждался и вопрос относительно положения Архиепископа Феодосия и было постановлено: Просить Высокопреосвященнейшего Председателя Синода выяснить по телеграфу не пожелает ли Архиепископ Феодосий переехать в Соединенные Штаты, чтобы занять место постоянного Члена Синода?

III. В связи с высказанными суждениями Архиепископ Савва делает внеочередное заявление об архимандрите Филарете: он просит не считать его кандидатом для назначений в Бразилию, потому что он слишком нужен в Австралии. Ему давались важный поручения и он исполнял их с большой пользой. Архиепископ Савва имел в виду просить увольнения за штат или полугодового отпуска по состоянию своего здоровья. Положение епископа не богадельня. Слабые должны уступать места более молодым. Ныне архимандриту Филарету не удается получить визу в Америку. Архиепископ Савва читает письмо архимандрита Филарета.

Председатель говорит, что поскольку Архиепископ Савва так настаивает, надо ему уступить и оставить архимандрита Филарета в Австралии.

Постановили: Оставить архимандрита Филарета в Австралии в распоряжении Архиепископа Саввы.

IV. Епископ Савва высказывает, что поскольку архимандрит Филарет остается в Австралии, в Бразилию можно было бы назначить Епископа Мельбурнского Антония.

Архиепископ Серафим полагает, что в Бразилию надо было бы послать для замены Архиепископа Феодосия, в случае отъезда последнего, Епископа Антония или Архиепископа Леонтия. Епархия не богадельня, но надо заранее решить кого назначить, если Архиепископ Феодосий согласится принять новое назначение.

Архиепископ Виталий предлагает спросить отзыва Архиепископа Феодосия по телефону.

Постановили: Предложить Архиепископу Феодосию вопрос: имеет ли он возражения против назначения в Бразилию Епископа Мельбурнского Антония?

V.   Архиепископ Аверкий оглашает проект определения по докладу о внутренней миссии.

Резолюция единогласно принимается.

VI.  Архиепископ Иоанн делает внеочередное заявление по поводу того, что определение Собора о Сан Франциско стало всем сразу известно до опубликования его Архиерейским Синодом. Архиепископ Иоанн настаивает на том, чтобы более тщательно соблюдалось молчание о происходящем в заседаниях Собора, приводя в качестве примера молчание о Соборных суждениях, которое соблюдалось вне Сербских Соборов.

 

В 2.40 объявляется перерыв, который продолжается до 6.20 веч.

 

VII. По возобновлении заседания по предложению Председателя оглашаются телеграммы из Лос Анжелоса о нежелании там принимать Архиепископа Антония.

Архиепископ Леонтий говорит, что не следует ставить Архиепископа Антония в трудное положение. Надо освободить его от Лос Анжелоса и послать в Париж.

Архиепископ Серафим возражает, что в Лос Анжелосе у Архиепископа Антония достаточно верных ему людей. Нельзя базироваться на сообщении Олимпиады Маковской, как человеке неуравновешенном.

Председатель сообщает, что прибыл из Сан Франциско казначей Приходского Совета Телятников и просит его выслушать.

Г. Телятников вводится в зал. Он докладывает, что постановление Собора о нестроении в Сан Франциско и о смене Управляющего епархией потрясло прихожан до глубины души. В приходе - слезы. Вчера было у прихожан два сердечных припадка и вызывали священников для приобщения заболевших. Все потрясены решением которое принимается, как несправедливое к Архиепископу Антонию, в течение восьми месяцев сумевшего объединить паству и приобрести любовь у молодежи. Что произойдет, если определение останется в силе? Массовый уход из прихода, из епархии, а может быть и из Зарубежной Церкви. Уход священников. Школа перестанет функционировать и дети станут воспитываться не в духе Православия, а в духе неуважения к иерархии. Жертвователи на построение собора будут вынуждены искать справедливости. Вчера Налоговое Ведомство по собственной инициативе стало проверять соборные суммы. Будет большой убыток потребуют назад 21.000, которые были даны в личное распоряжение Архиепископу Антония по доверию к нему. Дело постройки остановится и осложнится. Люди говорят о выходе из юрисдикция и даже о жалобе Восточным Патриархам. Кроме того верующие будут жаловаться прокурору. Какое будет положение Собора Епископов, если поддерживаемые Им деятели будут осуждены гражданским судом. Архиепископа Антония поддерживают 20 общественных организаций и более 1600 верующих, не желающих возвращения Храпова и о. Домбровского. Относительно последнего они были уверены, что за свое бунтарство он будет запрещен в священнослужении. Для прихожан он неприемлем и будет отвечать перед гражданским судом. Г. Телятников передает усердную просьбу прихожан о пересмотре своего решения Собором во внимание к той реакций, какую оно вызывает в приходе.

Председатель отпускает г. Телятникова, говоря, что если понадобится задавать ему вопросы, то его вызовут.

Архиепископ Леонтий возмущается тоном г-на Телятникова, видя в его словах угрозы.

Архиепископ Аверкий тоже находит выступление г. Телятникова в высшей степени невежливым и нетактичным в отношении к старцу Архиепископу Тихону, особенно в присутствии последнего. Они обвиняли другую партию в бунте, но те, которые выступают против Архиепископа Тихона, тоже бунтуют. Такие выступления перед лицом Собора недопустимы.

Архиепископ Виталий возражает, говоря, что надо смотреть на вещи реально. В смуте нельзя ожидать объективности. Смута большая и переживания крупные. Они не дают себе отчета в значении отдельных слов. От этих людей нельзя ждать спокойствия. В таких условиях надо смотреть кто погрешает больше, а кто меньше. Другая группа подавала в суд на Архиерея и на Синод. Перед нами несомненный факт их характеризующий. Было бы важно выяснить насколько реальны те 20 общественных организаций и те 1600 прихожан, которые стоят за Архиепископа Антония. Мы не можем руководствоваться одними теориями, а должны искать реальных путей для внесения мира. При этом мы не должны смотреть на то, что в состоянии волнения нас могут оскорбить. Тяжело бывает слушать чад, которые больны, но не надо забывать, что они потрясены до глубины души.

Епископ Серафим соглашается с Архиепископом Виталием.

Архиепископ Серафим говорить, что он недавно лишь узнал, что Архиепископ Тихон 1-го октября подал прошение об увольнении на покой. В этом прошений ясно говорится, что лечивший его врач, много раз его свидетельствовавший, заявил, что его здоровье настолько слабое, что он не может вести работу и он просит уволить его на покой. Вдруг неожиданно является другой врач, который только недавно его осматривал и который не опровергает первого свидетельства, но только надеется, что через 2 - 3 месяца ему будет лучше. Трудно себе представить, чтобы в течение одного месяца общее состояние Архиепископа Тихона так сильно изменилось. Когда он просился в отпуск, то было свидетельство третьего врача д-ра Бил-Антоновой, которая много лет лечила Архиепископа Тихона, и она прислала свидетельство о том, что только в условиях покоя он может жить, а труд управления ему опасен. Архиепископ Тихон, приехал с прошением об увольнении на покой, но когда на него стали оказывать давление его бывшие сотрудники, то смогли его уговорить отказаться от своего прошения. Между тем два врача говорят, что он не может управлять, а один врач говорить, что он сможет. Это вызывает смущение. Не следует ли Собору пересмотреть свою точку зрения. Епархия не богадельня, и не вотчина. Архиепископ Тихон хорошо управлял, а сейчас не в силах это делать, особенно теперь, когда такое тяжелое время. Затем надо видеть разницу между тем, когда люди подают в суд против иерархии, и тем, когда подают в суд против избранных ими должностных лиц. Совсем другое дело, когда жалуются на неправильные действия отдельных лиц. Эти люди не говорят, что иерархия не имеет права вмешиваться в дела прихода. Там люди подали в суд на Церковь, а тут подают в суд для Ее защиты. В существовании неправильного чартера - вина Архиепископа Тихона. В течение 30 лет он его не исправил; а теперь это обстоятельство было использовано во вред Церкви. Опираясь на этот чартер, бывшие члены Совета требуют, чтобы ни Архиерей, ни Синод не вмешивались в дела прихода. У Митрополита Леонтия уже попрано иерархическое начало и только мы его отстаиваем. Теперь идет поход против иерархического начала. Любовь необходима, но нужно и правосудие. Мы имеем право отлучать и лишать сана, и иногда этим правом пользуемся. Люди подают в суд на нарушителей церковных законов в защиту Церкви, и запретить им этого нельзя. Но этот суд опасен тем, что он уголовный и в конечном итоге может привлечь к ответственности Архиепископа Тихона, ибо Архиерей отвечает за все подчиненные ему органы. Телятников говорил не так, как следовало бы, но у него это крик души.

Архиепископ Тихон замечает, что Архиепископ Серафим выступает против него не в первый раз. Архиепископ Тихон утверждает, что он, будучи 30 лет в епархии, всегда пользовался любовью паствы. Архиереи всегда имели право по болезни получать отпуск. В России некоторые из них ежегодно брали отпуск для лечения на Минеральных водах. Телятников говорит о нестроении в приходе, а откуда он может его знать, живя здесь уже 15 дней. Надо слушать и другую сторону. Все это говорит о том ,что церковь теперь полна неправды.

Архиепископ Иоанн сожалеет, что Телятникова допустили в Собрание. Получается впечатление, что Архиепископа Тихона, который 30 лет провел на кафедре, теперь надо судить за какие то формальности. Он пользовался неограниченным церковным авторитетом. Что касается его физического состояния, то послание 3-го Вселенского Собора говорить, что архиерей не имеет права подавать отречение от епархии, а должен оставаться на кафедре до конца жизни. Бывали случаи увольнения вследствие немощи, но это исключение, а не правило. Необходимо оградить от всяких выпадов нашего старейшего после Первоиерарха святителя. Один из источников смуты - это слухи о том, будто бы Архиепископ Тихон ушел с кафедры под давлением.

Архиепископ Виталий напоминает, что наша главная цель - не обличение друг друга, а поиски выхода из положения. Выход простой. Так как члены прежнего Совета требовали непризнания Общего Собрания, то Собор должен назначит новое с исполнением всех формальностей. Из за Собрания хотели подать в суд и самое большее, чего тот мог бы потребовать, - это новое Собрание. Очень просто поручить Архиепископу Антонию созыв такого Собрания с участием какого либо помощника. Архиепископ Тихон - епархиальный Архиерей, но для всех было ушатом холодной воды - решение о замене его не Архиепископом Антонием, а Архиепископом Иоанном. Это не целесообразно. Надо было бы оставить Архиепископа Антония управляющим, а Архиепископ Тихон по выздоровлении отпустил бы его сам вступил бы в управление. Тогда было бы мирное решение и никто не мог бы протестовать. Теперь все больны. То, что сделано, Архиепископ Виталий принимает как административную меру Архиепископа Тихона, а не решение Собора. Для умиротворений надо бы послать Архиепископа Антония, а не Архиепископа Иоанна. Это был бы спуск на тормозах.

Архиепископ Леонтий замечает, что Комиссия мало осветила вопрос и хотел бы слышать ее голос.

Архиепископ Аверкий говорит о необходимости все решать без влияния партийности. Во многих выступлениях видно применение двух мерок. Такие вступления как Телятникова показывают, что в Сан Франциско просто столкновение двух партий. Человек не успевает узнать определения, как летит сюда протестовать. Положение ненормальное. И его нельзя исправить обычными человеческими мерами. Благодать Божия проявляется, когда действуют безпристрастно и по церковным канонам. Мы нарушили их удалением Архиепископа Тихона и теперь опять игнорируем его права. Говорят об общественных организациях, которые присылают листовки, брошюры и телеграммы. Какую цену они имеют? Они созданы людьми, у которых выступают страсти. Каждая организация обычно состоит из Правления, которое большею частью занято устройством балов и увеселений в кануны праздников. Мы можем прислушиваться только к голосам верующих. Но сторонники Архиепископа Антония тоже не хотят слушать Церкви, они хотят уходить и даже жаловаться Восточным Патриархам. Они претендовали на законопослушность и вдруг так грешно стали угрожать.

Архиепископ Филофей говорит, что после того, как правящий Архиепископ Тихон заявил о желании вернуться к управлению, которое временно он поручает Архиепископу Иоанну, может казаться, что вопрос решен. Однако, после этого остается какое то смятение в душах. Оно не дает полного успокоения и не является решением вопроса. Чувствуется, что верующие могут быть не удовлетворены, все окажется в прежнем положении и потребуется новое решение. Поэтому представляется необходимость в дополнении. Теперь виден факт, что часть прихода недовольна и будет бороться за Архиепископа Антония и она подаст в суд. Понятно, что Архиепископ Иоанн защищал честь старейшего Епископа. Однако, видно, что одна из причин смуты заключается в том, что многие считали его ушедшим на покой, а часть прихожан не желает видеть Архиепископа Антония в Лос Анжелосе. Вспоминается пример Авраама и Лота и предложение Епископа Нектария, что может быт лучше сделать в Сан Франциско два прихода, если нельзя добиться объединения.

Архиепископ Афанасий напоминает, что постановление Собора сделано и уже опубликовано. В каком положений окажется Собор, если он будет его пересматривать под воздействием внешней силы. Надо пожалеть, что мирянин был к нам допущен и вызвал у нас душевную тревогу. Вероятно прав был Епископ Серафим, когда сказал, что имеются "правые и левые". Но в Церкви таких нет. Архиепископ Афанасий не видит оснований для пересмотра решения, но дополнить его может быть и надо - инструкцией Правящему Архиерею. Главная ответственность лежит на Архиепископе Тихоне и на Архиепископе Иоанне. На них ложится обязанность успокоит эти метущиеся человеческие души. Архиепископ же Антоний должен им сказать: дети, не шумите, подчинитесь постановлению Собора. Если они пойдут путем бунта, то они не церковный народ. Каноны - священны и мы действуем согласно им.

Архиепископ Серафим выражает неуверенность - состоялось ли настоящее постановление? Архиепископ Тихон объявил неожиданное решение о своем намерении вернуться к управлений епархией, когда все думали, что он будет проситься на покой. Большинство архиереев выслушало его молча. Нельзя сравнивать его положение с тем, что было в старой России. Там был налаженный аппарат. Теперь же редко бывает у архиерея настоящая канцелярия. Поэтому, если архиерей заболел, то надо что то делать.

Архиепископ Виталий согласен с Архиепископом Афанасием. Создалось двойственное положение. Назначение Архиепископа Иоанна было не соборным, а административным решением. Но для массы оно будет Соборным определением. Надо, однако, просить Архиепископа Тихона лечиться не здесь, а в Сан Франциско.

По желанию членов Собора протопресвитер Георгий Граббе оглашает текст Соборных определений по делу о Сан Франциско.

Архиепископ Савва говорит, что в Сан Франциско драма или даже трагедия. Вполне понятны слезы, вопли и выступление Телятникова. Теперь Комиссии больше не существует. В свое время она хотела представить Собору опрос главных лиц. Сегодня в нарушение этого принципа мы пригласили Телятникова. Вчера был телефонный вызов архимандрита Афанасия. Перед этим говорили, что он закрывает школу. Он сказал, что до него дошла весть о возвращении старого Приходского Совета. Если бы это случилось, то он просил бы об отдалении школы от прихода. Ему было сказано, что это ошибка. Собор похвалил новый состав Совета. Теперь надо было бы выслушать слово Архиепископа Антония. Но ради мира трудно сказать о том, можно ли советовать ему поступить по примеру св. Григория Богослова. Выступление Архиепископа Тихона было совершенно неожиданным. Однако, постановление Собора надо оставить в силе.

Архиепископ Антоний говорит, что он выступает нехотя. Среди архиереев тоска. На них лежит ответственность за Сан Франциско и за всю Церковь. Архиепископа Антония называют "стороной" в этом деле. Но это глубоко неправильно. Назвать архиерея "стороной" это значит, что неправильно смотрят на архиерейский сан. В этом деле мы все сторона. Архиепископ Антоний высказал предупреждение, что можно опасаться больших трудностей и потрясений м.б. больше, чем до сих пор. Но удивительно, что никто не упомянул о докладе Архиепископа Никона. В деле трудно разобраться даже будучи на месте. Пробыв на месте три месяца Архиепископ Антоний еще не мог разобраться. Тем более трудно это было сделать здесь Преосвященным. Но теперь 25-го жертвователи подают в суд. Почему? Потому что непорядочные люди добились удаления Архиепископа. Люди жалуются на то, что выброшены десятки тысяч. Чеки на имя Церкви шли мимо церковной кассы. По некоторым сведениям налоговое ведомство уже начало расследование.

Председатель отмечает, что создается какой то тупик. Так бывало и на Московском Соборе и тогда Трубецкой призывал всех к тому, чтобы ехать на богомолье. Поскольку теперь мы не видим решения, надо его отложить и молиться.

