НА ПУТЯХ К СОЗЫВУ IV ВСЕЗАРУБЕЖНОГО ЦЕРКОВНОГО СОБОРА

 

Ваше Высокопреосвященство, досточтимые архипастыри!

 

Архиерейский Синод поручил мне представить  преосвященным участникам настоящего Архиерейского Собора ряд соображений о возможности созыва Всезарубежного Собора нашей Церкви.  Таковой был бы четвертым по счету Собором со времени основания нашей Русской Православной Церкви Заграницей.

 

            Первый был созван по инициативе Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого) в 1921-м году и проходил в Югославии в Сремских Карловцах под покровительством Сербской Православной Церкви.  В этом основополагающем Соборе участвовало 95 делегатов - 11 иерархов, 22 клирика и 62 мирянина.  Главным деянием Собора была организация Русской Зарубежной Церкви - создание Высшего Церковного Управления во главе с Митрополитом Антонием и епархиальных управлений в странах русской диаспоры.

 

            Второй Всезарубежный Церковный Собор состоялся в 1938 году, спустя два года после кончины митрополита Антония, под председательством нового первоиерарха - митрополита Анастасия (Грибановского).  Второй Собор был задуман еще при жизни митрополита Антония.  В докладе Архиерейскому Собору от 2/15 января 1936 года о желательности созыва Всезарубежного Собора митрополит Антоний указал на необходимость привлечения представителей клира и мирян к ближайшему участию в церковных делах, сохраняя при этом канонический строй церковной жизни, сплочения Зарубежной Церкви, укрепления ее организации и упорядочения ее имущественного положения, а также указания российской диаспоре путей ее духовного возрождения и просвещения, обсуждения и выработки мер борьбы с сектантством, противоцерковными течениями и лечения ран, нанесенных душам церковной смутой. 

 

            Второй Собор проходил с 1/14 по 11/24 августа 1938 года сначала в Белграде и затем в Сремских Карловцах. Съехалось 97 лиц - 13 иерархов, 26 клириков и 56 мирян.  Деяния Собора были изданы в большом томе в 745 страниц и касались многих сторон церковной жизни и представляют собой богатейший материал для историков.  Собор имел большое значение для укрепления Русской Зарубежной Церкви перед теми испытаниями, которые были вызваны возникшей вскоре Второй Мировой войной.

 

            Спустя 36 лет после Второго Церковного Собора наше священноначалие благословило созвать Третий Всезарубежный Собор, который начал свою работу 26 августа/8 сентября 1974 г. в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, в штате Нью-Йорк.  На Соборе председательствовал третий Предстоятель нашей Церкви, приснопамятный митрополит Филарет (Вознесенский); присутствовало 112 человек, в том числе 15 архипастырей.

 

            Третий Собор поставил перед собой задачу укрепить бытие нашей Церкви, выявить ее путь в современном мире, ее отношения к прочим поместным церквам и инославному миру, усовершенствовать управление и устройство церковного корабля и многое другое.

 

            Благодатью Духа Святого задачи трех авторитетнейших Соборов нашей Церкви успешно осуществились дружными усилиями иерархов, клириков и мирян, которые принесли на Соборы опыт, знания, ревность и любовь к своей Церкви.

 

            Со времени созыва последнего Всезарубежного Церковного Собора прошло немногим больше 26 лет.  За это время мы были свидетелями событий мирового масштаба, оказавших существенное влияние на жизни всех людей.  Из них следует выделить прославление Новомучеников и Исповедников Российских, празднование 1000-летия Крещения Руси и крушение безбожного коммунизма.

 

            Периодически созываемые Архиерейские Соборы отчасти реагировали на эти и другие события в посланиях, обращенных к верным чадам в рассеянии и на родине сущим.  Однако мне представляется чрезвычайно важным именно теперь, спустя 26 лет после последнего Всезарубежного Собора и 9 лет после падения безбожного коммунизма всей полноте Русской Зарубежной Церкви - иерархам, клиру и мирянам, единым сердцем и едиными устами, Господу содействующу, попытаться осмыслить пройденный нами путь.  Настало время всей полноте нашей Церкви проанилизировать состояние межцерковных отношений, отыскать новые, творческие пути к достижению церковного единства Российской Православной Церкви, обсудить возможности восстановления литургического общения с Грузинской Православной Церковью, влить чадам Церкви новые духовные силы, передать следующим поколениям залог верности Русскому Православию, обновить церковную жизнь русского Зарубежья и, наконец, дать ответы на многие волнующие паству насущные вопросы современности.

