ОБРАЩЕНИЕ
ТРЕТЬЕГО ВСЕЗАРУБЕЖНОГО СОБОРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ 
К АМЕРИКАНСКОЙ МИТРОПОЛИИ

  

        «Потому узнают все , что вы мои ученики, если будете иметь любовь между собою».
(Иоанн. 13, 35)

    Мы, члены Третьего Всезарубежного Собора Русской Православной Церкви Заграницей, во главе с нашим Первоиерархом Высокопреосвященным Митрополитом Филаретом и всем Собором святителей свободной части Русской Церкви, обращаемся к вам, детям и внукам тех, кто так же, как и мы, произошли из лона нашей общей Матери - Церкви Русской. Всех нас, хотя и по разному, коснулась одна и та же беда: крушение русского государства, происшедшее под ударами безбожия, и утеря чувства братства. Эта беда, эта победа темного начала, не только разметала нас по лицу чужих земель, но и разъединила и даже озлобила друг против друга.

    Но ничто не вечно в этом мiре. Мы дожили до времени, когда то, что многим казалось непобедимым, стало меняться. «К разгару тридцатых годов», как пишет А. И. Солженицын, «уже казалось, что из России навсегда изгнана не только хромовая служба с колоколами, но при последнем удушении и затаенная шепчущая молитва» (А. И. Солженицын, письмо Собору). Но теперь мы видим иное. Множество симптомов и прямо потрясающих свидетельств, говорящих о духовном возрождении нашего народа, заверяют нас словами Пророка: «Приближается утро, но еще ночь» (Ис. 21, 12). Не пора ли нам, в этот предутренний час прощения и милости Божией, проснуться от сна греховного наших пагубных разделений и небратства? Не пора ли нам вспомнить, что мы все - дети Церкви Русской, и если не сами лично, то в лице отцов, дедов или прадедов вышли из ея лона, вышли из «земли отцов»?

    Не торопитесь говорить: “они видно забыли, кому пишут - мы, ведь, американцы и нам нет дела до их русских проблем” Не торопитесь, во-первых, потому, что не для всех вас земля отцов и Русская Церковь стали пустым звуком. Во-вторых, потому, что, ведь, и для тех, кто безоговорочно все связанное с Россией считает не более, чем своим этническим прошлым, и для них, поскольку они христиане, - каждую минуту может прозвучать вопрос нашего общего Отца Небесного: «где брат твой?» Никаким самооправданием не спасемся мы, и в разделенности своей одинаково взывающие: «Отче наш!» Некуда будет деваться нам и от отеческого укора по Евангелию: «возрадоватися подобаше тебе о брате твоем» (Лк. 15, 32).

    Не думайте, что мы охвачены отвлеченностью и парим в небесах, забывая реальную действительность. Нет мы помним ее и прежде всего сами каемся в том, что, наверное, не меньше чем вы о нас, думаем о вас: «из Назарета может ли быть что доброе?» (Ин. 1, 45). Мы убеждены в том, что существующее разделение есть великое несчастье, попущенное Богом за наши грехи.

    Этим мы отнюдь не хотим упрощать разделяющих нас разномыслий, сводя церковный конфликт на степень простой ссоры. Нет, мы по поводу многих ваших действий испытываем больше чем недоумение и с великой болью в сердце, выражаясь словами того, которого на Родине нашей назвали “совестью России”, спрашиваем себя: “Как это - из сочувствия к узникам, вместо того, чтобы сбивать с них цепи - надевать такие же и на себя? Из сочувствия к рабам, склонять и свою выю под ярмо?”

    Если бы вы сказали, что эти слова совсем не к вам относятся, то мы были бы вынуждены спросить: «А что же делалось в России до выступления в печати протопресвитера А. Шмемана от 27 сентября 1973 г.? Что было до того, как он назвал заявление Патриарха Пимена в Женеве “жалкой ложью, которой уже больше никто в мiре не верит”»?

    А разве до сентября 1973 г. вам не было известно, что, начиная с Патриарха, все, добрые и злые, находятся в рабской зависимости? Что любой церковный акт, в том числе и выдвижение угодного богоборцам Патриарха, и дарование автокефалии, в одинаковой мере, как и гражданский акт, целиком зависит от богоборческих властей? Что «из сочувствия к лгущим в плену поддерживать ту же ложь на свободе» (А. Солженицын) есть тяжкое недомыслие, вносящее диавольский обман в часто наивный западный мiр? Не на актах Патриарха Сергия и его последователей можно строить дальнейшую церковную жизнь, ибо «не их помраченные расчеты..., а Промысл Божий» (А. Солженицын) строит ее.

    Но мы отнюдь не хотим полемики. Мы ищем мира и молимся о мире. Вам и нам, находящимся в свободном мiре, нужно строить церковную жизнь в единодушии и согласии, как когда то это было раньше от 1936 до 1946 года.

    Но поверьте, мы отнюдь не считаем себя непогрешимыми и от души просим прощения у всякого, кого невольно оскорбили. Но и до последнего издыхания мы будем стоять, как Русская Православная Церковь, как единственная свободная часть ея, храня все то, святое и истинное, что она имела и что сынам своим хранить заповедует. Но вместе с тем, мы хотим призвать и себя и вас силою «возлюбившего нас и предавшего Себя за нас»* вымолить для себя силу захотеть найти выход из застарелого греха разделения, стать нам, называющим и считающим себя правомыслящими, на путь праводелающих перед очами Божиими.

    В разговоре с одним из наших священников, большой писатель и великого мужества русский патриот А. И. Солженицын дал такой благоразумный совет: “Если смотреть только на разделяющее нас прошлое, то мы всегда будем скованы логикой доводов. Но достаточно поставить наше внимание на актуальность будущего, как многое станет более податливым, а иное и вообще отпадет”.

    Мы протягиваем вам братскую руку для начала поисков путей к изменению греховного церковного разделения. В чем бы мы на этом ни преуспели: в сотрудничестве ли, в общем ли деле помощи плененной Русской Церкви, или в полном воссоединении, - все будет лучше, чем то состояние, в котором мы пребываем теперь.

    Да поможет же всем Господь, наш Единый Пастыреначальник, и Пресвятая Богородица, по делам нашим быть православными, «во еже уклонитися от зла и творити благое».



Председатель Собора
Митрополит Филарет.
Сентябрь 1974 года.

    

* Гал. 2, 20; Рим. 8, 37.