Заседание закрывается в 8.20 вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРИ СОБОРА:

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ

 

ПРОТОКОЛ №23

 Собора Епископов Русской Православной Церкви Заграницей

10/23 ноября 1962 года

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе № 1 Преосвященные.

I. Председатель сообщает, что у него был прибывший из Лос Анжелоса церковный староста, который от имени Спасо-Преображенского прихода просил об оставлении там Епископа Нектария, говоря, что прихожане не могут больше переносить жестокость Архиепископа Антония и просят дать им Епископа по сердцу. Староста – из рабочих. Тон его был смиренный и кроткий, он говорил со слезами. Нам надо вынести решение.

По распоряжению Председателя протопресвитер Г.Граббе оглашает несколько телеграмм с просьбой не присылать в Лос Анжелос Архиепископа Антония.

Архиепископ Антоний говорит, что Собор – высшая инстанция. Следовательно, у Собора должна быть высшая мораль, которая не может быть ниже, чем у мирских судий. Прежде всего требуется предъявление обвинения, из которого можно было бы увидеть – имеется ли основание для суда. Может быть виноват клир, который не учил народ, как требует 36 Апост. правило. Староста – человек доброго характера, но он легко подпадает под влияние. И можно ли уволить архиерея по жалобе одного мирянина. Из всего Приходского Совета только два члена находятся в оппозиции. Мы имели заявление за подписью этого числа – только одна треть является нашими прихожанами, а все остальные – неизвестные или леонтьевцы. Но плохо то, что мы вовлекаем людей, поощряя их к обращениям.

Архиепископ Савва сообщает, что староста Преображенского собора Касьяненко приходил к нему и излагал обстановку. Он говорил, что в течение этих дней люди ему телефонировали, прося его поехать и доложить о том, что они хотят Епископа Нектария. На его вопрос – почему происходит волнение, староста сказал, что с Архиепископом Антонием у прихожан расхождение и передал неподписанное письмо, составленное Б.Н.Сергеевским. Архиепископ Савва читает письмо.

Архиепископ Никон говорит, что Собор сейчас не в состоянии разбирать эти обвинения. Если стать на точку зрения этих пунктов, то против каждого архиерея может быть подана жалоба, и если принимать их, то Церковь развалится. Никаких канонических обвинений в записке не видно. Нельзя лишать архиерея кафедры только на основании того, что приехал молодой человек и привез письмо без подписи.

Архиепископ Серафим говорит, что он потрясен происходящим. Приехал молодой человек, заплакал, и уже это дало возможность поднять речь об удалении Архиерея. Если имеется что-либо серьезное, то надо назначить следствие и иметь суждение в расширенном заседании Синода. И если Архиепископ будет недоволен его решением, то он сможет аппелировать к Собору. Можно допустить, что Архиепископ Антоний строг, а Епископ Нектарий благостный и ласковый, и прихожанам хотелось бы последнего оставить. Но всего этого совершенно недостаточно для смещения Архиерея.

Епископ Савва спрашивает о том, – нельзя ли решить вопрос согласованно, поменяв кафедрами Архиепископа Виталия и Архиепископа Антония?

Епископ Серафим находит положение странным. Все люди различны. Один иерарх может быть снисходительнее, другой строже. Поскольку сделано назначение, его надо проводить в жизнь. Более мягкие иерархи могут быть приятнее, но миряне при них захватывают больше власти, чем при строгом архиерее.

Архиепископ Виталий предостерегает против того, чтобы решать вопрос под влиянием аффекта. Послушаться Лос Анжелосскаго старосту было бы небывалым событием. Оно имело бы ужасные последствия в поведении паствы. Все об этом узнали бы и стали бы так же действовать и в других местах. Главное внимание надо обращать на Сан-Франциско.

Председатель говорит, что суждение первой инстанции должно быть отеческим. Мы стараемся успокоить человека, чтобы он не предпринимал дальнейших шагов, и когда это удается, радуемся, что не произошло худшее. Если же мы будем отвечать на жалобы резкими окриками, то ничего не достигнем. Надо соблюдать мир и угашать пожар в самом начале. Мы знаем характер Архиепископа Антония и морально вправе так поставить вопрос, чтобы успокоить прихожан, и не вести судебного дела. Церковный староста уполномочен прихожанами и выражает их желание. Они плачут и просят, а мы говорим – нет доказательств.

Архиепископ Антоний считает себя вправе сказать нечто. Храпов тоже был церковным старостой, но его не выбрали. Мы не имеем основания сказать, что за Лос Анжелосского старосту больше прихожан. Мы легко можем возбудить вторую смуту. Что касается неподписанного письма, то, не запомнив в нем всего, можно указать там несколько неправильных утверждений. Относительно приобщения католички были разговоры с ее мужем, но неожиданного отстранения ее не было. Из трех судебных процессов, указанных в жалобе, Покровский был вне ведения Архиепископа Антония, и вчинил иск, который урегулировал его положение, с разрешения Синода. В Санта Барбара Лавровы обещали пожертвовать гараж, но оформить это отказались и приход был вынужден уйти в другое помещение. Лаврова подала в суд на приход. В Глендоре весь приход единодушен в поддержке Архиепископа Антония, за исключением 5-ти человек. К построению храма до сих пор не приступали, потому что недостаточно средств и нельзя повторять ошибки Сан-Франциско. Пока решили строить школу, и церковь дала на это заем в 10.000.оо долларов. Все это сделано по постановлению Приходского Собрания. Архиепископ Антоний заявляет протест и требует предания его суду, если имеются против него обвинения в нарушении канонов.

Архиепископ Никон указывает на то, что удовлетворение просьбы Лос-Анжелосскаго старосты не удовлетворит другую сторону. Цель не будет достигнута, а усилится смута. Всем известно, что о. Ильенко не сотрудничает лояльно с Архиепископом Антонием. У о. Ильенко особый своеобразный характер и ему удобнее иметь дело с Епископом Нектарием.

Епископ Нектарий свидетельствует, что приезд старосты Касьяненко был для него полной неожиданностью. Епископ Нектарий заявляет, что он всегда старался поддерживать авторитет Архиепископа Антония и когда на него жаловались, то он говорил, что это для него личное оскорбление. Говорят, что отцу Ильенко удобнее иметь дело с ним и даже говорили, что Еп. Нектарий подпал под его влияние. Наоборот, о. Ильенко подпал под влияние Епископа Нектария. Он сам не претендует на Лос Анжелос, но насчет паствы Лос Анжелосской он думает, что, к сожалению, она не на стороне Архиепископа Антония. Он сам полюбил приход, но абсолютно подчиняется воле Собора и будет там, где ему укажут.

Архиепископ Филофей указывает на то, что Лос Анжелос – второй вопрос. Архиепископ Виталий прав, что надо сначала решить окончательно дело Сан-Франциско и в зависимости от него решать второй вопрос. Архиепископ Филофей не понимает – как можно принимать такую неподписанную жалобу на Епископа.

Архиепископ Леонтий считает вопрос уже решенным. Не серьеозно каждый день пересматривать решение.

Архиепископ Серафим напоминает, что решение о Лос Анжелосе уже опубликовано и нельзя его менять на том основании, что приехал сюда Лос Анжелосский староста. Надо считаться не только со старостами, но и с Архиереями. Это верх несправедливости. Надо помнить трудность архиерейского подвига и не губить самих себя.

Председатель поясняет, что он ничего не требует, а только предложил вопрос всеобщему вниманию. Но надо решать вопрос во всем объеме. Известно, что были жалобы на Архиепископа Антония, что он сурово относится к прихожанам. Это один из случаев той же цепи. Надо опасаться, что если будем пренебрегать вначале, то будет смута оттого, что не придается нами значения заявлению прихожан. Прихожане очень чувствительны и требовательны, но мы должны принять во внимание все обстоятельства. Староста плакал искренними слезами. Если управлять, значит предвидеть, то мы должны предвидеть много осложнений и огорчений и не должны подливать масла в огонь. Что будет, если Архиепископ Антоний приедет, и его не примут? Теперь еще возможно это предупредить, а потом это отразится на всей Зарубежной Церкви. К сожалению, были жалобы даже на то, что Архиепископ Антоний не хотел принимать молодежи.

Архиепископ Антоний разъясняет, что он никогда не отказывался от разговоров с молодежью. Та молодежь, о которой сейчас говорил Владыка Митрополит, к нему не обращалась и не приходила. К нему приходил Кузубов, но только по вопросу о том, что возможно ли ему платить членский взнос не 1 доллар, как все, а 0.50 цент. Напротив, сам Владыка Антоний предлагал встретиться с этой молодежью, но она не пришла. В Лос Анжелосе он был совсем недавно и никто никакой враждебности к нему не проявлял. Очевидно, какая-то часть прихожан находится в оппозиции, а другая с нею несогласна. Представители последней тоже могут сюда приехать и плакать. В том, что прочитали, не видно церковных обвинений. Если хотят его удалять, то он хочет предъявления ему церковных обвинений и суждений о них по правилам.

Архиепископ Аверкий говорит о том, что он с большою скорбью переживает происходящее и думает, что все зло и соблазн происходят от того, что пастырский подход и духовное делание заменяются приемами чиновничества и солдатчины. Это и вносит духовное разложение и вызывает распри. Дело – не в строгости или ласковости. Если проводится строгость, то она должна быть разумной и растворенной любовью и лаской, а не неумолимостью. Он не хочет судить, но хочет высказать только свое мнение о том, что причина смуты заключается в непастырском отношении к людям. Мы возражаем против демократии, когда она проявляется в демагогии. Вчера мы слышали такое демагогическое выступление с заявлением угроз. У нас не должно быть места ни демократии, ни полицейскому управлению. С мнением верующих людей надо считаться. Мы не видели нигде такой смуты, какая возникла в Сан-Франциско. Нельзя ничего строить на диктатуре. Архиепископ Аверкий хотел бы, чтобы Архиепископ Антоний внял этим словам. Относительно предложения Владыки Митрополита Архиепископ Аверкий не решается высказаться, но ему больно, что так сложились обстоятельства. В принципе он считает, что не следует менять решений. Если оно вынесено, то его надо и держаться. Но если Владыка Митрополит хочет изменить его, то надо подумать о том, - какое сделать видоизменение.

Архиепископ Серафим считает, что если бы Архиепископ Антоний был таким, каким его рисуют, то его не полюбило бы и не привязалось бы к нему столько людей в Сан-Франциско. Это доказывается цифрами и свидетельством двух наблюдателей. К нему примкнула масса людей и молодежь. Надо посмотреть на дело и с другой стороны: сюда приехал староста и неожиданно стал просить об устранении Архиепископа. Ошибка Владыки Антония была в том, что он в свое время раньше не убрал о. Ильенко. Нам известно его неуважительное отношение к своему Архиепископу. В поведении старосты с одной стороны и в поведении Телятникова с другой стороны – тот же аффект, хотя и в разных формах. Неужели нам возможно энергичного работоспособного Архиерея уволить на покой. И куда хотят его убрать?

Архиепископ Леонтий говорит, что иногда Епископ должен уходить, когда паства против него. Так сделал Св. Иоанн Новгородский, когда к нему было несправедливое отношение со стороны паствы. Если у Владыки нехороший характер, то надо его исправлять. Нельзя нам быть диктаторами. Отменить Соборное определение невозможно. Комиссия работала 3 недели и ничего не выяснила. Напрасно Архиепископ Антоний так держится за кафедру: он должен был бы сам просить перевода. Синод надо освежить вызовом Епископов из епархий.

Архиепископ Никон считает своим долгом сказать, что все нестроения и скорби происходят оттого, что вскрылось ненормальное положение в Скорбященском приходе в Сан-Франциско. Оно тлело давно, а когда явились вопросы материального интереса для ряда лиц и явился человек, который все это вскрыл, то все обострилось. Мы же передали это дело толпе. В результате – в Лос Анжелосе отклики происходящего в Сан-Франциско. Если уступить, то это будет явным беззаконием, которое поднимет еще большую смуту.

Архиепископ Афанасий полагает, что можно было бы вынести постановление о том, что получив просьбу об устранении Архиепископа Антония от Лос Анжелосской кафедры, но не имея для этого данных, выделить комиссию для рассмотрения высказываемых обвинений, и если они окажутся серьезными, то передать их Архиерейскому Синоду, который и вынесет по ним свое решение. На основании же неопределенных данных увольнять Архиерея нельзя. Мы этим положили бы начало общему смешению и подали бы повод мирянам выбирать себе Архиерея. Это внесло бы смуту, нестроение и беспорядок. Нужно иметь твердость и не придавать слишком решительного значения петициям отдельных лиц и групп.

Архиепископ Александр тоже стоит за Комиссию. Невозможно сразу и легко сменять Архиепископа.

Архиепископ Тихон соглашается с этим предложением.

Архиепископ Савва полагает, что постановления о Сан-Франциско и о Лос Анжелосе остаются без изменений. Пока мы имеем только заявление старосты и письмо, неподписанное Сергеевским. На основании этого ничего решить нельзя. Выступление Телятникова было демагогическим. Слова Телятникова о возможности закрытия гимназии расходятся с тем, что сказал сам директор гимназии архимандрит Афанасий, заявивший лишь о том, что он уведет школу из прихода, если в собор вернется о. Домбровский.

Архиепископ Серафим напоминает, что об Архиепископе Тихоне говорили, что нельзя его уволить без его желания или без суда. Это же должно быть применимо и к Архиепископу Антонию. Мы должны беспокоиться о душах. Допустим, что он – глупый, но надо думать и о глупых. Архиепископ Иоанн ничего не сможет сделать там за три месяца. Он будет только присматриваться.

Архиепископ Никон утверждает, что в случае приведения в исполнение принятого решения в Сан-Франциско будет катастрофа. Будет она и в Лос Анжолосе, а потом пойдет цепная реакция.

Епископ Савва говорит, что когда он читал дело о Сан-Франциско, то увидел, что Архиепископ Тихон просил отпуска после Общего Собрания. Но когда после того настало время для исполнения важных решений, то Архиепископ Тихон поторопился уехать в отпуск за 2-3 дня до того, оставив осуществление решений своему заместителю. Отсюда и вышли дебаты и раскол. Теперь мы имеем сведения, что Казанский приход хочет подчиняться Архиепископу Антонию. Не будет ли большой ошибкой дальнейшее сидение в монастыре Архиепископа Тихона в течение трех месяцев и поездка в Сан-Франциско вместо него Архиепископа Иоанна для тушения возникшего там пожара и в весьма неблагоприятной обстановке. Ради тушения пожара Собор мог бы переменить свое решение. Архиепископ Тихон со своим викарием вполне может жить в Сан-Франциско, лечиться там и управлять, а Архиепископ Иоанн может ехать туда как частное лицо и помочь Архиепископу Тихону. Как бы ни сделать нам второй ошибки. Послать туда сейчас нового человека было бы паллиативом. Один приход и вся молодежь уже хотят уходить, потому что собрался ехать туда Архиепископ Иоанн. Архиепископ Тихон может там наладить свое лечение. Истинный пастырь должен умереть за паству, а не бегать от нее. Положение очень критическое и любой пастырь должен был бы готовым умереть, но ехать к пастве. Архиепископ Тихон должен набраться сил и лететь в Сан-Франциско, хотя бы это и угрожало его здоровью. Он уже пять недель находится с нами, участвуя во всех заседаниях. Следовательно он также может быть и в Сан-Франциско, а Архиепископ Иоанн смог бы поехать туда как частное лицо и ему там помочь. Иначе мы сможем сделать опять большую ошибку. Уже один приход хочет уходить, потому что едет туда Архиепископ Иоанн. К этому присоединяется молодежь. Архиепископ, нуждаясь в лечении, должен лечиться в Сан-Франциско. Место пастыря – у овец, от них бегает только наемник. Сейчас очень критический момент и любой архиерей должен был бы поехать на это место, хотя бы это и грозило ему смертью. Архиепископ Тихон должен набраться сил и лететь в Сан-Франциско.

Архиепископ Серафим соглашается с Епископом Саввой. Архиепископ Тихон должен ехать. Нельзя всю ответственность возлагать на плечи других.

Епископ Савва добавляет, что во всяком суде возможен пересмотр дела при получении новых данных. В настоящем случае уже ясно, что один приход уходит. Архиепископ Тихон должен ехать и взять все дело в свои руки.

Архиепископ Тихон говорит, что было 2000 подписей за Архиепископа Иоанна. Он там может сделать больше, чем кто либо другой, благодаря своему авторитету. Раньше трех месяцев он вернуться в Сан-Франциско не может. Архиепископ Иоанн часто бывал в Сан-Франциско. Если он выразил желание управлять епархией, то он много сделает. Поэтому Архиепископ Тихон просит Архиепископа Иоанна ехать в Сан-Франциско.