 

            Многие чада нашей Церкви спрашивают - как оценить  прославление Московской Патриархией Новомучеников и Исповедников Российских?  Можем ли мы служить молебны сотням подвижников благочестия 18 и 19 веков, канонизированных на последнем Архиерейском Соборе Московской Патриархии?  В так называемой социальной концепции, принятой Московской Патриархией, упоминается об отделении Церкви от государства и о праве Церкви призывать своих чад к гражданскому неповиновению в тех случаях, когда государство принимает решения, идущие против учения Церкви и совести верующих.  Означает ли это, что преодолено, кануло в Лету лжеучение под именем сергианства?  Как нам поощрять растущее в недрах Московской Патриархии мощное антиэкуменическое движение?

           

            Многих чад нашей Церкви смущают нездоровые высказывания, нетерпимость и непримиримое отношение к многим другим православным церквам и юрисдикциям со стороны некоторых руководителей Церкви, готовых вычеркнуть всякого из числа спасаемых, отлучить от Церкви или обвинить в безблагодатности.  Из-за этого многие православные в мире перестали прислушиваться к голосу Зарубежной Церкви.  Это углубляет нашу изоляцию и ослабляет голос здорового Православия в мире.

 

            Почему следует созвать Церковный Собор не из одних епископов только, но и с участием клира и мирян?

 

            Канонически, Церковью Христовой управляют епископы, как преемники Апостолов, и никто этого права отнять у архипастырей не может, пока архиереи «право правят Слово Истины» и не осуждены за отклонение от веры или за лжеучительство.

            Но Церковь состоит не из одних епископов, а также из клириков и мирян, и именно Церкви в ее целом присуще свойство святости, или непогрешимости.  Критерий Истины у нас всегда определялся учениием преп. Викентия Лиринского, согласно которому:  «Во Вселенской Церкви нужно держаться того, во что веровали повсюду, во что веровали всегда, во что веровали все» (Из сочинения Первое предостережение, или трактат в защиту древней и вселенской кафолической веры против всех безбожных и еретических новшеств, цит. из энциклопедии «Христианство», т. 1, Москва, 1993 г, с. 361).  Другими словами Истиной признавалось то, что принималось, как Истина, всем соборным сознанием Церкви.

 

            Архиепископ Аверкий (Таушев), приснопамятный ректор Свято-Троицкой Духовной семинарии и видный участник последнего Всезарубежного Церковного Собора, пишет:  «у нас никогда не было папизма, ни папской непогрешимости, ни деления, унаследованного на Западе от древнего языческого Рима, на «патрициев» - духовенство и «плебеев» - мирян.  В Теле Христовой Церкви пред Богом все равны, хотя и исполняют разные функции, как это мы видим в замечательном учении св. Апостола Павла о Церкви Христовой, где он проводит параллель между Церковью и человеческим телом, где много разных органов, из которых каждый исполняет свое особое служение, нужное для всего тела».

 

            Разъясняя учение Апостола Павла, изложенное Апостолом языков в 12-й главе первого послания к коринфянам (12-27), владыка Аверкий далее пишет:  «Но как в обычном человеческом теле существует полная согласованность в действии всех членов, ибо иначе телу грозила бы гибель, так и в Церкви Христовой должно быть полное единомыслие и единодушие, к чему постоянно призывает христиан Слово Божие.

 

            Вот, ради укрепления и утверждения такого единомыслия и единодушия и совместной дружной и согласованной работы на пользу всей Церкви, - продолжает архиеп. Аверкий - и созываются такие Соборы, в которых участвуют все члены Церкви.  ...Епископам весьма важно и полезно знать, как настроены и что думают о том или ином явлении в жизни Церкви клирики и миряне, дабы принять все это во внимание, ради блага Церкви и лучшего ее руководства и окормления.  Признаваемый великим Отцом Церкви св. Киприан Карфагенский, утверждавший, что «Епископ в Церкви, и Церковь в Епископе, и кто не с Епископом, тот не в Церкви», вместе с тем подчеркивал, что «Церковь заключается в Епископе, клире и всех стоящих в вере», и своим пресвитерам и диаконам писал:  «С самого начала епископства моего я положил за правило ничего не делать по одному моему усмотрению, без совета вашего и без согласия народа» (Архиеп. Аверкий, Третий Всезарубежный Церковный Собор, «Православная Русь» № 16, 1974, с. 3-4).