Архиепископ Савва говорит, что Архиепископ Иоанн всегда бывал в Сан-Франциско после Собора. Пусть он поедет и теперь и поддержит там решение Собора. Для этого надо было бы поехать туда Архиепископу Антонию и Епископу Нектарию. Но необходимо немедленно ехать в Сан-Франциско Архиепископу Тихону.

Архиепископ Афанасий с благодарностью вспоминает ту помощь, которую оказывал ему Архиепископ Тихон. Поэтому Архиепископ Тихон не может сомневаться в его доброжелательстве, когда он присоединяется к общей просьбе о том, чтобы Архиепископ Тихон поехал в Сан-Франциско: его здоровье там не пострадает.

Архиепископ Тихон повторяет, что Архиепископ Иоанн там может сделать больше. Сейчас он себя плохо чувствует, и в таком состоянии он управлять епархией не может. Посмотрим, что будет через три месяца. Тогда он или вернется, или уйдет на покой.

Архиепископ Савва и Архиепископ Виталий указывают на важность личного присутствия Архиепископа Тихона в Сан-Франциско.

Архиепископ Тихон заявляет, что он не поедет.

Архиепископ Савва указывает на то, что Собор единодушно этого желает и спрашивает Архиепископа Тихона о том, - угодно ли ему подчиниться Собору?

Архиепископ Тихон отвечает, что он подчиняется требованию доктора. Он всецело полагается на Архиепископа Иоанна и ехать в Сан-Франциско не может.

Епископ Савва отмечает, что тут сталкиваются два интереса: личный и обще-церковный. Собор должен решить: какой интерес должен преобладать?

Председатель говорит, что вопрос поставлено ясно. Дальнейшие суждения будут иметь место после перерыва.

 

Заседание Собора возобновляется в 6.30 вечера.

 

Архиепископ Тихон говорит, что здоровый человек больного не понимает. Он не отказывается от паствы и на Пасху он хотел к ней ехать, но Синод его тогда не пустил. Доктор Князев – опытный врач, он осмотрев его обещал поставить его на ноги через три месяца. Поэтому ему трудно сейчас ехать, а Архиепископ Иоанн – единственный, кому он доверяет и верит, что он успокоит волнующуюся паству, а если через три месяца он не будет в состоянии приступить к служению, то он будет просить об увольнении его на покой.

Архиепископ Виталий находит, что это – не решение: Архиепископу Тихону необходимо ехать в Сан-Франциско сейчас.

Архиепископ Серафим находит, что долг архипастыря – умереть за паству, но просьбу Архиепископа надо удовлетворить.

Архиепископ Иоанн полагает, что нельзя оказывать давление на Архиепископа Тихона, даже если он не вернется через три месяца. Заявление его надо принять к сведению.

2. Оглашаются и утверждаются протоколы № 20, 21 и 22.

3. Архиепископ Савва сообщает, что получил письмо от Архиепископа Иезекииля о его поездке в Мельбурн и оглашает это письмо. Он полагает, что лучше всегда искать мирных путей.

4. Оглашается несколько телеграмм о нежелательности возвращения Архиепископа Антония в Лос Анжелос.

Архиепископ Леонтий высказывается против чтения телеграмм: их надо бросить в корзину.

Епископ Серафим возражает, что к ним надо относиться со вниманием. В частности надо считаться с военными, которые являются наиболее надежными и пользуются влиянием. Архиепископ Антоний был в Сан-Франциско только несколько месяцев и приобрел такую поддержку.

Председатель сообщает, что получил телеграммы из Сан-Франциско и из Лос Анжелоса, в которых говорится, что сообщение Маковской не заслуживает доверия и что Архиепископ Антоний пользуется доверием. Церковный староста Касьяненко хотел делать личный доклад Собору, но Председатель это отклонил.

Архиепископ Леонтий защищает Маковскую.

Епископ Нектарий говорит, что Маковскую он знает меньше, чем Архиепископ Антоний. По его мнению – она ревностная прихожанка, но немного нервная.

 

Заседание Собора закрывается в 8.45 вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРИ СОБОРА:

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ:

 

ПРОТОКОЛ №24

Заседания Собора Епископов Русской Православной Церкви Заграницей

13/26 ноября 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные, за исключением Архиепископа Иоанна, отбывшего в Сан-Франциско, и Епископа Серафима.

 

1. Архиепископ Филофей читает проект резолюций, выработанный Комиссией о богослужении и церковном пении.

Архиепископ Никон указывает на важность использования того, что уже сделано. Надо сначала рекомендовать «Спутник Псаломщика». Ознакомление с квадратными нотами нетрудно и многие приходы уже пользуются этим сборником. Нельзя никак допускать печатание нот только одного гласа и этим популяризировать пользование только им.

Архиепископ Аверкий отмечает, что Спутник Псаломщика хорошо расходится: продана уже почти тысяча экземпляров. Но против него имеются возражения, ввиду того, что многие не знают квадратных нот и унисонного пения. Теперь предназначен к изданию Церковно-Певческий Сборник. Недавно в Лондоне издан обширный нотный сборник.

Архиепископ Антоний указывает на то, что в каждом вопросе о церковном пении имеются две стороны: принципиальная и практическая. Он дает краткий очерк церковного пения в России и указывает на недостатки Бахметьевского Сборника. Надо внушить понимание того, что среди многих распевов имеются сохранившие церковный дух, где мелодия имеет свой определенный смысл и содержание. Практически будет полезен и Обиход знаменного распева, и Церковно-Певческий Сборник. В резолюции должно выразиться наше понимание лучших традиций древнего церковного пения.

Архиепископ Аверкий спрашивает мнение о регенте Рудикове, который предлагает сделать переложение Спутника Псаломщика на 4-хголосное пение.

Архиепископ Антоний отвечает, что ничего нельзя сказать, не видя самого труда.

Архиепископ Савва предлагает дать резолюцию на пересмотр Комиссии с участием Архиепископа Антония.

Архиепископ Никон указывает на то, что нельзя говорить о сокращении богослужения от имени Собора.

Архиепископ Филофей напоминает, что то, что говорил Архиепископ Антоний, является теорией, о которой мы говорим на каждом Соборе, а практически ничего не делаем. Очень полезно было бы создать Сборник Успенского, хотя он и без нот, а только с делением на строфы. Для издания же нового сборника нужна Комиссия.

Постановили: Передать проект резолюции в Комиссию для нового рассмотрения его с участием Архиепископа Антония.

2. Архиепископ Серафим делает доклад о внешкольном воспитании.

Архиепископ Никон находит доклад Архиепископа Серафима очень важным и интересным. В целом ряде приходов образовались кадры молодежи, прислуживающей за богослужениями. Имеются чтецы, певцы. Необходимо что-то сделать для этой молодежи. Надо внести в резолюции одобрение Собора по адресу этой церковной молодежи.

Архиепископ Серафим возражает, говоря, что это особый вопрос, для которого надо выработать свой план. Организации чисто скаутские вне нашего поля зрения и воздействия. Нельзя назвать скаутами только НОРР и ПОРР, из них только ПОРР можно взять под свое непосредственное духовное руководство.

Архиепископ Виталий находит причину неуспеха в нашей работе с молодежью в том, что мы стараемся руководить ею из центра. То, что создал Архиепископ Серафим, не сможет создать никто другой. Каждое общество создает свою организацию. Владимирская организация не развилась потому, что она не считалась с необходимостью такой свободы.

Архиепископ Филофей указывает на недостаточное знакомство с разными существующими организациями.

Архиепископ Леонтий указывает на интересный пример католических скаутских организаций.

Архиепископ Аверкий разделяет мнение Архиепископа Виталия, что нельзя действовать по шаблону. Каждому архиерею лучше судить самому. Владимирские кружки возникли в 1951 году в противовес Р.Х.С.Движению. Они имели в виду объединить тех, о которых говорил Архиепископ Никон. Был целый ряд причин для неудачи. Но в некоторых местах кружки существуют и развиваются. Их не надо упразднять. Организация ПОРР как будто хорошая, но в других местах, кроме Чикаго, у нее не видно церковности. В Лейквуде лагерь велся нецерковно.
 Архиепископ Антоний указывает на то, что каждая организация старается ограждать свою самостоятельность и боится навязывания ей влияния, даже и со стороны церковной. Например, Разведчики даже Закон Божий стараются преподавать сами.

Архиепископ Никон замечает, что хотя Владимирские кружки не получили развития, которого от них ожидали, но все же некоторые из них существуют. Нельзя сказать, что с ними произошел полный крах. Архиепископ Аверкий прав относительно Лейквудского лагеря. Однако лагерь расположен на большом расстоянии от церкви и молодежь не может посещать ее пешком.

Архиепископ Серафим говорит, что он делился опытом, который удался, отнюдь не навязывая всем один метод. В его лагере религиозное воспитание соединялось с Движением. Дети имели 3 часа в день занятий. Что касается других лагерей, то надо проявлять инициативу, чтобы посылать туда священников. Церковных школ недостаточно. Владимирские кружки могут обслуживать возраст постарше. Все организации мало церковны, но имеются и почти совсем нецерковные. На них не стоит тратить сил.

Архиепископ Аверкий находит очень полезным создавать детские лагеря под влиянием Церкви. Он указывает на хорошие результаты пребывания мальчиков летом в Св. Троицком монастыре.

Архиепископ Савва находит доклад очень интересным. В Австралии Владимирская молодежь существует. Бывают кризисы, но их удавалось преодолевать. Наш успех в том, что от нас исходили жизненные идеи. Большое значение имеет хор, который ездит, давая концерты. В резолюции непременно надо указать на желательность иметь Владимирскую молодежь. Архиепископ Никон прав, обращая внимание на прислужников. Возводя в иподиаконов, надо давать прислужникам псалтырь, вменяя в обязанность им учиться читать по-церковнославянски. Какая бы организация ни была, мы должны стараться войти в нее, но у пастырей не хватает времени. Надо ввести обмен докладами. До Собора Архиепископ Савва только мельком слышал о работе Архиепископа Серафима. В резолюции надо указать о том, чтобы настоятели обращали бы внимание на все организации молодежи.

Епископ Нектарий говорит о своем опыте духовного руководства в лагере разведчиков. Лагерная обстановка открывает большие возможности для живущего там священника. Важно следить за бытом детей, за их молитвой перед и после еды. Дети устраивали лагерную церковь с большим энтузиазмом. Сильное впечатление произвела служба 1-го августа с крестным ходом на озеро. В лагерном быту дети сближаются со священником. Не следует, однако, отталкивать никаких организаций.

Архиепископ Афанасий замечает, что вопрос обсуждается только в приложении к условиям американской жизни. Все это неприменимо в Южной Америке. Там единственный способ влияния на молодежь – лагерь. В Аргентине имеется ОРЮР и НОРР. Последняя считается монархической и на этой почве бывают недоразумения. Имеются и Витязи, которыми руководит гр. Уваров. Необходимы при организациях священники. Но где их взять? Лагеря создаются на расстоянии 1500 и 800 километров от Буэнос-Айреса. Туда никто из священников не может ехать. На лагерных руководителей невозможно влиять потому, что они не принимают никаких указаний. Надо вынести постановление о том, чтобы во всех организациях были священники и надо стараться, чтобы организации были при Церкви. Мы говорим о детях до 14-15 лет, а нам следовало бы интересоваться и более старшим возрастом. В Аргентине Владимирской молодежи нет, но имеется кружок, который собирается для религиозных собеседований. Архиепископ Афанасий ведет его уже 7 лет. Он воспитывает участников кружка в патриотическом духе. Собирается до 40 человек. Попытка организации по уставу Владимирских кружков была неудачной. Надо создавать не только Владимирские кружки, но и другие организации.

 

В 1 ч.25 м. объявляется перерыв.

Заседание возобновляется в 1 ч.50 м.

 

Архиепископ Серафим предлагает передать дело в Школьно-Просветительную Комиссию для выработки резолюции. Разведчики бывают от 8 до18 лет и к этому возрасту относится доклад. Другое дело – воздействие на молодежь от 18 до35 лет. Для нее надо дать особые указания. Невозможно командировать священника на все время лагеря, но надо обязательно, чтобы руководил лагерем церковный человек. Литургию в лагерях можно совершать по субботам. В тех случаях, когда не считаются с Церковью, можно объявлять, что данная организация вне всякой связи с Церковью.

Председатель говорит, что работа с молодежью чрезвычайно важна и это чувствует сама молодежь. Поэтому мы должны этим пользоваться и извлекать пользу для будущего. Едва ли можно все уложить в узкие рамки резолюции и ограничиться указанием одного какого-либо метода. Каждый должен действовать по-своему.

Постановили: Поручить составление резолюции Школьно-Просветительной Комиссии.

3. Епископ Антоний делает доклад о Ватиканском Соборе. Он не может многого сказать о самом Соборе, ибо был только на двух заседаниях. Он предполагает скоро вернуться в Рим и Женеву, и тогда пришлет подробный доклад Синоду. Пока можно сказать только о нашем участии. Когда Папа объявил о Соборе, то протестанты опасались, что православным будет легче соединиться с католиками, чем с ними. Поэтому они решили до Ватиканского Собора втянуть все Православные Церкви в Экуменическое Движение. Для этого было созвано Родосское Совещание. Все расходы по нему были оплачены Мировым советом Церквей. Заключительным аккордом было Нью-Дели, где в Совет Церквей приняли Московскую Патриархию и другие Православные Церкви. После этого решили послать в Ватикан наблюдателей от всего Совета Церквей и, в том числе, от Православных. Для этого был созван Центральный Комитет Совета Церквей в Париже. Но и мы приняли некоторое участие через о.А.Трубникова, присутствовавшего в качестве журналиста. Что касается Ватикана, то Епископ Антоний был с визитом у кардинала Беа в ноябре прошлого года. Он, по-видимому, ждал от Епископа Антония первого слова, но оно не было сказано. Второй раз они виделись в мае. Других встреч не было, но Секретарь Кардинала передал, что от нас ждут уведомления о том, - примем ли мы приглашение от Ватикана, который не собирается уговаривать Москву и что никакие условия с ее стороны не были бы им приняты, что наблюдатели будут только осведомляться, но не смогут сами ставить условия. Были толки, что приглашения православным будут посланы только через Константинополь. В мае католики уже почувствовали заговор Совета Церквей и протестантов и решили приглашать сами. Католики все сделали, чтобы пригласить нас. Синод согласился и был послан Епископу Антонию и протоиерею И.Троянову Указ. Одновременно Совет Церквей решил послать двух делегатов, но имен их не указал. Думали, что второй делегат был бы православным. За несколько дней до открытия Собора Виллебрандт полетел в Москву и добился ее согласия – прислать наблюдателей. Между тем Константинополь объявил, что православных наблюдателей не будет. Немедленно вслед за тем было объявлено, что прибудут наблюдатели из Москвы. Константинополь оказался в затруднительном положении. Из Москвы прибыли Котляров и Боровой. В этой обстановке присутствие наших делегатов на Ватиканском Соборе имеет громадное значение. Все увидели, что мы – единственная свободная и независимая Церковь. К нашим делегатам наблюдателям относятся с большим уважением. Переходя к самому Собору, надо отметить, что Члены Комиссий были намечены Курией, но выбраны были не те, кого думали, а г.о. либералов и только 20 итальянцев. Тогда Папа назначил от себя по 9 человек в каждую Комиссию. Епископы на Соборе потеряли все свои права. Например, был большой спор о кворуме, который кончился, когда сообщили решение Папы. Относительно будущего было сказано, что менять догматов не будут, но Собор открывает возможность для разных их толкований. Наше присутствие очень важно. Мы не можем выступать на заседаниях, но со многими разговариваем и выясняем им истинное положение, особенно положение Церкви в России и заграницей.

Архиепископ Филофей сообщает, что на днях был опубликован протест украинских униатских епископов против присутствия Московских наблюдателей.

Архиепископ Афанасий находит важным учет того, как воспринимает участие наших наблюдателей наша паства? Он слышал Отрицательное суждение и разделяет его. Католические организации использовали это в пропаганде привлечения православных в лоно католичества Восточного Обряда. Особенно может быть использован тот факт, что наш делегат в сане епископа. Лучше было бы послать корреспондента-обозревателя. Московская Патриархия сделала разумно, послав священников. И нам лучше было бы отозвать Епископа Антония и оставить о. Троянова и Гротова.

Архиепископ Аверкий спрашивает о том, что достигается присутствием на Ватиканском Соборе наших наблюдателей и каково их положение?

Епископ Антоний объясняет, что делегатам отведено особое место на пленарных заседаниях. Главная масса их: протестанты, а также армяне, копты, яковиты. Кроме того, имеются гости, в числе которых Епископ Кассиан из Парижа. Делегаты слушают, получают бюллетени. Мысли, высказанные Архиепископом Афанасием, являлись и у Епископа Антония. Может быть, положение делегата не епископа было бы проще, но теперь трудно менять.