 

            Таким образом, не только епископы, но и народ Божий несет ответственность за канонический порядок в Церкви.  Св. Иоанн Златоуст призывал верующих не все возлагать на одно духовенство, но и самим заботиться о Церкви.  Миряне не представляют собою лишь пассивный объект управления, с единственной обязанностью повиновения иерархии.  Крещение и Миропомазание есть своего рода рукоположение в христианское звание.  Миряне в известном смысле тоже облечены в священный сан, по слову Апостола Петра:  «Вы народ Божий, царственное священство» (1 Петр. 2: 9).

 

            В «Окружном Послании» Восточных Патриархов 1848 г. констатируется:  «У нас ни патриархи, ни соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, то есть самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласно с верою отцов их».

 

            Описанный в книге Деяний Апостольский собор, ставший основной моделью для проведения церковных соборов, состоял не только из апостолов, но и из пресвитеров и братии (Деян. 15:15). Правила о созыве поместных, всероссийских и даже всезарубежных соборов согласуются с мнением великого церковного мыслителя прошлого века святителя Игнатия (Брянчанинова), который весьма активно ратовал о созыве Поместного Собора Российской Церкви.  Святитель писал: «На Соборе должны быть депутаты: 1) от монастырского монашества русского, по избранию этого монашества, 2) от белого духовенства русского, по избранию этого духовенства, 3) от Православных мирян, по избранию мирян. Примерно каждая епархия должна избрать по два депутата из каждого разряда, всего каждая епархия должна дать по шести депутатов» (Записки епископа Игнатия Брянчанинова 1862-1866 гг. "О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской Православной Церкви". Из книги Леонида Соколова Морально-аскетические воззрения еп. Игнатия Брянчанинова. Киев, 1915 г.).

            Широкое представительство церковных «сословий» на соборах, конечно, повышает их авторитет и влияние. Особенно это проявляется в переломные эпохи.

 

            Практически все Вселенские и Поместные Соборы были соборами епископов, но, начиная с VI Вселенского Собора, участие монахов и священников расширяется. Более того, из более чем трехсот подписей под деяниями VII Вселенского Собора 131 не принадлежала епископам. Монахи вместе с императорскими чиновниками были признаны полноправными участниками заседаний Собора. Историк А. Карташев отмечает, что благодаря участию в соборе множества монахов одобрение его деяний обеспечивалось в самых широких кругах. Эти монахи были по преимуществу игуменами монастырей. Участие игуменов монастырей и даже низшего духовенства в соборах сохранилось и в Русской Церкви в средние века, причем  некоторые соборные решения утверждались и их подписями (А. В. Карташев Вселенские Соборы. Изд. Республика. Москва, 1994, с. 494).

 

            Вот как говорит о Российских Соборах митрополит Макарий (Булгаков): «Большею частью на Соборах присутствовали, кроме архиереев, и настоятели монастырей - архимандриты, игумены, строители, также протоиереи, священники, монахи и вообще низшее духовенство; часто присутствовал и сам государь, иногда со своими детьми, братьями и со всеми боярами... Право голоса на Соборах принадлежало, разумеется, прежде всего митрополиту и прочим архиереям... Но предоставлялось и другим духовным лицам, присутствовашим на Соборах, выражать свои мнения, и иногда, если эти лица отличались высоким умом и образованием, их голос имел даже преобладающее значение на Соборе, как, например, голос преподобного Иосифа Волоколамского на Соборах 1503-1504 г. ... Соборные решения и постановления одни подписывались только архиереями, другие - и низшими духовными лицами: архимандритами, игуменами и утверждались согласием государя...» (Митрополит Макарий. История Русской Церкви. Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Москва, 1996. т. 4, ч. 2, с. 91, 93.).