Епископ Савва говорит, что он получил письмо, в котором выражается смущение по поводу присутствия наших наблюдателей в Риме, в то время как другие Православные Церкви никого не прислали. Это ослабляет веру в нашу стойкость. Удивляет некоторых и то, что мы присутствуем в Ватикане вместе с Московской Церковью. Нам надо взвесить – что для нас полезнее? Если присутствие наших наблюдателей внушает сомнение в нашей стойкости и мудрости как церковных руководителей, то оно едва ли полезно?

Архиепископ Леонтий говорит, что по имеющимся у него сведениям после укрепления позиции старостильников Афинская Церковь отказалась послать наблюдателей из боязни лишиться своей паствы.

Архиепископ Аверкий тоже слышал огорчение по поводу участия наших наблюдателей.

Архиепископ Виталий возражает против высказанных опасений и утверждает, что присутствие наших наблюдателей никакого вреда нам принести не может. Мы нисколько не отвечаем за деяния ватиканского Собора, но с другой стороны нам очень важно показать перед всем миром, что мы совершенно свободны и ни от кого не зависим. Это может помочь в некоторой мере оторвать Патриархов от Мирового Совета Церквей.

Епископ Антоний находит опасения преувеличенными.

Каждому из нас легко объяснить, что присутствие наблюдателей в Ватикане нас ничем не связывает. Епископ Антоний объяснил нашу позицию в проповеди, которая напечатана и об этом еще можно сказать в послании.

Архиепископ Никон тоже полагает возможным коснуться этого вопроса в послании или особо.

Епископ Савва сомневается в том, что мы смогли бы подействовать на Патриархов. Разъяснять же наше присутствие в послании или даже в постановлении – опасно. Русские люди делятся и по менее принципиальным вопросам. Мы этим только подняли бы такую пыль, что потом не смогли бы ни в чем разобраться. Если есть соблазн, то лучше никаких вопросов не поднимать.

Архиепископ Серафим думает, что действительно лучше несколько уменьшить состав делегации. Если есть соблазн, то следовало бы не поднимать этого вопроса. Нашей целью должно явиться использование Ватикана, как большого форума для свидетельствования истины. Но нашими делегатами могли бы быть и менее ответственные люди. О нас никто ничего не знает. И мы не должны уклоняться от возможности появляться на большом форуме. Волнений в пастве не наблюдается. Имеется только критика со стороны отдельных лиц. Может быть, в будущем лучше иметь наблюдателя в сане священника.

Председатель в 2.30 дня предлагает сделать перерыв и продолжить прения после оного.

 

Заседание возобновляется в 6.15 вечера.

 

Председатель, предлагая возобновить суждения о Ватиканском Соборе, выражает сомнение в целесообразности менять ныне действующее решение о наблюдателях.

Архиепископ Серафим говорит, что можно без ущерба освободить от присутствия в Ватикане Епископа Антония, оставив других, но предоставив Председателю Синода ввести в жизнь решение об этом, когда придет время.

Архиепископ Афанасий спрашивает – какая польза от присутствия наших наблюдателей?

Епископ Антоний полагает, что очень большой пользы нет, но нет и никакого вреда. Он полагает, что можно было бы оставить дело так, как оно есть с тем, что он не будет все время присутствовать, а будет бывать на заседаниях, когда он приезжает в Рим по делам прихода.

Архиепископ Аверкий поддерживает мысль Архиепископа Серафима.

4. Архиепископ Леонтий делает доклад о старостильниках в Греции.

Далее Архиепископ Леонтий говорит, что насколько ему известно, Синод не получал официальных запросов по этому делу. В России в условиях гонения иногда делались подобные хиротонии на основании 35-го Апост. правила. В мае он получил из Греции полезную просьбу прибыть туда хотя бы с опасностью преследования со стороны гражданских властей. Его отвезли в женский монастырь и просили тотчас совершить хиротонию, от чего он отказался, вызвав этим одобрение епископа Акакия. Архиепископ Леонтий впоследствии совершил с ним хиротонию епископов. Он пробыл в Греции две недели, посещая старостильников и поклоняясь святыням в разных местах.

Протопресвитер Г. Граббе докладывает о бывшей переписке, по делу о рукоположении старостильных епископов.

Архиепископ Леонтий дополнительно говорит, что никто в Греции не говорил о совершении хиротонии Епископа Акакия якобы Архиепископами Серафимом и Виталием. Он полагает, что о совершенном им в Греции не должно быть суждения. Старостильники существуют легально и не имеют никакого отношения к официальной Элладской Церкви.

Архиепископ Серафим объясняет, что Епископ Акакий обращался к Синоду за рукоположением, но ему было отказано. Поэтому Члены Синода не могли совершать хиротонии. Однако кто-то эту хиротонию совершил и на письмо Епископа Акакия Архиепископ Серафим ответил ему, как Епископу. Это письмо показывают, как свидетельство о совершении законной хиротонии.

Архиепископ Виталий поражается ссылке на него, как совершителя хиротонии, к которой он не имеет никакого отношения.

Архиепископ Александр указывает на сходство именующего себя в Германии архиепископом Ротамунда, который оперирует с ответом на поздравление от Патриарха Антиохийского.

Архиепископ Леонтий говорит, что вопрос в том – с кем мы: с новопостильниками или со старостильниками. Если же мы сочувствуем последним, то мы должны радоваться укреплению их положения.

Епископ Савва замечает, что во время чтения документов протопресвитером Г.Граббе он думал, что протест идет от официальной Элладской Церкви. Так как эта группа никем не признана, мы можем игнорировать ее протест.

Епископ Никон докладывает, что в день его хиротонии к нему обращались греки с просьбой помочь им выйти из Советской юрисдикции. Ему известно о тайных посвящениях в катакомбной Церкви и при известии о хиротонии греческих старостильников его сердце трепетало от радости. Единственное, что вызывает смущение,- это неизвестность того, кем совершена хиротония Епископа Антония.

Епископ Антоний видит в этом деле две стороны. На прошлом Соборе совершение хиротонии над греками было отвергнуто и если кто-нибудь совершил их тайно, то это не по-братски. Если на будущем всеправославном Соборе поднимут вопрос о вмешательстве в дело Греческой Церкви, мы не будем иметь оправдания и нас могут отлучить. Все, что говорит Архиепископ Антоний и Епископ Нектарий, - является проявлением их личных чувств. Если его, епископа Антония, стали бы спрашивать по этому делу греки, он не мог бы дать им ответа. С другой стороны, и старостильники будут потрясены, если узнают, что Архиепископ Леонтий принадлежит к Церкви, в которой имеются новостильники и даже празднующие по новой пасхалии. Если же осудить его поступок, то это падет на нашу голову. Вопрос надо передать Синоду, если Собор не успеет его решить.

Архиепископ Серафим возражает против той мысли, что акт Архиепископа Леонтия якобы был вмешательством в дела другой Церкви. Организация старостильников существует с 1924 года совершенно самостоятельно. Поступок Архиепископа Леонтия по их просьбе подобен той помощи, какую оказал Митрополит Анастасий Патриарху Дамиану, когда последний оказался без Епископов. Старостильная Церковь не принадлежит к Греческой и имеет более миллиона членов. Это не вмешательство в чужую Церковь, и никто не может нас за это судить. Кроме того, пока существует Московская Патриархия, мы все равно не сможем быть участниками ни на каких Всеправославных Соборах. Нам надо собирать единомысленных с нами православных во всем мире. Архиепископ Леонтий может быть только официально укорен за нарушение формального закона.

Архиепископ Афанасий приходит в ужас от того, что произошло. То, что говорит Архиепископ Серафим, совершенно неприемлемо. Нам не ясно – кем же является Акакий и на каком основании Архиепископ Леонтий считает его епископом, а не архимандритом. С канонической точки зрения – все это авантюра, как была названа нами хиротония Томащика. Новой Греческой Церкви теперь дано неканоническое начало. Дело надо снять с повестки, возложив всю ответственность на Архиепископа Леонтия.

Архиепископ Никон указывает и на другую сторону вопроса. Для нас самое главное – наша Зарубежная Церковь. Если бы этот вопрос у нас не обсуждался, то и акт Архиепископа Леонтия мог бы не рассматриваться как преступление. Но этот вопрос был нами обсужден и было решено не вмешиваться в дела греков. А Архиепископ Леонтий поступил вопреки нашему Соборному решению. Такой прецедент очень опасен. Если мы будем действовать вопреки Собору, то последствия будут печальны.

Архиепископ Леонтий говорит, что в Зарубежной Церкви был целый ряд нарушений правил. Надо бояться Бога больше, чем людей. Он за свой поступок отвечает перед Богом и не раскаивается.

Архиепископ Виталий поддерживает Архиепископа Никона и говорит о невозможности действований вопреки решениям Собора.

 

Заседание закрывается в 9.30 вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА

СЕКРЕТАРИ СОБОРА:

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ:

 

ПРОТОКОЛ № 25

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

14/27 ноября 1962 года

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные, за исключением Архиепископа Иоанна.

 

I. Оглашается и утверждается протокол Собора №23.

II. Архимандрит Константин читает доклад о духовном состоянии мира в связи с Ватиканским Собором.

Председатель по окончании доклада благодарит архимандрита Константина за его глубокое и интересное слово, которое должно влиять не только на наш ум, но и на нашу волю для воздействия на весь мир. Мы знаем, что время наступает очень ответственное и опасное и нам следует остаться на том положении, которое указал докладчик. Мы привыкли слышать от него речи пессимистические, но на этот раз он избежал их и дал яркий анализ момента с обращением к будущему, указывая способ для поднятия всего человечества.

 

В 2 часа дня объявляется перерыв.

Заседание возобновляется в 5.50 вечера.

 

Протопресвитер Г.Граббе оглашает сообщение для прессы о Ватиканском Соборе.

Председатель говорит, что мы недостаточно оценили все значение этого дела. Особенно важно, что вопрос о единении ставится ясно и определенно. Очень важно, чтобы в это время там присутствовали наши наблюдатели. Видно, как высоко ценят их присутствие. Очень важно, что в то время, когда в Рим съехалось столько представителей со всего мира, там имеются наши наблюдатели, которые могут и о нас давать сведения. В такое время странно поднимать вопрос об их удалении. Надо обратить внимание на то, что некоторое время мы единственные из православных имели там своих представителей. Нам нельзя думать об их отозвании.

На вопрос Епископа Саввы о мнении архимандрита Константина по этому вопросу, последний говорит, что у него точка зрения другая. Он читает то, что, по его мнению, должен был бы написать Собор:

Вопрос о т.н. называемой советской церкви – больной вопрос. Если может быть спор о том, что представляют собою священники советской церкви внутри России, то те, которые посылаются за границу, все имеют специальное поручение: они выполняют задания коммунистов. Особый вопрос может быть о том, являются ли они сами коммунистами или идейными их сотрудниками, или же они - несчастные люди, которые силой обстоятельств попали в страшное положение коммунистических агентов, нося духовное звание. Можно легко себе представить – каково душевное состояние последних. Но объективное действие одинаково: кощунство совершает свободный мир, принимая коммунистических агентов, как представителей Русской Церкви. Это одно из самых страшных обнаружений лжи, ныне воцаряющейся в мире – даже и свободном.

Ватиканский Собор, как внутренне католическое явление, поскольку Рим готов сделать его открытым для внешних и приглашает на него в качестве наблюдателей своих «отделенных братьев», представляет для нас интерес, и мы не имеем никаких оснований уклоняться от участия в нем, в качестве наблюдателей, но если обозначается, что Собор имеет своею нарочитою задачею осуществление особой политики, в центре которой стоит сосуществование с коммунизмом, и если Ватикан считает возможным, понимая, что деятели советской церкви специально действуют не как церковные деятели, а как агенты советской власти, нарочито их приглашать, тем беря на себя обязательство молчанием покрывать все то зло, которое творит коммунизм, - как может наша Церковь становиться соучастницей такого злого дела?

Если бы наши наблюдатели могли свидетельствовать на Соборе об обмане, таким образом совершаемом, их присутствие на Соборе было бы оправдано и даже принесло бы свою пользу, раскрывая миру глаза на ту ложь, которая совершается именем Церкви. Но быть молчаливыми наблюдателями такого страшного и кощунственного обмана мы никак не можем, особенно в силу того, что советские квази-церковники оказались на Соборе не в общем составе православных наблюдателей, командированных в силу общего приглашения, посланного через вселенского патриарха, а прибыли на Собор в результате сложных действий, демонстративно являемых, как особый эпитет в отношении не Русской Церкви, как таковой, а именно СОВЕТСКОЙ церкви, представляющей советское правительство, Архиерейский Собор, к величайшему своему огорчению, видит себя вынужденным отозвать своих наблюдателей.

Этим ни в какой мере не проявляется какого-либо неуважения к католической Церкви. Напротив того, именно высокое уважение к ней и обусловливает настоящее обращение, ибо им доводится до сознания Курии, - как погрешает она против Истины, Которой мы все, каждый на своем месте, служим, но которая посрамляема не бывает, почему и внесение в состав Собора такого громогласного оказательства советскому надругательству над Церковью, не может привести ни к какому добру. Наше обращение есть именно братское во Христе предостережение.

Архиепископ Виталий возражает против сравнения нашего участия в Ватикане с участием на Родосе и в Нью Дэли. Участие наше в них было бы грехом, а в Ватикане наши наблюдатели – на нейтральном поле битвы, где мы являемся свидетелями Истины. От этого отказаться мы не можем: отказ был бы преждевременным уходом в катакомбы. Мы видим уже антикоммунистическое выступление униатских епископов. Оно было, конечно, с ведома Курии. Мы не знаем – какую пользу принес о.А.Трубников на Родосе. Мы можем сократить нашу делегацию в Ватикане, но не упразднить ее. Мы должны вести открытую борьбу с Москвой во вселенском масштабе. Мы не можем отказаться от предоставленной нам возможности.

Архиепископ Савва читает письмо, полученное им от Н.Д.Тальберга, который идейно и практически не понимает цели пребывания наших наблюдателей на Ватиканском Соборе. Мы часто обличаем Восточных иерархов, но они, в своем отказе от участия там, особенно в связи с вопросом о Восточном обряде, правы. Нам следовало бы искать общения со старостильниками, а не с вольнодумцами во главе с Папой.

Архиепископ Антоний говорит, что статья, которую читал о. Георгий, принадлежит перу известного журналиста Дугана. Надо уточнить: когда Рим говорит об объединении, то он имеет в виду присоединение к нему. Кроме вреда и опасности, в этом движении ничего не видно. Что касается сообщения кардинала Беа, то обращает внимание то, что он говорит и от своего имени, и от имени наблюдателей. Он этим ставит нас в неловкое положение.

Архиепископ Афанасий остается при своем мнении о том, что присутствие наших делегатов на Ватиканском Соборе и особенно в епископском сане, будет использовано в пропаганде Восточного обряда. Каково будет их положение, когда они будут слушать о мерах присоединения наших духовных чад к Католической Церкви.

Архиепископ Леонтий признает, что нельзя не признать значения осведомления всего мира о нашей Церкви. С другой стороны – Папа своими реформами вносит смущение в христианские души: отрицанием разных мощей, реформами монашеских уставов, модернизацией строя жизни, изгнанием монашествующих из монастырей для работы в больницах. Цели Мирового Совета Церквей и Ватикана как-будто одинаковы. Поэтому надо все взвесить и увидеть: есть ли смысл в наших наблюдателях?

Епископ Антоний отвечает, что если бы в заседаниях Собора заговорили о нашем присоединении, мы во всякий момент были бы готовы покинуть Собор. Поэтому этого бояться не надо. С другой стороны, прав Владыка Митрополит, говоря, что нам уходить не следует. Мы уедем, а наблюдатели Москвы останутся и будут безпрепятственно вешать свою ложь. Наши наблюдатели с ними не имеют ничего общего. Уехав, мы бы много потеряли. Другой вопрос о том, - нужно ли там от нас быть Епископу. Можно было бы оставить там о. И. Троянова и проф. Гротова, а Епископ Антоний приезжал бы только в важнейшем случае.

Архиепископ Серафим замечает, что практически сейчас ничего не надо делать. Сессия Ватиканского Собора кончается 8 декабря и возобновляется только 12 мая. Следовательно, мы даже не успели бы осуществить уход. Надо поручить Синоду рассмотрение дела, а в крайнем случае сделать опрос Преосвященных. Нужно учесть другую опасность, которая заключается в том, что греки до Пасхи могут передумать и приехать на Собор, а мы сейчас хотим хлопнуть дверью и потом не сможем появиться. Сейчас решать вопрос об уходе наших наблюдателей никак нельзя.

Епископ Савва говорит, что если бы у Ватикана было искренее желание присоединиться к Православной Церкви, то наше присутствие там было бы полезно. Но при данных условиях Епископ Савва присоединяется к мнению Архиепископа Антония. Теперь скорее Папа может использовать нашу Церковь в свою пользу, тем более что из приглашения на Собор Советской делегации видно, что Ватикан идет на сближение с советским правительством. Наша делегация будет сидеть и молчать, в то время как Беа будет говорить от их имени. А между тем, наш народ этого не одобряет. Был бы смысл оставаться, если бы делегаты имели возможность выступать. Но вся сила у Католической Церкви. Католики решили не выступать против коммунизма, и мы не имеем возможности выступать против него. И в настоящем положении мы можем дать почву только для критики.

Архиепископ Антоний замечает, что он получил книжку на русском языке. В ней есть сильное горение в пользу католичества. Там автор старается доказать, что католичество есть Православие. Это жонглирование словами. Когда католики говорят о соединении Церквей, то говорят ложь.

Архиепископ Афанасий к сказанному добавляет, что А.О.Катков говорил ему, что он православный христианин Римской юрисдикции.

Архиепископ Виталий говорит, что мы знаем, что католики лгут, но у нас есть случай, дающий возможность нам вести свою проповедь, и мы должны этим пользоваться. Нас Господь рассеял по всем странам, чтобы мы свидетельствовали Истину. Каковы католики, мы не знаем, а смущение, замечаемое у некоторых из наших чад, легко может быть рассеяно двумя словами.

Епископ Антоний подчеркивает, что дело не в том, что мы послали на католический Собор своих наблюдателей. Нам дана возможность говорить о Православии, о положении в Православном мире, о гонении на Церковь в СССР. Если мы уйдем, то там останется Москва.

Архиепископ Серафим указывает на то, что в Ватикане мы имеем возможность давать правдивое осведомление с помощью прессы.

Архиепископ Аверкий говорит, что Греческие Церкви и Парижский Экзархат объясняли свое участие в Мировом Совете Церквей тем, что они свидетельствуют там о Православии, а между тем мы видим, что это – неправда. Теперь они слились с этим Движением. Подобно этому и предложение иметь наблюдателей в Ватикане. Мы не должны идти на компромиссы. Едва ли будет польза от присутствия наших наблюдателей в Ватикане. Как едва ли была польза от пребывания о. Трубникова на Родосе? Наивно думать, что Запад не знает о гонениях: он осведомлен об этом лучше нас. Там все пропитано ложью и нашей правды слышать не хотят. А соблазн среди нашей паствы не утихает.

Председатель высказывает свою печаль, ибо слышит речи, в которых забивается сила нашего православия. Одно знакомство с ним производит чудеса. Католики создали монастырь в Амэй для изучения Православия, и в результате несколько монахов перешло в Православие. Мы забываем, что недавно произошло на Родосе. Мы не знали, что там будет, говорили о возможности постановлений против нас. Но вместо того многие там узнали Истину от наших наблюдателей, что пошло нам на пользу и наше положение укрепилось. А теперь, когда у нас такая возможность пользоваться мировым форумом, мы этого боимся. Мы должны иметь больше веры в силу Православия.

 

Заседание закрывается в 8.20 вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРИ СОБОРА:

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ:

 

ПРОТОКОЛ №26

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

15/28 ноября 1962 г.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные. Заседание открывается в 12.35 дня.

I. Епископ Антоний читает проект Послания.

После разных частных замечаний по содержанию проекта Послания и общего одобрения его оно передается в Редакционную Комиссию для окончательного его редактирования.

II. Архиепископ Никон читает проект Послания к подъяремному народу в Советской России. Проект Послания признается подлежащим переработке.

III. Архиепископ Иоанн докладывает о своей поездке в Сан-Франциско. Он прибыл туда в 10 ч.вечера и был встречен многими на аэродроме. Молодежь под управлением о.Ильи Вень пропела «испола». Перед собором собралось много народа, а на молебне пело два хора. Настроение у народа было радостное. Архиепископ Иоанн обратился со словом, в котором говорил, что виноваты в нестроении все. Одни не подчинились церковной власти, а другие обвинили людей в недоказанных преступлениях, что вызвало раздор. Поэтому все должны каяться. Утром Архиепископ служил литургию и опять говорил об общей виновности. После богослужения он принимал Храпова и Барского, которые соглашались с тем, что надо создать Комиссию, пользующуюся общим доверием. Архиепископ Иоанн также навещал некоторых больных: др. Наумову и г. Пивенштейна, стараясь их успокоить. Принял он и Приходский Совет, члены которого сначала говорили с большим возбуждением. Они говорили о том, что в приходе имеются желающие обратиться к прокурору. Заседание закончилось спокойно. Вечером Архиепископ принимал Св.Владимирскую молодежь старого состава. На следующий день на литургии сослужил протоиерей Н.Домбровский. Так как последний не находится под запрещением, то Архиепископ Иоанн разрешил ему сослужение, что вызвало возмущение у ряда лиц. Самым тяжелым был прием Сестричества. Это собрание прошло без всякого достижения, ибо некоторые очень нервничали, говорили, что потеряли доверие к Архиерейскому Собору. Принимал Архиепископ Иоанн представителей из Лос-Анжелоса, которые просили об оставлении у них Епископа Нектария и представителей нового кружка Св.Владимирской молодежи. Молодежь спрашивала, «чем мы виноваты», им был дан ответ: «виноваты тем, что обвинили невинных и продолжаете злобствовать». С молодежью разговор был легче, чем с Сестричеством. Массы верующих явно жаждут мира, но вожди с двух сторон непримиримы.

 

В 2 часа дня объявляется перерыв.

Заседание возобновляется в 5.50 вечера.

 

IV. Оглашаются телеграммы из Лос-Анжелоса за возвращение и против Архиепископа Антония.

V. Обращаясь к положению в Сан-Франциско, Архиепископ Иоанн говорит, что ни одна из общественных и военных организаций, выступавших по делу о нестроении там, не обсуждала этого в общем собрании.

Председатель спрашивает, что побудило Архиепископа Иоанна допустить к служению о.Домбровского?

Архиепископ Иоанн объясняет, что он не видел основания отказать ему в этом, поскольку он не запрещен. Однако, может быть, было бы тактичнее не допустить его до служения в соборе.

Архиепископ Виталий замечает, что дело не в каноническом положении о.Домбровского, а в тактике Архиерея. Допуская к сослужению о.Домбровского, Архиепископ Иоанн полностью стал на сторону тех, кто был против Архиепископа Антония и показал, что два архиерея действуют врозь. Все дело – в эмоциях прихожан и с ними надо быть очень осторожным. Тяжело слушать все эти телеграммы. Мы допустили улицу до участия в Соборе и слушаем ее, отдавая себя на ее суд.

Архиепископ Серафим говорит, что если обращать внимание на выпады против иерарха, то надо иметь определенные данные. Говорили, что Архиепископа Тихона можно удалить только по суду. То же самое применимо и в отношении других иерархов.

Архиепископ Никон находит, что в резолюции надо отметить, что Собор не разбирал дело в Сан-Франциско по существу, а думал только о том, как удовлетворить общественные течения. Комиссия только выслушала разных представителей, но не рассматривала дела. Доклад Архиепископа Никона был оставлен в стороне, так как члены Собора думали – как успокоить приход.

Епископ Савва полагает, что Комиссия была выделена для облегчения труда Собора, который не мог всех выслушать. Архиепископ Никон прав: мы не думали о сути дела. После заявления Архиепископа Тихона Собор принял решение, не разбирая сути создавшегося положения.

Архиепископ Аверкий напоминает, что наша главная задача – пастырство, а не занятие кляузными делами. Мира не может быть только с явными и безусловными врагами Церкви. Нам надо помнить изречение: «Стяжи мир духовный и вокруг тебя спасутся тысячи».

Архиепископ Никон возражает против суждения Архиепископа Аверкия, утверждая, что Собор есть орган управления и потому он неизбежно должен касаться неприятных вопросов управления.

Архиепископ Серафим напоминает, что и Архиепископу Аверкию приходилось ездить в командировку в Лейквуд, которая не привела к миру.

Архиепископ Аверкий объясняет, что он был послан для умиротворения Лейквуда. Там решили употребить церковные деньги на устройство театра в церковном Доме, Архиепископ Виталий наложил вето, а потом отлучил противящихся. Он, Архиепископ Аверкий, произнес там умиротворяющую речь, а оппозиция заявила об уходе из прихода. Там не было речи об обвинении, которое не доказано.

Епископ Серафим указывает на некоторое сходство дела, о котором вспоминает Архиепископ Аверкий, с делом Сан-Франциско.

Архиепископ Афанасий возражает против возвращения к обсуждению того, о чем уже состоялось решение. Неужели Собор будет обращать внимание на телеграммы и заново обсуждать дело? Собор постановил о создании Комиссии. И важно, чтобы она скорее приступила к работе. Надо прекратить прения, а Архиепископу Иоанну надо поторопиться с учреждением Комиссии.

Архиепископ Иоанн объясняет, что он приехал в Сан-Франциско на два дня ради внесения умиротворения и не мог заниматься административными делами и давать распоряжения. В Комиссию еще надо подобрать подходящих людей.

Архиепископ Афанасий находит желательным возглавить Комиссию председательством авторитетного священника.

Архиепископ Серафим обращает внимание на вопрос о сдаче дел старым Приходским Советом. По определению Собора он должен это сделать до создания Комиссии. Но он по-видимому не слушается. Архиепископ Иоанн должен от них потребовать исполнения Соборного определения.

Архиепископ Иоанн указывает на то, что Старый Совет в отношении сдачи дел видит затруднение, ибо не признает законности нового Совета. Кроме того, Храпов на вопрос о документах сказал, что большая часть их находится у Архиепископа Антония.

Архиепископ Антоний объясняет, что Храпов ни одной книги и никаких сумм за 1962-ой год не сдавал. Не сданы также документы на владение и страховки. А бухгалтерские книги не сдавались вовсе и никогда не давались Ревизионной Комиссии.

Епископ Савва опасается, что требование, предъявляемое старому Совету о передаче сумм и документов, может очень осложнить дело. Собор не рассматривал жалобу на незаконность Приходского Собрания 10 июня по существу.

Архиепископ Никон говорит, что вопрос этот ясен. Будет созвано новое Общее Приходское Собрание, которое или подтвердит прежние выборы, или выберет новых лиц.

Архиепископ Савва указывает на то, что для выработки резолюции необходимо было бы пригласить членов Комиссии. Между тем определение Собора составлено без их участия и наспех. Обращает на себя внимание то, что одна сторона должна сдать дела другой стороне. Вынося такое постановление, мы бросаем кость, которая может вызвать новый раздор. Архиепископ Савва ссылается на мнение Н.Д.Тальберга. Архиепископ Виталий прав, считая ошибкой поездку Архиепископа Иоанна в Сан-Франциско без предварительного совета по этому дела с членами Собора. Сейчас новый Приходский Совет показал лояльность, но если на него нажимать и ссориться с ним, то будет плохо. Насколько он, Архиепископ Савва, ревностно защищал о.Домбровского, настолько он считает нетактичным допущение его к служению. Допущение его было нецелесообразно. Основательно или нет, но он был отстранен Архиепископом Антонием.

Архиепископ Серафим напоминает, что о.Домбровский вел себя крайне независимо даже при Архиепископе Тихоне. После кончины протопресвитера М.Польского он в деле наследства проявил себя отрицательно. Хотя ему несколько раз писали о необходимости передачи им библиотеки о.Польского Троицкой Семинарии, он ничего не сдал и реагировал непочтительно.

Архиепископ Иоанн указывает на то, что он административными делами не занимался.

Председатель соглашается с тем, что Собор недостаточно углубился в суть дела. Для редактирования резолюции надо образовать Комиссию.

Постановили: Выделить Комиссию в составе Архиепископа Иоанна, Архиепископа Никона и Епископа Саввы.

 

Заседание закрывается в 8.10 вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРИ СОБОРА:

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ:

 

ПРОТОКОЛ №27

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

16/29 ноября 1962 г.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные.

I. Председатель, открывая заседание, говорит о необходимости закончить дело о Сан-Франциско. Решение наше определяется данными дела, и необходимо его вынести немедленно так, чтобы оно выражало волю Собора.

Архиепископ Никон оглашает только сейчас полученную им телеграмму Прасолова о том, что будет возбуждено дело в гражданском суде против деятелей бывшего Приходского Совета, если к управлению епархией не вернется Архиепископ Антоний.

Архиепископ Антоний заявляет, что он только сейчас узнал об этой телеграмме и во избежание неясности он считает своим долгом заявить, что эта акция и телеграмма с ним не имеет ничего общего. Он не претендовал на Сан-Франциско и почувствовал только одно облегчение, когда его освободили от управления им. О.Прасолов давно уже состоял в Ревизионной Комиссии. У него бывает большое возбуждение. Он приходил к Архиепископу с госпожой Кобиной и предлагал ему сделать заявление властям о начале дела в доверительном порядке. Архиепископ Антоний отказался от этого и рад, что они к нему больше не обращались.

По желанию Председателя протопресвитер Георгий Граббе читает следующее общее заключение Комиссии под председательством Архиепископа Саввы:

«Произошедшее ныне разделение в Скорбященском приходе имеет корни в приходской жизни за несколько лет до ее нынешнего развития. В 1961 году осенью это проявилось в волнении по поводу слуха о предполагающемся удалении из Скорбященского собора трех клириков. От ряда общественных организаций поступила коллективная просьба сначала по телеграфу, а затем письменно о вмешательстве в дело с указанием, что у них является «искренняя тревога и опасение возможности серьезного разлада в рядах прихожан собора и других приходов в Сан-Франциско». Командированный в связи с этим в Сан-Франциско протоиерей Б.Молчанов представил доклад о положении дела постройки собора, в котором указывал на зреющее разделение и на то, что уже существовавшие тогда финансовые трудности вытекают из непродуманной сметы и безхозяйственного расчета в строительстве. Доложил он и о критике проекта с разных точек зрения. Архиерейский Синод в связи с этим вызвал в Нью-Йорк Архиепископа Тихона, который, однако, долгое время не мог прибыть вследствие нездоровья. Доклад Архиепископа Тихона и церковного старосты указывал на финансовые затруднения и на необходимость большого займа для продолжения постройки. Архиепископ Тихон, отбывая в отпуск в начале марта 1962 г. после проведенного им Общего Приходского Собрания 25 февраля, передал управление епархией своему викарию Архиепископу Антонию без всяких инструкций, но с указанием о том, чтобы ни с какими вопросами к нему не обращаться. С участием Архиепископа Тихона Архиерейский Синод назначил Архиепископа Антония Управляющим епархией. Между тем, сразу же возник вопрос о заключении большого займа для продолжения постройки, который был уже разрешен банком. Приходской Совет, прежний состав которого застал в Скорбященском соборе Архиепископ Антоний, много лет вел приходские дела почти без изменений в своем составе. Он положил начало построению нового собора, собирал на этот предмет денежные средства и являлся фактическим руководителем дела постройки, стоя над выделенной им Строительной Комиссией. Совет в глазах многих пользовался авторитетом и доверием. У Совета был определенный план строительства, основанный на большом займе в банке, который Архиепископ Антоний нашел опасным для прихода, а Совет считал его единственно целесообразным. Архиепископ Антоний приостановил заем, с чем не согласился Приходский Совет. На этой почве сразу произошло расхождение между Архиепископом и Советом, который не мог доказать ему правильности своей точки зрения. В защите позиции Совета к практическим соображениям со стороны Председателя Строительной Комиссии Неклюдова были выдвинуты принципиальные основания для отрицания прав иерархии в направлении имущественных дел прихода. Был выдвинут вопрос о расхождении между чартером и Приходским Уставом, причем первому отдавалось предпочтение. Отрицание прав иерархии в имущественных делах прихода получило свое выражение в заявлении, поданном бывшими членами Приходского Совета Архиерейскому Синоду с протестом против Приходского Собрания 10 июня сего года в их жалобе гражданскому суду и, после остановки судебного дела, в письме их адвоката Рябова, учрежденной Архиепископом Антонием Комиссии по обследованию отчетности. Приходской Совет увлекся борьбой и в защите своих положений не останавливался перед опомрачением доброго имени Архиепископа Антония (рассылка впоследствии опровергнутого письма из Глендоры, т.н. Информационные собрания, особенно первое, письма в газету, устная агитация, резкие выступления некоторых членов Совета даже в самом храме и т.д.) Ко времени Собрания 10 июня отношения в приходе обострились и как весь приход, так и значительная часть общественности относились к нему с живым интересом. Вследствие этого Приходское Собрание 10 июня было необычно многолюдным. На этом Собрании Приходской Совет был устранен с обвинением его, как в антииерархическом направлении, так и в непорядках в ведении церковного хозяйства и отчетности. Представители Совета, хотя и присутствовали на Собрании и делали информационные доклады, не имели возможности там же оправдаться. В дальнейшей борьбе у них выдвигаются два главных мотива: незаконность этого Собрания и их оклеветание. Именно сочувствие им, как несправедливо обиженным, главным образом и привлекало к ним симпатии части прихожан и русского общества. Архиепископ Антоний и новый состав Приходского Совета требовали от прежних деятелей сдачи дел и отчетности, но в этом не успели, ибо, не признавая законности выборов, те указывали на это, как на основание для своего отказа от сдачи дел. Между тем, это усиливало чувство осуждения по отношению к ним со стороны остальной части прихожан. Не помогла делу и созданная Архиепископом Антонием Комиссия из лица, по-видимому, вполне почтенных, но признаваемая однобокой по своему составу членами бывшего Церковного Совета. Комиссия не закончила своей работы, но отметила ряд неправильностей в отчетности и нанесение материального ущерба приходу. Расхождение по указанным выше линиям все усиливалось ко времени открытия Собора Епископов и во всей яркости предстало при даче показаний прибывшими из Сан-Франциско лицами.