 

            Созыв Всезарубежного Собора потребует много усилий, много духовных, умственных и физических сил и немалых материальных затрат.  И подготовка к Собору потребует многих усилий.  Необходимо сформировать предсоборную комиссию, которая назначит подкомиссии, составит повестку Собора и назначит знающих свою тему докладчиков.

 

Бояться этих усилий не надо, особенно если сравнить их с теми трудностями, перед которыми стояли Отцы древних Вселенских и Поместных Соборов периода Византийской империи.  Вспомним в этой связи время созыва Второго Всезарубежного Собора.  В статье «Значение Всезарубежного Собора» (Русь Святого Владимира. Юбилейный Соборник ко дню 950-летия Крещения Руси. Шанхай 1938 г. с. 183-184) участник Собора Петр Сергеевич Лопухин, писал:  «...на Собор съехались люди со всего света. (...) Владыка Мелетий с четырьмя представителями из Харбина ехал 49 дней.  Епископ Урмийский Иоанн несколько дней ехал по безплодной пустыне, пока добрался до культурных путей сообщения.  Созыв Собора потребовал больших денег, они были собраны по мелочам и можно сказать десятки тысяч рук снаряжали путешественников в дальную дорогу.  За все время нашего беженства это был первый Всезарубежный Собор, собранный русскими людьми собственными силами.  На созыв Собора 1921 г. и на Зарубежный съезд были пособия извне - из остатков русских государственных средств».

 

            В каком духовном ключе должен проходить 4-й Всезарубежный Церковный Собор?  Обратимся вновь к воспоминанием П. С. Лопухина:

            «Собор не был бы Собором, если бы мы не поняли, если бы не ощутили, что не мы люди, а Божия милость и Божия благодать создали и провели этот Собор.  Больше того:  если бы все сделанное на Соборе было сделано в самом деле нами, то это был бы не Собор, а съезд и все сделанное имело бы совсем иное значение, ибо дорого именно то, что Собор Церковный прошел церковно, по воле Божией.

            ...Мы это ощутили с первого дня, в тот момент, когда мы в страхе Божием пели молитву «Днесь благодать Св. Духа нас собра».  Дерзновенные слова и вместе с тем сколько надо смирения, чтобы их так дерзновенно сказать.  Много раз в течение Собора вспоминалась эта молитва.  ...Весь Собор, все члены Собора жили эти дни открыв свою душу благодати Божией и отдавались ее водительству.  Мы высказывали свои взгляды, но мы не боролись друг с другом.  Мы отстаивали свои мысли, но душа наша была открыта к тому, чтобы понять чужую мысль и что надо для пользы Церковной.  Мы высказывали свои мнения, но готовы были от них отказаться.  Это создавало совершенно особое настроение Собора, настроение церковное и мы это до конца поняли и оценили...» (там же, с. 186).

 

            Отказ от созыва IV Всезарубежного Церковного Собора с участием клира и мирян может быть исполковано многими, как внутри нашей Церкви, так и вне ее, как пассивное признание священноначалием Русской Зарубежной Церкви отсутствия соборности в лоне нашей Церкви, творческого бессилия и нежелания окончательно преодолеть “разделения и соблазны” (Рим. 16:  17) мира сего в церковной ограде.  А это приведет к дальнейшему брожению в наших рядах.  Да не будет этого!

 

            Церковь есть наше общее достояние, и она требует общей нашей заботы, нашего личного участия.  Кто любит Церковь, кто хочет Ей блага, кто думает о Ее будущем, может ли остаться хладнокровным и равнодушным к Ее призыву:  «чадо, иди днесь, делай в винограднике Моем»?

 

            Блаженнейший митрополит Анастасий однажды сказал, что Церковный Собор с участием клира и мирян является  «собранием народного духа под знамением св. Креста». Дай Господь, чтобы силой Животворящего Креста и благодатью Святого Духа был бы созван Четвертый Всезарубежный Церковный Собор, чтобы нам сообща и надолго восстановить в своих сердцах спасительный порыв, о котором так просто и так трогательно писал участник Второго Всезарубежного Собора   П. С. Лопухин.

 

Прот. Виктор Потапов

 

Октябрь 2000 г.