Кроме того, оглашается определение от 7/20 ноября и проект дополнения к нему.

Архиепископ Серафим напоминает, что будущее Общее Собрание должно согласовать чартер с Нормальным Приходским Уставом.

Архиепископ Антоний, соглашаясь с этим, говорит, что адвокат Шан считал, что ему потребуется ТРИ МЕСЯЦА для выработки согласования чартера с Уставом.

Архиепископ Серафим поднимает вопрос о необходимости заранее обозначить – кто будет иметь право голоса на Общем Собрании Скорбященского прихода.

Епископ Савва полагает, что список лиц, имеющих право голоса на Собрании, должна составить будущая Комиссия. Если мы хотим умиротворить приход, то надо предоставить право провести это Правящему Епископу.

Архиепископ Антоний поясняет, что сначала следует установить, чем мы руководствуемся в решении этого вопроса. В интересах Скорбященского собора привлечение наибольшего числа членов. На административно-финансовую Комиссию нельзя возлагать никаких функций по созыву Собрания. Если мы признали нынешний Приходский Совет, то ему и должны по уставу поручить эту работу. Было бы не логично исключить из прихода лиц, которые уже шесть месяцев платят членские взносы.

Епископ Савва указывает, что как раз о новых членах и идет спор. Новые члены приняты в незаконном порядке. Приходской Совет имел право рассмотреть их заявления, а они были только зарегистрированы. Если оставить дело так, то оно будет спорным. Может быть лучше не поднимать этого вопроса, чтобы избежать споров. До сих пор мы видим, что смута не унимается, и нам даже ставят ультиматум. Он полагает, что Собор не исследовал этого дела полностью. Епископ Савва читает записку по этому вопросу и заключает, что если решение не будет вполне определенным, то авторитет Собора не будет на должной высоте и это не поможет умиротворению, а будет лить керосин на огонь. Всякая неясность будет способствовать усилению бунта.

Председатель замечает, что не надо пересматривать наново уже принятое решение.

Архиепископ Виталий не рекомендует становиться на законническую почву. Восприятие Соборного определения будет происходить не с точки зрения закона, а эмоционально. Для сторонников нынешнего Совета Архиепископ Антоний был знаменем. Теперь это знамя убрали. Наш Собор погрешил против Архиепископа Антония. Мы рассуждаем не канонически, а обращая внимание на тех или иных людей. Все это доходит до Сан-Франциско, и там чувствуют, что мы утратили объективность. Освобождать Архиепископа Антония от управления надо было с выражением ему благодарности. Весь дух нашего определения неправильный. Народ не знает канонов, но чувствует этот дух.

Архиепископ Никон, как юрист, считает нужным предупредить против возможности совершения ошибки. Если мы скажем, что Собрание 10 июня было незаконно, то мы должны будем восстановить прежний Приходский Совет. И в случае, если гражданским судом будут установлены какие-либо преступления со стороны прежних должностных лиц, то на Архиерейский Собор может пасть обвинение в покровительстве виновных. Мы имеем конкретные обвинительные доказательства против прежнего Совета и было бы ужасно, если бы Собор солидаризировался с людьми, которые обвиняются в уголовных преступлениях. Мы должны искать выход. Нельзя Истину приносить в жертву миру. Архиепископ Никон решительно протестует против предложения Епископа Саввы.

Архиепископ Леонтий находит доклад Епископа Саввы объективным. Архиепископ Никон обвиняет бывший Приходский Совет в воровстве, а другие члены комиссии: Архиепископы Савва и Афанасий этого не находят. Архиепископ Виталий говорил о несправедливости в отношении к Архиепископу Антонию, а между тем ему выделили самостоятельную епархию, дали ему повышение.

Епископ Савва замечает, что он не требует изменения Соборного определения.

Архиепископ Афанасий предлагает в той же резолюции указать, что Архиепископ Антоний был временно управляющим епархией. Он освобожден от управления, поскольку Архиепископ Тихон хочет возвращаться к управлению в Сан-Франциско. И следовательно, Архиепископ Антоний должен возвращаться в Лос-Анджелес. Надо разъяснить, что Собор руководствуется правилами и существующим положением. Вопрос о составе прихода – особый. К нему надо подойти осторожно, чтобы не вызвать нового взрыва. Надо тщательно проверить списки с помощью Комиссии.

Архиепископ Серафим находит, что надо прежде всего решить вопрос для самих себя и дать указания епархиальному архиерею для облегчения его работы. Новые прихожане приняты на основании Синодальной инструкции и с этим фактом надо считаться. Нельзя исключить из прихода принятых в него прихожан. Надо считать, что все записанные в приходе при Архиепископе Антонии имеют право голоса..

Епископ Савва не соглашается с этим и говорит, что если рассматривать этот вопрос, то надо решить – правильно или неправильно приняты новые прихожане. Лучше не затрагивать этого вопроса, а оставить его решение усмотрению на месте.

Председатель поддерживает это предложение.

Архиепископ Филофей указывает на важность вынесения такого решения, которое не вызывало бы новых споров. В определении уже говорится, что некоторые параграфы были нарушены.

Архиепископ Антоний объясняет, что Экстренное Приходское Собрание было созвано для защиты иерархии. Новое Собрание лучше созвать не как Чрезвычайное, а как очередное, годовое. Тогда все будет спокойнее. Нельзя архиереям идти против самих себя. В январе этого года надо переизбрать одну треть Совета. Поскольку признали, что новое Собрание должно быть созвано строго по уставу, созывать его должен нынешний Совет. Если же говорить о нарушении параграфов устава, то необходимо указать – каких именно.

Епископ Савва напоминает, что в своем докладе он указал много нарушений, но не может привести их по памяти.

Архиепископ Антоний указывает на необходимость предвидеть реакцию прихожан. Когда весь процесс Собрания разбирал адвокат, то он пришел к заключению, что суд не мог бы найти существенных нарушений устава. Единственный пункт, который вызывал сомнение у адвоката, заключался в том, что Собрание должно созываться настоятелем через Приходский Совет, но он полагал основательной ссылку на ТО, что Совет не желал сотрудничать с настоятелем. Что касается 120 новых членов, то большинство против бывшего Приходского состоялось и без него.

Епископ Савва согласен, что если собрание было законным, то так и надо сказать. Если же оно было незаконным, то надо это признать.

Архиепископ Серафим напоминает, что Архиепископ Антоний по пунктам опроверг все возражения Епископа Саввы против законности Приходского Собрания и указал на то, что такой взгляд поддерживает и адвокат Шан.

Председатель указывает на то, что жизнь в епархии входит в новую фазу. Новое Собрание нужно ускорить, чтобы избрать Церковный Совет и этим искоренить разделение. Далее Председатель сообщает, что о. прот. Б.Молчанов доложил ему, что один из приходов в Сан-Франциско просит его принять в нем настоятельство с непосредственным подчинением Председателю Синода до восстановления мира.

Архиепископ Леонтий возражает против этого, говоря, что оно было бы узаконением разделения.

Архиепископ Антоний заявляет, что когда его спрашивают по телефону из Сан-Франциско, он всегда говорил и говорит, что нужно подчиняться постановлению Собора. Со многим в резолюции он не согласен и считает, что она вызовет протесты. Он не может поддерживать то, с чем он не согласен. Но он лоялен и будет лоялен. Он всем говорит, что упрекать надо не о. Домбровского, не Храпова и не Собор, а надо верить, что такова воля Божия, и если Господь так решил, то так и будет. Он всегда призывал паству к духовному миру, но не может он говорить иначе, чем как лежит у него на сердце.

II. Оглашается и утверждается протокол №26.

III. Архиепископ Серафим оглашает проект резолюции по его докладу о внешкольном воспитании и она принимается в следующей редакции:

 

РЕЗОЛЮЦИЯ

1. Признать вопрос о церковном и национальном воспитании подрастающего поколения вопросом исключительной важности для нашей Церкви.

2. Предложить Епархиальным Преосвященным, а чрез них и подведомственному им духовенству, обратить самое серьезное внимание на проблему церковного и национального воспитания молодежи и посвящать этому важному и святому делу как можно больше внимания, а равно привлекать себе в помощь все духовно живые интеллектуальные силы в приходах.

3. Работу с молодежью рекомендуется осуществлять следующим образом:

а) Путем усиления и улучшения деятельности церковно-приходских школ там, где они имеются и организации таковых там, где их нет. Священнослужители должны призывать родителей учащихся всячески сотрудничать в деле церковного и национального воспитания молодежи. Из школьников следует выделять наиболее благочестивых и способных мальчиков для прислуживания в алтаре. Их следует обучать церковному чтению и пению, а также вести с ними отдельно занятия по изучению Православия и вообще иметь о них особое духовное попечение. Алтарным прислужникам особенно следует внушать мысль о посвящении их прямому служению Церкви, для чего необходимо получить богословское образование.

б) Путем создания специальных детских и юношеских организаций, наподобие «Патриотической Организации Российских Разведчиков» (ПОРР) на Среднем Западе США, которые находились бы под прямым руководством Церкви, сообразуясь при этом с местными условиями. Успешный опыт ПОРР полезно в той или иной мере использовать.

в) Путем усиления церковного влияния в существующих уже светских разведческих организациях, как например: Патриотическая Организация Российских Разведчиков (ПОРР), Национальная Организация Российских Разведчиков (НОРР), Организация Российских Юных Разведчиков (ОРЮР), «Витязи», и т.п. Священнослужители должны употреблять для сего все доступные им меры.

4. Работа со студенческою молодежью старше 18 лет должна продолжать осуществляться при помощи Св. Владимирских Кружков по уже разработанной программе, под руководством епархиального Архиерея или назначенных им специальных руководителей из духовенства или благочестивых мирян. Могут создаваться кружки с именем и других небесных покровителей. Кружкам студенческой молодежи помимо еженедельных ( по возможности) собраний по изучению Св. Православия, следует вести и определенную церковную работу, например: преподавать в церковных школах, петь в хоре, исполнять миссионерские поручения священника, помогать больным и неимущим или вновь прибывающим в страну, и т.п.

Заседание закрывается в 9.15 вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРИ СОБОРА:

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ:

 

ПРОТОКОЛ №28

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

17/30 ноября 1962 года

 

Присутствуют все, перечисленные в протоколе №1, Преосвященные, кроме Епископа Женевского Антония.

 

1. Оглашается протокол №24.

2. Протопресвитер Георгий Граббе оглашает телеграмму Архиепископа Феодосия о невозможности ему переселиться в Соединенные Штаты.

3. Председатель предлагает продолжить прения по делу старостильников.

Архиепископ Никон полагает, что сделанного уже переменить нельзя, но мы должны оградить Зарубежную Церковь от связанных с этим делом осложнений.

Архиепископ Афанасий находит акт Архиепископа Леонтия совершенно неканоничным. Собор никак не может оправдать этого поступка. Поэтому лучше не выносить никакого определения, а всю ответственность оставить на тех, кто совершил этот акт. Ведь если Акакий – действительно епископ, то мы должны знать – почему? Если же он рукоположен незаконно, то Архиепископ Леонтий принимал участие в хиротонии с архимандритом. Видно, что и сами старостильники не имеют единомыслия в этом вопросе.

Председатель напоминает, что Епископ Антоний Женевский высказался о деянии Архиепископа Леонтия совершенно отрицательно, не находя для него оправдания.

Архиепископ Леонтий возражает, считая, что весь вопрос в том, с кем – мы? С теми, кто против нас, или со старостильниками. Он готов принять на себя всю ответственность, если Собор не хочет ее нести. Старостильники были в тяжелом положении, и мы им помогли так же, как в свое время Митрополит Анастасий помог Иерусалимскому Патриарху, или как Патриарх Александрийский Феофан помог Русской Церкви. Архиепископ Леонтий совершил это по их примеру, рискуя своей жизнью. Жалующаяся незначительная кучка старостильников не заслуживает доверия. Чрезвычайное положение вызывало им помочь.

Архиепископ Иоанн говорит, что старостильники стучались к нам шесть лет. Архиерейский Собор не мог взять на себя решение, признавая это внутренним делом греков. Надо признать объяснения Архиепископа Леонтия удовлетворительными и на этом прекратить прения.

Архиепископ Аверкий, стоя на почве канонов, сам не решился бы совершить хиротонию греческих старостильников. Но вместе с тем в глубине души он не может восхищаться смелостью, с которой Архиепископ Леонтий совершил поступок, к которому звала его совесть. Нельзя не быть против формального нарушения канонов. Но в жизни других Церквей мы видим сплошное нарушение канонов. Имея в виду это ненормальное общее положение, надо к Архиепископу Леонтию отнестись со снисхождением. Это еще более рекомендуется тем, что был ряд незаконных актов со стороны Константинопольской Патриархии по отношению к Русской Церкви, как например: отторжение Польши, Прибалтики, создание Парижского Экзархата, отторжение Епископов Ореста и Богдана в Америке. Теперь, когда все иррационально, должен быть особый подход. Теперь нельзя подходить к канонам законнически. Каноны для человека, а не человек для канонов. Суббота для человека, а не человек для субботы. Нужно думать о спасении душ, а не об одном соблюдении формы. Форма может быть православной по внешности и ложной по существу. В этом свете надо оценивать поступок Архиепископа Леонтия. Он совершил мужественный акт помощи братской Церкви, которая сейчас для нас самая близкая нам по духу. Греческая Церковь теперь гонима и преследуема. Было большой ошибкой, что мы в свое время слишком снисходительно отнеслись к введению нового стиля, ибо оно имело целью внести раскол в Православную Церковь. Это было делом врагов Церкви Христовой. Видны уже плоды. Даже в Америке имеется греческое духовенство, которое мучает совесть за принятие нового стиля. С соблюдением старого стиля связано сохранение всяческих преданий в разных областях. Вместе с удалением старого стиля удаляется из храма аскетическое начало. Старостильники – самые близкие нам по духу. Единственное «но» в поступке Архиепископа Леонтия – это то, что он поступи, как бы, не по-братски, наперекор решению Собора, хотя и по добрым побуждениям.

Архиепископ Серафим соглашается с Архиепископом Аверкием. Он говорит об отрицательных сведениях касательно Патриарха Афинагора. Важно, что греческие старостильники – совершенно независимая организация, которая признана государством, но не имела иерархии. Понятно, что ни Собор, ни Синод не имели права открыто вмешаться в совершение хиротонии. Собор отказал в этом, скрепя сердце. Собор мог бы вынести формальное порицание для «внешних».

Епископ Нектарий опасается, что вынесение порицания может повредить старостильной Церкви и поддержать Церковь, возглавленную сомнительным Патриархом, о котором говорит Архиепископ Серафим.

Архиепископ Виталий удивляется отношению Архиепископа Аверкия к канонам. Верность каноническому принципу нельзя сравнивать с субботой. Христос говорил о субботе в применении к личности, но не к Церкви. Мы не знаем судьбы Греческой Церкви. Может быть, Господь предназначает ее к уничтожению. Каноны установлены свыше и они выше наших рассуждений. Хотелось бы, чтобы в будущем мы более твердо держались канонов. Мы внутренно раздвоены и не хотели бы быть строгими к своему собрату, который действовал по ревности и желая делать доброе дело.

Архиепископ Аверкий возражает, что каноны, как и все в Церкви, направлены к вечному спасению. Они имеют нравственное, а не формальное значение. Надо соблюдать их нравственную сторону.

Архиепископ Леонтий указывает на то, что 35-е Апостольское правило говорит об отступлении от общего правила, которое иногда приходится совершать. Так поступил Митрополит Анастасий в Иерусалиме в защиту Патриарха. В России приходилось присутствовать при тайных хиротониях. Катакомбная Церковь никогда не придерживалась буквы. Там совершались тайные хиротонии. И Епископы, там рукоположенные, скрывали свое звание. Нетактично доискиваться до разных деталей.

Архиепископ Виталий замечает, что Архиепископ Леонтий теряет самообладание и говорит в невозможно резком тоне. Все, что он говорит, было применимо в своей Русской Церкви, а мы теперь говорим о другой Церкви, и нам важно, чтобы не было подобных актов самочиния в будущем. Архиепископ Леонтий совершил еще акт неповиновения, когда вопреки запрещению Синода поехал в Иерусалим.

Архиепископ Аверкий отвечает, что спасение людей в духовно-нравственном подходе. Нельзя базироваться на формальностях. Сейчас такое время, когда мы скоро можем попасть в такое положение, при котором соблюдая формально каноны, мы можем оказаться с врагами Церкви. Мы подчеркиваем, что не признаем Патриарха Алексия, а в то же время все Патриархи его признают. Мы говорим об общении с этими Патриархами и т.о. парадоксально оказываемся в общении с Москвой. Получается заколдованный круг. Ввиду такого иррационального положения нам особенно важно стоять на твердом каноническом основании, сохраняя путь, а не букву, которая может привести к поклонению сатане.

Архиепископ Афанасий все же считает, что Архиепископ Леонтий стал на неканонический путь. Его удивляет Архиепископ Аверкий, который говорит только о нравственной стороне канонов. Произвольное толкование недопустимо в православном богословии. Каноны священны и мы присягали их соблюдать. Нам не дано право вмешиваться в дела других Церквей. Оправдание такого вмешательства носить казуистический характер. Архиепископ Афанасий не согласен ни с Архиепископами Серафимом и Аверкием, ни с Епископом Нектарием.

Архиепископ Антоний подчеркивает необходимость послушания Соборным определениям и в тех случаях, когда мы с ними не согласны. Было бы неправильно действовать по тактическим соображениям только ради сохранения добрых отношений с греками. Надо действовать точно по своей совести и по самому содержанию дела. В резолюции надо показать наше сочувствие защитникам старого стиля. В согласии со св.канонами мы лобызаем старый стиль, который соблюдают лучшие православные христиане всего мира. Мы не одобряем новый стиль. Что же касается Архиепископа Леонтия, то в отношении его мы выражаем неодобрение совершенным им самовольно рукоположением, но ничего не скажем о последствиях, упомянув только о том, что Архиепископ Леонтий просил прощения.

Архиепископ Леонтий заявляет, что он вовсе не просит прощения. Он только сожалеет о том, что не спросил Митрополита, но он этого сделать не мог. А формальная сторона является тактикой каменщиков, которые хотят нас ею связать.

Архиепископ Никон напоминает, что Собор есть орган управления. Поэтому мы должны считаться с прежними постановлениями, и не можем мы стать на ту точку зрения, что всякий Архиерей может делать все, что хочет, вне своей епархии. Он согласен с Архиепископом Антонием и думает, что можно соединить их проекты резолюции.

Епископ Савва находит, что предложенная Архиепископом Никоном резолюция хороша. Мы сочувствуем старостильникам, но при этом должны ограждать соблюдение дисциплины.

Председатель поясняет, что аналогия между хиротонией, совершенной им с Патриархом Дамианом, и актом Архиепископа Леонтия далеко не тождественна. Патриарх Дамиан был свергнут незаконно, и все Церкви признали, что на лицо был бунт против него со стороны подчиненных ему епископов, которые нарушили канонический порядок. К Митрополиту Анастасию обратился тогда за помощью всеми признаваемый Патриарх. Никакая Церковь не может вмешиваться в дела другой Церкви. Церковь же старостильников к тому же возникла незаконно из неизвестного источника. Трактовать ее, как каноническую Церковь, никак нельзя. Злоупотреблять Апостольским правилом, на которые ссылается Архиепископ Леонтий. Иначе все будут искать себе оправдания в нарушении канонов. С этой точки зрения поступок Архиепископа Леонтия не может быть оправдан. Но надо принять во внимание все обстоятельства дела, которые дают ему право на получение снисхождения. Поэтому формула Архиепископа Никона вполне подходящая.

Архиепископ Леонтий говорит, что старостильники являются подъяремной Церковью, как и катакомбная Церковь в России. Нельзя допустить, чтобы православные греки могли подумать, что мы заодно с Афинской официальной Церковью, а не с настоящими православными. Им надо или ничего не писать, или послать одобрительное письмо.

Епископ Нектарий говорит, что Греческая Старостильная Церковь не имеет общения с новостильной. Старостильная Церковь автокефальная. Она овдовела и просила дать ей Епископов и мы пошли ей навстречу, а тайна обусловливалась тем, что она гонима.

Архиепископ Иоанн напоминает, что в прошлом столетии были непорядки в Антиохийской Церкви. Тогда вмешалась Константинопольская Церковь. Кипрской Церкви помогла Элладская.

Архиепископ Серафим не соглашается с Председателем. Старостильная Церковь обособлена и признана Правительством. Она – не тайная, ибо имеет храмы и монастыри. Она – не маленькая группа, а насчитывающая больше миллиона верующих. Почему мы можем Синайскую и Кипрскую Церкви признавать автокефальными, а Старостильную Церковь, в которой больше миллиона, - не признаем отдельною Церковью.

Председатель возражает, что тут нет ничего общего. Синайская и Кипрская Церкви возникли законно и давно всеми признаны.

Епископ Нектарий указывает разницу в том, что старостильники остались без изменения такими, какими были, а новостильники внесли в Церковь новшество.

Архиепископ Никон по предложению Председателя вновь читает проект резолюции, которая принимается в следующей редакции:

Русская Зарубежная Церковь во все время своего существования никогда не вмешивалась в дела прочих автокефальных Церквей и по этой причине, невзирая на свое братское сочувствие греческим старостильникам, постоянно отклоняла многочисленные обращения к ней греческих старостильников о хиротонии для них епископов. Архиерейский Собор весьма сожалеет о том, что Преосвященный Леонтий, Архиепископ Чилийский, Сантьягский и Перуанский, в мае месяце 1962 года, вопреки вышеуказанному, по собственной инициативе, без ведома и разрешения Архиерейского Синода и Первоиерарха Митрополита Анастасия принял участие в хиротонии греческих старостильников. Архиерейский Собор впредь предписывает Преосвященным Архиереям Русской Зарубежной Церкви воздерживаться от вмешательства в дела как Греческой, так и других Автокефальных Православных Церквей. Что же касается участия некоторых других Преосвященных Русской Зарубежной Церкви в тайных архиерейских хиротониях греческих старостильников, на что указывается в переписке по сему вопросу, то ни Архиерейский Синод, ни Первоиерарх никому из Преосвященных разрешений на такое участие не давали и о таких хиротониях им неизвестно.

 

В 2 ч. 30 мин. Объявляется перерыв. Заседание возобновляется в 6 ч. 20 м. вечера.

 

4. Председатель говорит о том, что решение по делу о Сан-Франциско было подготовлено трудами Комиссии под председательством Архиепископа Саввы, который имеет большие заслуги по организации церковной жизни в Австралии и особенно по хлопотам о приезде и по устройству в Австралии беженцев из Китая. Председатель полагает, что общему желанию отвечало бы награждение Архиепископа Саввы правом ношения бриллиантового креста на клобуке.

Постановили: Во внимание к усердным трудам Архиепископа Саввы по организации церковной жизни в Австралии и особенно по хлопотам о допуске туда русских беженцев из Китая и устройству их на новом месте – наградить его правом ношения бриллиантового креста на клобуке.

5. Председатель говорит, что надо возможно скорее провести в жизнь Соборное определение о Сан-Франциско. Надо просить Архиепископа Иоанна возможно скорее поехать в Сан-Франциско и особенно ускорить церковное строительство и довести его до конца. Он надеется, что Архиепископ Иоанн сможет это сделать с помощью сотрудников, знающих его еще с Дальнего Востока.

Все соглашаются с Председателем.

Председатель предлагает приступить к составлению Синода.

Архиепископ Леонтий полагает, что структура Синода была бы следующей: Председатель и его два Заместителя; два заместителя и три члена Синода из числа Преосвященных более отдаленных, которые могут приезжать и жить в Нью-Йорке, чтобы все архиереи побывали в Синоде по очереди. Надо также созвать Собор с участием клира и мирян.

Архиепископ Серафим указывает на то, что существовавшая до сих пор структура объясняется трудностью приезда в Синод Преосвященных издалека. Этим обстоятельством вызывалось однообразие состава Синода, что фактически практиковалось уже сорок лет. В России Архиереи приезжали на полгода, на сессии Синода. У нас же им трудно оставлять епархии. Притом же заседания Синода продолжаются только 2-3 дня в месяц. Ради этого не стоит уезжать надолго, а для многих и невозможно оставлять свои местные дела. Поэтому в Югославии Синод составлялся из живших в ней Архиереев. По той же причине и в Америке Синод состоял из ближайших Епископов. Надо еще иметь в виду и то, что для пользы дела необходимо дольше участвовать в работе Синода, чтобы быть в курсе всех дел. Вследствие этого проект Архиепископа Леонтия не очень реальный. Было бы целесообразно избрать Архиепископа Тихона почетным членом Синода, подобно Архиепископу Виталию. Он мог бы приезжать на сессии по своему желанию. На освободившееся место можно избрать одного из старших Преосвященных, например – Архиепископа Александра. Потом оставить старых членов и добавить одного, который приезжал бы на 6 месяцев. Можно также и уменьшить Синод на одного члена. Синод оставался бы работоспособным и был бы учтен опыт прежних лет.

Архиепископ Леонтий замечает, что этот опыт довел бы до того, что мы оставлены народом. Духовенство и народ желают оздоровления нашего аппарата.

Архиепископ Аверкий говорит, что если, как указывает Архиепископ Серафим, сорок лет существовала определенная система структуры Синода, то каждый член Синода представлял в нем какую-нибудь епархию. Сам Архиепископ Аверкий был представителем Южно-Американских епархий и вел с ними переписку, посылая им отчеты, и узнавая их мнения. С 1956 года это представительство отпало и члены Синода были избраны не как представители епархий. Приходилось слышать, что действительно создалось странное положение. Главный орган управления – Собор, а Синод – лишь исполнительный орган его. В России перед революцией были нарекания на то, что не созываются Соборы, но все же в составе Синода всегда была смена участников, ибо туда вызывались Епископы по очереди. Было бы желательно и у нас ввести переменный состав. Желательно, чтобы участвовали в Синоде те Преосвященные, которые могут покрывать расход по поездке, или надо ввести представительство. Старшие члены числились только номинально и редко участвовали в заседаниях, когда приезжали. Архиереи могли бы приезжать на 3 месяца и участвовать в 3-4 заседаниях. Спрашивается, что им делать в остальное время? Для каждого Архиерея пребывание здесь может быть поучительным. Что же касается жизни здесь, то содержание ее не будет стоить дорого.

Епископ Савва присоединяется к соображениям Архиепископов Леонтия и Аверкия. По Положению, кроме Первоиерарха, избирается четыре члена. Но по пар.20 заседание Синода действительно, когда в нем участвует половина членов. Т.о кворум может быть из Председателя и двух членов. Что касается неосведомленности, то между заседаниями новые члены могут изучить дела. Самое важное, что люди указывают и негодуют, что наша Церковь неканонично возглавляется. Осуществление нового предложения примирит мирян и вольет бодрость в сердца паствы.

Архиепископ Филофей присоединяется к предложению Архиепископа Аверкия во имя каноничности и той цели, чтобы духовенство и народ видели, что все в порядке и половина состава Синода периодически меняется. Надо только придумать точный способ,- как избирать членов и в каком порядке призывать в Синод. Было бы уместно иметь двух постоянных членов и двух прибывающих на 3 месяца. Можно делать заседания Синода не каждый месяц.

Архиепископ Серафим предлагает для разработки этого вопроса выбрать Комиссию. Нельзя быстро решать такой важный вопрос. Довести состав Синода до минимума было бы опасно. Более благоразумно увеличить численность членов Синода до 6-ти и с тем, чтобы всегда в Присутствии было 4. Тогда можно сохранять и преемство. В Положении сказано, что члены Синода избираются преимущественно из епархиальных Преосвященных. Этому надо следовать. У нас есть прецедент с избранием Архиепископа Виталия почетным членом Синода. Он приезжал на заседания, пока мог, когда хотел. То же можно предложить в отношении Архиепископа Тихона. Если он через три месяца поправится, то из Сан-Франциско ему будет трудно приезжать. Если он не поправится, то уйдет на покой и не сможет быть активным членом, но может быть почетным. Если на его место избрать членом Синода Архиепископа Александра, то он будет приезжать, когда захочет. Трудно было бы Первоиерарху работать с таким составом, который менялся бы каждые три месяца.

Председатель соглашается на составление Комиссии.

Архиепископ Иоанн говорит, что не раз ссылались на то, что все решения принимались Первоиерархом. На самом деле ряд решений принимался вопреки ему. Он на многое смотрел иначе, чем члены Синода. Церковь управлялась близко живущими иерархами и получалось ненормальное положение. Дальние члены Синода ничего не знали и без их ведома принимались самые ответственные решения. Вопрос в том, как осуществить предложенный проект. Если не наступит экстренных событий, можно было бы разбить управление Церкви на округа. В отношении участия в Синоде не следует делать различие между епархиальными и викарными архиереями. У нас до сих пор была такая практика.

Архиепископ Никон замечает, что надо руководствоваться и практической возможностью. Мы видим, что в течение последних трех лет Заместители Председателя не могли присутствовать в Синоде, кроме нарочитых случаев. Едва ли Архиепископ Иоанн сможет приезжать на все заседания. Остаются Первоиерарх и два приезжих члена Синода. Как бы не случилось такое положение, что заседания не смогут состояться. Не лучше ли поэтому увеличить число членов Синода.

Епископ Савва указывает на то, что закон предвидит еще двух заместителей членов Синода, которых и можно вызывать в таком случае. Надо выбрать из близко знакомых.

Архиепископ Александр полагает наилучшим составить Синод из четырех членов, прибавив к ним двух приезжающих.

Архиепископ Серафим напоминает, что так именно и поступил Собор в 1959 г., и вновь предлагает внимательно изучить вопрос в Комиссии, составленной на паритетных началах.

Архиепископ Аверкий удивляется, - о каких паритетных началах может быть речь? Соборная идея заключается в том, чтобы все епископы принимали участие в управлении и ничто не должно быть от них утаено. Все они должны быть обо всем осведомлены.

Архиепископ Серафим соглашается, что вопрос о реформе Синода должен быть решен тут же, но подробности должны быть разработаны Комиссией под председательством Первоиерарха.

Постановили: Просить Первоиерарха по своему усмотрению составить Комиссию для рассмотрения вопроса о составе Синода.

7. Председатель, указывая на свой возраст, ставит вопрос о том, - не нужно ли обновить возглавление нашей Церкви.

Собор единогласно просит Митрополита Анастасия не покидать своего поста.

8. Архиепископ Никон докладывает о заключении Комиссии под председательством Архиепископа Александра по вопросу о пересмотре всех законоположений Русской Православной Церкви Заграницей.

Постановили: Собор Епископов, заслушав доклад Комиссии Собора под председательством Преосвященного Германского Архиепископа Александра по возбужденному некоторыми представителями клира и мирян вопросу о пересмотре всех законоположений, коими руководствуется Русская Зарубежная Церковь в целях их согласования, нашел означенный пересмотр в настоящее время несвоевременным и в настоящем Архиерейском Соборе невозможным за недостатком для сего времени ввиду весьма затянувшейся сессии Собора, занятого делами церковного управления.

Собор Епископов при этом разъясняет, что законоположения, утвержденные Архиерейским Собором 1956 года, являются обязательными для всей Русской Зарубежной Церкви, а во всех случаях, когда при применении сих законоположений встретятся неясности или несогласованность с другими действующими в Церкви законоположениями, соответствующие разъяснения должен давать Архиерейский Синод, руководствуясь священными канонами, каноническими постановлениями Всероссийского Церковного Собора и правилами и обычаями Русской Православной Церкви.

 

В 9.30 вечера Председатель закрывает заседание.

 

ПРОТОКОЛ № 29

СОБОРА ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

18 ноября/1 декабря 1962 года.

 

Присутствуют все перечисленные в протоколе №1 Преосвященные за исключением Епископа Женевского Антония.

I. Оглашается и утверждается протокол Собора №25.

II. Оглашается и утверждается следующая дополнительная резолюция по делу о нестроениях в Сан-Франциско:

Определение Собора Епископов Русской Православной Церкви Заграницей от 18 ноября/1 декабря 1962 года

1. Собор Епископов, внимательно ознакомившись с делом проведения Чрезвычайного Общего Собрания прихожан Св. Скорбященского собора в Сан-Франциско 28 мая/10 июня сего года и принимая во внимание серьезные возражения против законности его, а также стремясь к искоренению в приходе всех поводов к нарушению мира и единства, признал необходимым созыв нового Общего Собрания прихожан Св. Скорбященского собора в самое ближайшее время и производство на нем новых выборов всех церковно-приходских должностных лиц согласно Приходского Устава прихода при Св. Скорбященском соборе.

2. Собор преподает благословение настоящему Церковно-Приходскому Совету, избранному на Чрезвычайном Общем Собрании 28 мая/10 июня 1962 года на исполнение им своих обязанностей до нового Общего Приходского Собрания.

3. Во изменение определения Собора Епископов от 7/20 ноября сего года упомянутая в оном финансово-административная Комиссия должна быть немедленно создана правящим Архиереем Сан-Францисской епархии и этой Комиссии должны быть переданы все акты, книги и документы прихода Св. Скорбященского собора, у кого бы таковые ни находились в данное время.

III.  Председатель предлагает перейти к избранию Членов Синода, предварительно поручая протопресвитеру Г. Граббе огласить заключение Комиссии.

Протопресвитер Георгий Граббе докладывает, то под председательством Председателя Синода работала Комиссия в составе Архиепископов Иоанна, Серафима, и Никона. Владыка Митрополит хотел привлечь в состав Комиссии Архиепископа Александра, но он не мог быть уведомлен, вследствие его отсутствия в то время. Архиепископ Александр согласился с Комиссией. Протопресвитер Георгий Граббе огласил пар. 16 Положения об Управлении Русской Православной Церкви Заграницей и определение Собора Епископов от 31 октября/13 ноября 1959 года. Комиссия исходила из этих определений. Таким образом Синод состоял бы согласно высказанному на нынешнем Соборе по желанию из: Первоиерарха в качестве Председателя по положению, двух Заместителей Председателя Синода, двух постоянных членов Синода из числа живущих в Соединенных Штатах и Канаде, двух членов Синода из дальних епархий, пребывающих в присутствии не менее 4-х месяцев, т.е. имеющих возможность участвовать приблизительно в шести заседаниях. Кроме того избираются два заместителя, которые заменяют Преосвященных, лишенных возможности прибыть на заседание Синода. Архиерейский Синод по пар. 16-му Положению избирается Собором. Поэтому, если руководствоваться им, то членов Синода надо избирать персонально, руководствуясь вышеуказанной схемой. При этом хотя Преосвященные говорили, что оплату дороги они будут брать на себя, было бы практичнее вызывать в Синод из дальних епархий не по два члена, а по одному. Тогда фактически в течение трехлетия все епархиальные Преосвященные участвовали бы в работе Синода.

Епископ Савва указывает на то, что для увеличения числа членов Синода потребовалось бы изменение Положения.

Протопресвитер Г. Граббе докладывает, что нового определения об этом не требуется, ввиду постановления Собора 1959 года об увеличении числа членов Синода.

Архиепископ Леонтий замечает, что получается незначительная разница в сравнении с прежней структурой. В составлении Синода надо руководствоваться паритетным началом и надо вызывать и викариев.

Архиепископ Аверкий заявляет, что он ни на что не претендует, но полагает правильным восстановить права викариев, как это было на Соборе 1953 года. Еще в России отмечалось, что положение викариев бесправно и канонически ненормально. Надо удивляться тому, что у нас потом стала подчеркиваться разница между епархиальными и викарными епископами. С объективной точки зрения это несправедливо.

Архиепископ Виталий полагает, что если смотреть с точки зрения благодати, то все епископы равны, но есть еще административная сторона дела. Имеется и другая важная сторона: русская традиция, согласно которой существуют викарии, равные по благодати епархиальным, но им подчиненные. Архиепископ Виталий говорит, что он сам ранее восставал против такого положения, но потом признал, что нельзя идти против истории и жизни. Архиерею для управления надо получить опыт. Участие викариев в Синода не полезно, ибо это может нарушать правильность их отношений с епархиальными. Может случиться так, что викарий, подчиненный епархиальному, будет обсуждать его действия в Синоде.

Архиепископ Аверкий, возражая против такой точки зрения, говорит, что в таком случае викариев следует исключить и из Собора, который выше Синода и всех отдельных епископов.

Епископ Савва соглашается с Архиепископом Аверкием. Мы обсуждаем действия Синода и говорим об его ошибках. Собор, как высший орган имеет такое право. Поэтому лишение викариев права участия в Синоде, органе более низшем по сравнению с Собором, было бы нелогично. 16-й пар. Положения не лишает викариев этого права, а говорит только о том, что в Синод выбираются епархиальные архиереи "по преимуществу".

Архиепископ Виталий отвечает, что Собор осуществляет высшую власть, принадлежащую епископам по благодати в то время, как Синод является органом административным. Митрополит имеет одинаковую благодать с каждым епископом, но административно стоит выше. Мы все равны по благодати, но по административной линии младшие не могут давать указаний старшим.

Архиепископ Серафим не видит логичности ни в суждениях Архиепископа Аверкия, ни в словах Епископа Саввы. Синод есть прежде всего административная единица. На Соборе все присутствуют и когда слушается жалоба на епархиального архиерея, то викарии участвуют в суждениях. В Синоде викарий сидел в отсутствие епархиального. Очень часто поступают в Синод жалобы на архиереев, и может оказаться, что викарий должен будет судить о действиях своего правящего архиерея. В России не могло быть и мысли о том, чтобы викарий был членом Синода. С практической же точки зрения надо иметь в виду, что раньше в Синод выбирали членов персонально, а теперь вводится новый принцип, при котором вызываться должны только епархиальные. Наша Церковь теперь в особенно сложных обстоятельствах. Поэтому постановление Собора было правильное. Но надо иметь в виду, что Архиепископ Иоанн может приезжать на заседания пока он в Сан Франциско, а по возвращении в Париж ему это будет затруднительным. Надо иметь двух заместителей и 4-х членов: двух постоянных и двух приезжих.

Епископ Савва соглашается с тем, что Синод имеет административную власть. Однако, он имеет власть и судебную, и учительную. Таковые же виды власти имеет и Собор. И если викарий может быть членом Собора, то может быть и членом Синода.

Архиепископ Антоний предлагает предоставить Первоиерарху  указать, кого он хочет вызвать в качества своих помощников. Что касается вопроса о викариях, то самым простым разрешением его было бы сделать всех викариев епархиальными.

Архиепископ Иоанн не понимает, почему сейчас ставится вопрос о викариях. Они давно уже участвуют в управлении. Расхождение между викарием и епархиальным не всегда может иметь место. В крайнем случае, если это будет нужно, Первоиерарх может сказать викарию, что ему неудобно участвовать в обсуждении того или иного вопроса.

Архиепископ Аверкий удивляется - почему чисто принципиальный вопрос о Синоде вызывает такую горячую реакцию. Важно все решать объективно и беспристрастно. В Югославии Синод состоял из епископов без епархий, а здесь Синод с участием викариев. Синод, строго говоря, учреждение неканоническое. Он избирается Собором и потому каждый участник его может быть избран членом Синода.

Архиепископ Виталий замечает, что он указывал на духовно-благодатную сторону, которая отличает Собор и объяснил, почему практически викариям неудобно быть в Синоде. Иногда это может быть и неэтично для них в отношении своего епархиального архиерея.

Епископ Нектарий полагает, что никакой викарий не станет участвовать в суде над своим епархиальным архиереем. Кажется на Всероссийском Собора ставился вопрос об упразднении самого института викариев.

Архиепископ Серафим напоминает, что он сам три года состоял в Синоде будучи викарием. Однако, он был тогда представителем Западной Европы. Архиепископ Аверкий был представителем Южно-Американских епархий.

Епископ Савва напоминает содержание 18 пар. Положения об Управлении Русской Православной Церкви Заграницей.

Архиепископ Афанасий замечает, что Положение 1956 г. допускает участие викариев в Синоде. Лучше было бы переработать закон 1956 г., чтобы он отвечал данной потребности. Увеличение числа членов Синода до шести было постановлено в качестве исключения. Надо сначала переменить этот параграф, а затем им руководствоваться. Мы укрепляем соборность вхождением всех епископов, но надо иметь основательную инструкцию о том, как это сделать. Наша Церковь Соборная, а не Синодальная. Архиепископ Феодосий оспаривает право Синода восхищать власть Собора  в междусоборный период. Практически надо избрать двух постоянных членов Синода: одного из Северной Америки, а другого из дальних епархий и выбрать еще двух заместителей, которые замещали бы не могущих прибыть на заседания епископов.

Архиепископ Серафим обращает внимание на то, что по пар. 16-му Положения в Синод избираются епархиальные архиереи «по преимуществу», т.е. викарий избирается только в случае невозможности иметь епархиального. Если член Синода – епархиальный епископ не может прибыть на заседание, то не может ли он послать своего викария вместо себя.

Архиепископ Афанасий повторяет свое предложение с добавлением о том, что Синод мог бы собираться не так часто.

Председатель останавливается на вопросе о викариях. Исторический ход дела таков, что викарии пользовались очень ограниченными правами, но постепенно на практике ко времени Всероссийского Собора права эти расширялись и в результате они получили новое положение. Митрополит Антоний особенно старался расширять власть викариев и так распределял дела, что каждый из них имел возможность на месте решать почти все дела. И на Московском Соборе была тенденция расширить права викариев. Мы осуществили это в значительной мере на деле и это отвечает духу церковного времени данного момента. Увеличение состава Синода вполне целесообразно и если это не указано в законе, то Собор может это узаконить.

Архиепископ Никон указывает на необходимость пользоваться опытом прошлого. Этот опыт показывает, что Архиепископы Тихон и Иоанн не принимали участия в заседаниях Синода, кроме особых случаев. То же может случиться и теперь. Мы не можем быть на 100% уверены, что Преосвященные из дальних епархий смогут приезжать на заседания. Поэтому надо предоставить Первоиерарху право вызова в Синод Преосвященных, и не связывать ему руки в этом деле.

Архиепископ Аверкий признает предложенный Комиссией проект удовлетворительным и практичным. Старейших архиепископов нельзя исключить по положению. Кроме того будет два постоянных Члена и два приезжих, а также два заместителя. Если не сможет приехать кто-нибудь издалека, то приедет заместитель из более близких.

Архиепископ Иоанн полагает ошибочным предположение о том, что дальние Преосвященные не смогут приезжать на заседания Синода.

Архиепископ Леонтий находит, что вызывать в Синод надо независимо от старшинства. Материальная сторона не сложна. Здесь содержание обеспечено, а оплата дороги найдется. Необходимо созвать Всезарубежный Собор.

Председатель указывает на то, что опыт свидетельствует о невозможности уменьшить число Членов Синода.

Постановили: Внести в пар. 16 Положения об Управлении Русской Православной Церкви Заграницей вместо слов "и четырех" слова "и от четырех до шести членов".

IV.   Председатель предлагает избрать двух членов Синода и двух заместителей в дополнение к Архиепископам Тихону и Иоанну.

Закрытым голосованием избираются Членами Синода: Архиепископ Никон и Архиепископ Аверкий, а заместителями: Архиепископ Серафим и Архиепископ Виталий. Из дальних Преосвященных для начала остаются Архиепископ Афанасий и Архиепископ Савва. В ближайшем будущем, после праздника Рождества Христова прибудет Архиепископ Александр и Архиепископ Стефан. Заместители Членов Синода будут замещать отсутствующих, но также и входить в очередь Присутствия.

V. Архиепископ Леонтий поднимает вопрос о созыве Собора с участием клира и мирян.

Постановили: Вопрос о созыве Собора с участием представителя клира и мирян передать на рассмотрение Архиерейского Синода.

VI. Архиепископ Антоний поднимает вопрос о тексте определения о Сан-Франциско. Предложенная на нынешнем заседании резолюция неправильна. Нельзя писать, что Собор внимательно ознакомился с делом выборов, когда на самом деле он их по существу не рассматривал и не изучал. Кроме того, этот текст несогласован с ранее принятой резолюцией. Собор не может сам себе противоречить.

Председатель заявляет, что вопрос уже решен, резолюция принята и пересмотру не подлежит.

VII. Архиепископ Никон докладывает заключение Догматической Комиссии об учении Митрополита Антония о Догмате Искупления.

Епископ Нектарий полагает, что определение должно быть или более точное и глубокое с обоснованием отвержения учения Митрополита Антония, или вопрос этот не надо обсуждать вовсе.

Председатель заявляет, что вопрос этот осложнять не надо. Сам Митрополит Антоний заявил, что это его частное мнение, ни для кого не обязательное.

VIII. Архиепископ Никон поднимает вопрос о том, кто будет производить ревизию Синодальной отчетности.

Постановили: Предоставить Синоду поручение производства ревизии одному из Членов Синода.

IX. Архиепископ Александр докладывает заключение финансовой Комиссии.

Постановили: 1. Увеличить доходность Синодального свечного завода, обязав все приходы Северной Америки приобретать свечи только из Синодального склада.

2. Одобрить и благословить работу Попечительства о нуждах Русской Православной Церкви Заграницей, призвав всех чад Церкви принимать в нем участие и оказывать ему помощь в его работе.

3. Для правильного ведения хозяйства при Синодальном Доме учредить должность ответственного эконома или заведующего хозяйственно-финансовой частью означенного Дома. Ввиду важности этой должности пригласить на таковую опытного в хозяйственно-финансовых делах служащего и вменить ему в обязанность составление детального плана ведения хозяйства и финансовой отчетности Синода. Означенное лицо должно по кварталам каждые три месяца представлять хозяйственно-финансовый отчет Синоду.

4. Сократить расход по содержанию Синодального Дома по части телефонных разговоров, отопления, электричества и содержания кухни.

X. Архиепископ Савва возбуждает вопрос о том, что в связи с условиями церковной жизни в Австралии ему может быть понадобится второй викарий. Кандидатом на эту должность он хотел бы иметь архимандрита Филарета и просить признать последнего в этом качестве, чтобы в случае надобности Архиерейский Синод мог вынести решение о его назначении без опроса всех преосвященных.

Постановили: Если бы по сложившимся обстоятельствам понадобилось постановление второго викария в Австралии, признать кандидатом на эту должность архимандрита Филарета (Вознесенского), предоставив Архиерейскому Синоду в случае соответствующего представления со стороны Архиепископа Саввы, сделать это назначение без письменного опроса всех Преосвященных.

XI. По предложению Председателя оглашается пять телеграмм из Сан-Франциско с выражением удовлетворения по поводу Соборного определения о назначении Архиепископа Иоанна вр. Управляющим епархией.

Председатель говорит, что прочитанные телеграммы дают надежду на умиротворение церковной жизни в Сан-Франциско. Однако, много зависит теперь от нашего такта. Теперь наступил в приходе новый период оздоровления раненого организма. Раскол имеет обычно тенденцию не заживляться, а углубляться. Надо быть очень осторожными, предупреждая возможность мести за прошлое. Мы должны идти по пути любви и умиротворения. Об этом надо заботиться для того, чтобы не было нового заострения. Впереди еще могут быть новые искушения, но все же прослушанные телеграммы являются добрым залогом для будущего.

Епископ Серафим замечает, что телеграммы выражают радость только одной стороны, выражается ли она и другой стороной?

Председатель подчеркивает важность усиления сборов на построение храма и говорит о необходимости такта и любовного отношения даже к тем, кто отпадет от прихода.

XII. Архиепископ Серафим говорит, что надо выразить благодарность Первоиерарху за ведение им трудного и длительного Собора.

Архиепископ Иоанн от лица всех епископов выражает Первоиерарху глубокую благодарность за его мудрое руководство заседаниями Собора в такое трудное время. Оно поднимает авторитет нашей Церкви и имеет влияние на другие Поместные Церкви. Епископы это глубоко ценят и высоко ставят авторитет Первоиерарха, который уже был епископом, когда многие из присутствующих еще были мальчиками. Члены Собора от всего сердца желают Владыке Митрополиту, чтобы он еще много лет был с ними и чтобы Господь дал ему силу духа для дальнейшего управления Зарубежной Церковью.

Председатель благодарит за высказанную любовь. Он делает, что может, и если есть что-либо хорошее, то это надо приписывать милости Божией. Мы пережили тяжелую пору. Положение временами казалось безвыходным и то, что случилось, очень радостно и утешительно для паствы. Председатель еще раз благодарит Членов Собора за оказанную любовь и просить далее оказывать ему любовь и доверие.

Архиепископ Никон говорит о большой работе и усердии помощника Секретарей протопресвитера Георгия Граббе и его сотрудников и, в частности, о том, что игумен Антоний по ночам печатал протоколы Собора. Он предлагает выразить всем им благодарность и, если будет возможность, то выдать денежные пособия.

Предложение принимается.

Председатель в 3.45 объявляет заседания Собора закрытыми и сообщает, что молебен по поводу окончания Собора будет отслужен в Синодальном Соборе в воскресенье в 6 часов вечера.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОБОРА

ЧЛЕНЫ СОБОРА:

СЕКРЕТАРИ СОБОРА:

ПОМОЩНИК СЕКРЕТАРЕЙ: