Письма катакомбного епископа А. к Ф.М.

 

Письмо 1.

 

     Милость Божия буди с тобою, дорогой сын мой!

     Очень радуюсь я тому, что ищешь ты истину: “Блажени алчущие и жаждущие правды, яко тии насытятся”.

     Еще больше радуюсь от того, что вера твоя видит истину только в святой Христовой Церкви. Но не видит ли просвещенное око твое, что ныне в веке сем лукавом многие люди, в особенности т. н. “образованные”, утратили совсем вкус к истине.

     Кто теперь ищет истину? Кому она нужна? Кто по истине живет?

     Кажется, на земле никогда не было такого времени, как нынешнее, когда так унизил человек в себе смысл жизни, бессмертную душу свою, ответственность за творимое зло и т. д. Прежде, в другие времена, люди учились, бегали за знаниями для того, чтобы узнать истину.

     Теперь же учатся и постигают разные науки только для того, чтобы поудобнее, пообеспеченнее устроиться и устроить себе скотоподобную жизнь.

     Много людей ищут теперь только то, что ямы, что пиемы и чем одеждемся, ищут сего, не стесняясь с совестью и не разбираясь в том, что приходится отдавать за добытую пищу и одежду. Теперь за пищу часто служат врагам истины и часто становятся их орудиями в борьбе против истины. Никогда не служили так наши люди земле и плоти своей, как служат ныне. Никогда человек так дерзновенно не восставал против Бога и Его закона, ради временной сладости грехов, как восстает ныне. Никогда не был человек в таком рабстве у диавольской лжи! Поэтому так и драгоценно в наше мрачное время искание Божественной истины.

     Ты пишешь: “Ходят ныне люди в открытую церковь и совсем не интересуются тем — содержит ли эта церковь истину Христову. И во всех делах своих люди теперь не рассуждают, кому они делают эти дела — истине или врагам ее”. В этих строках ты прав. Такие прискорбные явления очень распространены.

     Но не прав ты в своем тяжком унынии, близком к отчаянию. Если ныне человек, по своим страстям или волею и хитростью злых людей, пренебрегает единым на потребу и живет только вопросами тела, то это не значит, что он таким и должен оставаться навсегда. Как бы человек ни пал, он — есть величайшее творение Божие. По глубине сущности своей человек потрясающ. “Образ есть неизреченныя Твоея славы, аще и язвы ношу прегрешений”.

     Ныне падший, завтра — человек может силой и истиной Христовой славно восстать. Весь загрязненный, весь греховный, человек носит в себе бессмертный дух. И если не сегодня, то завтра дух человека воззовет к Отцу своему: “Авва, Отче !” (Гал 4.6).

     Завтра скажет вместе с Давидом: “К Тебе возведох очи мои живущему на небеси...” (Пс122).

     У нас на русской земле есть безыдейная, язычествующая интеллигенция, есть еще, питающаяся исключительно гордостью диавольской и своей, т. н. “ученость”. У нас есть, к прискорбию, торгующее своею верой, а то и совсем неверное духовенство т. н. “Московской патриархии”. Это духовенство ради своего благополучия, ради своих страстей служит врагам истины. Но у нас есть еще русский православный народ. Обманутый, пребывающий в великой нужде и лишениях, он как будто бы не имеет даже малой возможности стремиться к истине. Но кто знает народ наш, тот знает, что этот народ жил и живет верой в истину Христову, хранимую только в Церкви Его. О вере русского народа я буду писать тебе еще особо, а сейчас только укажу на непоколебимость этой веры.

     Никакой народ не переносил таких демонских нападений, какие перенес русский народ. Ни один народ не испытал таких злых страданий за веру православную, какие испытал русский народ. Ныне на него льются без конца потоки безбожной пропаганды, взятой на прокат у злейших и хитрейших врагов Христовых от всех народов, от всех времен, и, несмотря на эту пропаганду, и ныне, как говорит св. Иларий Пиктавийский, “уши народа оказываются святее сердец современных иерархов”.

     И в какую бы ты ни пошел в самую захудалую, в самую маленькую русскую деревушку, ты везде найдешь людей, вере которых можно нам подражать. Как и в прежние времена, так и теперь душа народа русского только в правде Христовой находила и находит себе покой и мир от всех искушений и лукавств страшного жития земного. И эту правду Христову русский православный народ всегда видит только в Святой православной Церкви. “Аз тебе сыне мой, твердо завещеваю, — писал в XVII веке передовой русский человек И. Посошков, — и заклинаю, да всеми своими силами держишися святыя восточныя Церкви, яко рождшия тя матери... И всех противников святыя Церкве отревай от себя и никакого с ними сообщения дружескаго не имей, понеже они враги суть Божии”. (И. Т. Посошков, Завещание отеческое. С. П. Б. 1893 г.).

     И мы, если ищем истину, если желаем поклониться ей, желаем согласно ее повелениям переустроить жизнь свою, должны приникнуть всей душой, всем помышлением, всем сердцем ко святой Христовой Церкви.

     Находящийся вне Церкви, говорит св. Киприан еп. Карфагенский, мог бы спастись только в том случае, если бы спасся кто-либо из находившихся вне ковчега Ноева. (т. II, стр. 181). Все мертво, все во мраке, все непостижимо без Христа и Его истины, хранящейся в Святой Церкви.

     Христос сказал: “Аз есмь свет миру, ходяй во Мне не имать ходити во тьме” (Ин 8.12). И мы крепко веруем и знаем, что свет Христов только от Церкви Его ярко светит и просвещает всех. Только чада церковные видят свет истины, только они “приняли Духа Небеснаго, обрели веру истинную”.

     “Церковность, — говорит один глубокий православный современный мыслитель (Свящ. П. Флоренский), — “вот имя тому пристанищу, где умиряется тревога сердца, где усмиряются притязания рассудка, где великий покой нисходит в разум”. Если тебе еще не ясно, что вне Церкви нет истины, нет смысла жизни, и нет спасения, то смотри писание святоотеческое: “Вне общения с Церковью, — говорит св. Киприан Карфагенский, — даже добрые по виду дела и такие важные упражнения и добродетели, какова молитва, не имеют никакого значения и силы” (т. 1, стр. 51). “Не должно искать и других истин, — говорит св. Ириней Лионский, — ее легко получить от Церкви, ибо апостолы, как богач в сокровищницу, вполне положили в нее все, что относится к истине, так что всякий желающий берет из нея питие жизни. Она именно есть дверь жизни, а все прочие учители — суть воры и разбойники” (кн. 3, гл. 4, стр. 279). “Благословен, кто избрал святую Церковь, — говорит св. Ефрем Сирин, — это агница, которую не растерзал волк; это чистая голубица, которую не мог настигнуть преследующий ее ястреб” (т. 5, стр.310).

     Как будто бы в подтверждение и в созвучие сказанному здесь, ты пишешь: “Я знаю, что истина Христова в Его Церкви. Я знаю, что вне Церкви нет истины, но я не могу внутренними своими чувствами почитать т. н. “Московскую патриархию” частью Христовой Церкви. Но где же тогда Церковь Христова на Святой Руси?

     Где ныне обрести Ее — “жилище святое Всевышняго”?

     “Еще, — пишешь ты, — для меня прикровенная неправда и ложь “Московской патриархии” становится все яснее и все отвратительнее. Когда я вхожу в открытую церковь, когда там служат батюшки из “Московской патриархии”, то душа моя не находит там успокоения и утешения духовного. Душа там чем-то стеснена. И это не у меня одного, а и у многих. Стою в таком храме и вижу, как подходят люди к свечному ящику и спрашивают: “Не знаете ли вы, в каких храмах служат лучше?” Так мятется и терзается душа, не находя напоения жажде своей духовной. Моя душа, когда нахожусь в церкви, говорит мне: “Это не то, что нужно”. Я не могу себе этого ясно, богословски объяснить, но глубоко чувствую, что входя в открытый храм, я прикасаюсь не к Христовой Церкви”. Письмо твое оканчивается трогательным, трагическим криком души: “Я чувствую, что “Московская патриархия” и ее храмы не моя вера; это не то, что было для меня Святое Святых с младенческих лет. Так где же теперь моя и Христова Церковь, найду ли я Ее, дабы поклониться истине, освятиться Ею и научиться от Нея”.

     Дорогой любимый мой сын! Чтобы всегда ясно знать, где Церковь Христова на Руси, чтобы теперь не уклониться от Нее, прежде всего нужно до конца дней своих быть верным Ей сыном. Церковь видима только верующему и свято чтущему все заветы Ея. Потом нужно помнить историю Церкви. История Церкви учит нас, что боязнь и страхи за судьбу Ея не имеют оснований.

     Церковь Христова на земле была, и есть, и будет до скончания мира, но Она постоянно и всегда имеет лютых врагов и постоянно воинствует против них.

     Каковы цели Церкви Христовой на земле? Вот как говорит об этих целях всем известный русский богослов митрополит Антоний (Храповицкий): “Церковь, — пишет он, — это такое бытие, в котором люди объединяются не только в дружное братство, чуждое разделению по народностям, сословиям и имуществам, но составляют некоторое новое единое бытие... Цель этого нового бытия та, чтобы соединить рассеченное грехопадением на тысячи частей человеческое естество во едино, соединить их с собою и чрез себя и с Богом Отцем. Хочу, — говорит Христос, — чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне... Да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них (Ин. 17.24-26)".

     Посредствующая ближайшая цель Церкви, без которой, собственно, невозможно достижение конечной цели, заключается в постепенном духовном усовершенствовании личности в Церкви, в освящении христианина истиною Христовой”. (Митр. Антоний. Нравственное значение догмата о Церкви). Но целям Св. Церкви, со дня Ее основания Господом Иисусом Христом, противоборствовали и противоборствуют с усиливающейся настойчивостью и лукавством. Лютые враги Церкви — сатана и его слуги. Сатана для своих нападений на Церковь мобилизует весь мир, погрязший в беззакониях, и одевает на себя одежды Ангела Света (2Кор 11.13-15), ризы мнимой правды.

     Вся история Церкви имеет следы ожесточенных, многоразличных по хитростям и тщетных по результатам попыток диавола разрушить и уничтожить достояние Христово — Его Церковь. И, также, вся история Церкви содержит нескончаемую великую летопись побед над всеми врагами Ее. Если история мира есть, как говорил Достоевский, борьба дьявола с Богом, то в Церкви — это восстание всех сил ада против Нее характеризуется особенным демонским озлоблением, особенным изощрением сатаны в коварных хитростях и жестоких обольщеньях. Центр этой величайшей, неописуемой войны был и будет всегда в Церкви Христовой, ибо только Она одна разрушает всю державу ада и низвергает гордыню дьявола и ангелов его.

     “Рукописание, которое было против нас, Господь взял от среды и пригвоздил ко кресту; отняв силы у начальства и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою” (Кол 2.14-15).

     Здесь я приведу тебе на память некоторые моменты той величайшей борьбы, в которой пребывала Христова Церковь на земле.

     1. Сначала враг искушал Церковь телесными страданиями, страхом их, это было в первые века христианства. Враг преследовал христиан пытками, многоразличными муками и физическим их уничтожением. Это искушение Церковь отразила великим мужеством и верою мучеников.

     2. Затем враг создал для борьбы с Церковью многоразличные ереси и расколы. Дьявол стал затмевать разум человека. От гордости разума появились философские богоборческие учения; появились ереси, особенно восстающие против Божества Господа Иисуса Христа.

     Церковь ответила на это искушение Соборным разумом веры. Соборное церковное религиозное сознание силою и действом Духа Святого разоблачило ложь демонскую во всех ересях и осудило ее.

     3. Потом противник истины искушал Св. Церковь через язычество, в особенности красотою и сладостью здешнего мира. Здесь враг действовал на чувственную сторону души. На это искушение Церковь ответила монашеством, т. е. презрением мирских утонченных ценностей и обретением в пустыни, чрез борьбу человека с самим собою, великого нетленного духовного сокровища истинной веры. Здесь я только кратко касаюсь некоторых нападений сатанинских на Св. Церковь. Никогда не надо забывать, что не было такого времени, когда бы отец всякого лукавства и лжи не метал на Церковь стрел своей злобы. “Противник ваш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить “(1Пет 5.8).

     Тебе, дорогой мой, должно быть известно, с какою небывалою яростью и дерзостью нападал враг за последние 30 лет на Христову Церковь, в русской земле воссиявшую. Неслыханна, невиданна была лютость врага в борьбе его с Церковью Христовой на наших глазах у нас, в стране нашей православной. Не есть ли это свидетельство великое о том, что Русская Православная Церковь — есть драгоценная ветвь истинной лозы Христовой. Ты, вероятно, уже знаешь, что враг, нападая на Русскую Церковь, ныне применяет комбинированную стратегию.

     С одной стороны, враг ныне гонит Церковь старинным первоначальным методом, оставшимся от первых веков христианства, когда Церковь объявлялась антигосударственным учреждением и все церковное уничтожалось прямым внешним насилием.

     Этому методу соответствует в наше время разрушение, уничтожение и осквернение бесчисленного количества храмов на русской земле; физическое уничтожение законно-канонического епископата, монашества и духовенства, верного Церкви, через посредство ссылок, тюрем и казней. Таким методом враг хочет искоренить истину немедленно.

     Потом, в наши дни, враг нападает на Церковь еще хитроумнее. Этот образ нападения — есть обуревание Церкви многочисленными расколами, ересями, создаваемыми искусственно через духовенство, являющееся слугами сатаны.

     Такими расколами враг силится запутать людей в поисках истины и, через многих своих лжеучителей, представить неискушенным свою ложь правдою Христовой. Для не имеющих твердой веры этот метод очень губителен.

     Третий, современный метод нападений вражьих на Св. Церковь особенно важен теперь для нашего изучения. Этим методом враг, уничтожая церковную законно-каноническую иерархию, насаждает для управления Церковью свою лжеиерархию и создает духовенство только внешне церковное, но вполне и во всем послушное его лукавым замыслам. Действуя таким образом, враг устраивает самую хитрую подделку истины, тщится сам управлять Церковью Христовой и смеется адским смехом над обманутыми сердцами.

     Таковой метод, сейчас особенно, излюблен врагом. Страшно говорить о всех замыслах лукавого. Он задумал вместо Святой Православной Церкви устроить свое здание, во всем наружно подобное Святой Церкви, даже, как говорит он, “улучшенное”. Враг силится, ныне особенно настойчиво и торопливо, создать на месте Христовой — свою церковь, употребляя для сего людей, ставших его послушными орудиями. Раскол обновленческий был первой попыткой демонов подделать Христову Церковь на Руси. Эта попытка вражья верой народа русского и его истинных пастырей была разоблачена. Тогда сатана стал действовать еще хитрее. В григорьевском, а затем в сергианском отступничестве от Церкви, враг делает еще более тонкие и совсем мало приметные для равнодушных к истине поползновения подделать Церковь.

     Один наш православный епископ-подвижник не так давно сказал, что в наше время враг будет предпринимать несколько попыток подделать Церковь расколами, во всем ему послушными. Первый раскол, сказал этот епископ, поймут все, а последующие дальше подделки православия распознавать будет труднее, и понимать будут правду немногие. Тогда враг будет заинтересован прельстить, если возможно, и избранных (Мк 13.33).

     Здесь еще нужно сказать, что вместе с попытками подделки Церкви сатана воздвиг также величайшее гонение на всех, разоблачающих и распознающих его страшную работу.

     В своих истязательствах над такими людьми враг организует самые мучительные пытки и казни. Все правдивые истинные архипастыри, пастыри и отличающиеся благочестием миряне, в особенности указывающие другим хитрости демонские, очутились ныне Христа ради в оковах, темницах и в насильственных горьких работах.

     Страшные, жуткие годы прожили мы.

     Сколько в это время пало воинов Христовых. Сколько истребил враг!

     Скольких соблазнил и скольких сделал своими послушниками. Но не только страшными были эти годы. Они были годами великой славы Церковной. Можно в священном трепете дивиться мужеству, стойкости и ясности веры многих современных нам сынов русской православной Церкви. В эти годы Святая Церковь Российская явила великий сонм мучеников, исповедников и подвижников.

     Знаешь ли ты многочисленные имена новых священномучеников Русской Церкви? Знаешь ли ты имена новых святителей Божьих, подобных Святому Афанасию Великому, Иоанну Златоустому, подобных таким служителям правды Христовой, как святитель Филипп, митрополит Московский, как патриарх Гермоген, заточенный и умерший за истину. Знаешь ли ты, как в наше время стояли на страже православных церковных заветов и как окончили дни свои святители: Патриарх Тихон, местоблюститель патриарший митр. Петр (Полянский), местоблюститель митр. Казанский Кирилл (Смирнов), митрополит Петроградский Вениамин (Казанский), настоятель Московского Данилова монастыря архиепископ Феодор (Поздеевский), архиепископ Серафим (Самойлович), архиепископ Прокопий (Титов) и многие, многие другие архипастыри и пастыри, умученные за истину? Могилы их в неизвестных дальних просторах русской земли, а память их будет в род и род, и души их, как светлые звезды, окружают престол Вседержителя. Знаешь ли ты, какие великие сонмы русских иноков в наше время указывали другим дорогу к истинной Церкви, сами истекая кровью и принимая мученическую кончину?

     Дорогой мой, я питаю надежду, что все слова мои ты сложишь в сердце своем.

     Как ты твердо уяснил себе, что истина только в Святой Христовой Церкви, так же пойми, пойми ясно, глубоко, что Церковь Христова находится в постоянной, неумолкаемой брани. Против Нее направлены все силы ада и мира. Уразумей также непрестанные попытки врага уничтожить Ее, исказить Ее, подделать, обратить себе на службу. Если ты христианин, если ты воистину любишь Матерь свою Святую Церковь, то, представляя себе борьбу Христовой Церкви с сатаной, принимай жизнью своей участие в этой борьбе. Если к тому же будешь внимателен к Священному Писанию и учению Св. Отцов о Церкви, к постановлениям Святых Апостолов и Соборов Церковных, то ты всегда явственно увидишь и познаешь, где обретается Святая Церковь — Тело Христово, и где маскированная ложь сатаны.

     Ты тогда будешь знать, что сила Церкви всегда сильнее всех сил ада, и что “истина Господня пребывает во век” (Пс 116.2).

     Наш один отечественный богослов (С. Глаголев) сказал, что для тех, кто будет искать истину, чтобы осуществлять ее, Церковь всегда будет неистощимой подательницей благих сил.

     И тебе, дорогой мой, Церковь даст радость и утешение сладкое познать истину, поклониться и сослужить ей. И ты, будучи верным сыном Церкви, всегда увидишь копыта у врагов церковных, в какие бы светлые, ангельские одежды они не одевались. Просьбу твою — разъяснить “некоторые явления нашей церковной современности” — я постараюсь исполнить в следующем письме.

     Это же послание имело лишь одну цель: указать тебе неумолкаемую брань дьявола и слуг его на Св. Христову Церковь, и сказать, что внимательно рассматривающий эту брань всегда будет знать, где истинная Христова Церковь. Но знать — мало. Мы потеряли чувство церковности оттого, что не становимся на защиту Матери Церкви и не противоборствуем твердою верою и несомненной любовью врагам церковным.

 

 

     Еще пока кратко скажу, что многие, как ты называешь, явления нашей церковной современности нельзя признавать явлениями церковными. В самом деле, можно ли признать церковно-каноническим явлением посаждение воинственными безбожниками на патриарший престол т. н. “святейшего Алексия”?

     Будет ли сей “патриарх”, получающий от гонителей Церкви ордена и медали, “патриарх”, молящийся и пекущийся об утверждении царства “князя мира сего”, — явлением церковного и нравственного характера? В журнале “Московской патриархии” (1946, №3 и др.) служители “Московской патриархии” открыто издеваются над мученичеством ради Христа и драгоценными нашим сердцам страдальцами за веру и Церковь Христову. “Московская патриархия” называет всех таких мучеников Христовых “государственными, справедливо осужденными преступниками”. Можно ли поэтому почитать голос т. н. “Московской патриархии” голосом Святой Церкви, можно ли себе это представить? Скажем словами Св. Киприана Карфагенского: “Тот не может находиться со Христом, кто действует против священников Христовых” (Т. 2, стр. 191).

     Еще Ф. М. Достоевский (“Дневник писателя”) говорил о появлении ряженых священников. И ты не удивляйся тому, если видишь в открытых храмах “Московской патриархии” ряженых в церковные ризы комсомольцев, совершающих “богослужение”, и отрекшихся от Христа бывших священников и “епископов”. Унывать от сего не следует. Надо только всегда пред внутренними очами своими зреть неумолкаемую брань дьявольскую на Святую Церковь.

     Пока довольно о сем, до следующего письма. А теперь я закончу писание свое глаголами Златословесного учителя: “Много волн и сильна буря, но мы не боимся потопления, потому что стоим на Камне. Пусть бушует море, разрушить Камень оно не может. Пусть поднимаются волны, потопить Корабль Иисусов они не в силах. Нет ничего, человек, сильнее Церкви. Если не веришь слову, поверь делам. Сколько было тиранов, хотевших одолеть Церковь! Сколько сковород! Сколько печей, звериных зубов, изощренных мечей! И не одолели. Где враждовавшие? Они умерли и преданы забвению.

     А где Церковь?

     Она сияет светлее солнца. Их дела исчезли, а дела Церкви — бессмертны.

     Дьявол захотел поколебать Церковь.

     Проклятый и коварный дьявол, ты не одолел стен и надеешься поколебать Церковь? Но разве Церковь в стенах? Церковь во множестве верующих. Вот сколько твердых столпов, не железом связанных, но скрепленных верою” (Св. Иоанн Златоуст, т. III, стр. 444, 451).

     Храни тебя Господь и Царица Небесная и все святые земли Русской.

     Город С.

 

 

 

Письмо 2.

 

Милость Божия буди с тобою, сын мой!

Я только что хотел излагать тебе свои объяснения о некоторых современных событиях в Церкви Христовой, и вот получил еще от тебя письмо.

       Ты опять умоляешь меня подробно тебе растолковать: есть ли церковная правда в так называемой “Московской патриархии”, можно ли ее признать Русской Православной Церковью, можно ли считать и почитать так называемого “патриарха Московского и всея Руси Алексия” духовным вождем русского православного народа и, согласно с правилом 34 Святых Апостолов, главою Русской Православной Церкви.

       Сын мой, исполнение этой твоей просьбы очень чревато многими печалями. За слово правды о “Московской патриархии” уже очень многие пострадали. Епископы и пастыри, не признающие за “Московской патриархией” церковно-канонического учреждения, как правило, на свободе не находятся, а пребывают в заточениях, в горьких работах, в местах отдаленных. На всех, высказывающихся против “Московской патриархии” и обличающих ее деятелей, воздвигнуто жестокое гонение. Сейчас для нас, православных, слова закона “Свобода вероисповедания” можно понимать только как свободу славословия “Московской патриархии”, “патриарху Алексию” и его сподвижникам. А слово, сказанное против “патриархии и патриарха”, почитается преступлением. И если бы ты знал, сколько ныне страдающих только за то, что их религиозному сознанию невозможно признать “Московскую патриархию” воплощением православия на Руси. Вот и я, объясняя тебе правду церковную, рискую весьма скоро попасть в сонм этих страдальцев.

       Ты пишешь, что не слышно в последнее время о новых ересях и о новых гонениях на Церковь Христову. Это утверждение для церковного рассуждения нужно считать самым вредным и опасным. Лукавнейшее, хитрейшее, ожесточеннейшее воинствование сатаны против Церкви не прекращалось со времен Ее основания. Если ты обратишься к Апокалипсису, то узнаешь, что борьба дьявола с Церковью в последние времена должна не уменьшаться, а усиливаться до самой крайней жестокой степени. Враг непрестанно с усиливающейся яростью воюет против Церкви Христовой. Ереси и беззаконные сборища, собранные врагом под видом Церкви, разумеется, не испытывают таких искушений, какие испытывает Церковь. Особенно благополучна ныне так называемая «Московская патриархия».

       Лет 15 тому назад, когда свирепело обновленчество, еще существовала на Русской земле некоторая терпимость разномыслия в вопросах веры. Все не признающие обновленчество могли осуждать его и иметь своих пастырей. Теперь даже эта видимость религиозной терпимости отнята. Попробуй открыто выступить теперь с обличениями т. н. «Московской патриархии». Попробуй достать разрешение на открытие церковной общины, не признающей т. н. «патриарха Алексия», — это будет великим гражданским преступлением, и подавляется оно нещадно. И увы, нужно признать, что таковая нетерпимость увеличивается, прогрессирует.

       Ты пишешь мне о «Московской патриархии» так: «ведь это какая-то полуистина, и может ли эта полуистина называться управлением Русской Православной Церкви и являться руководительницей духовно-нравственной жизни православных русских христиан?». Отвечу прямо, искренно и ясно. Полуистина никогда не может быть истиной. Церковь никогда не может содержать полуистину. Но здесь даже не полуистина, а чистая ложь врага или, вернее, хитрая подделка им истины, утверждение которой основано на отсутствии у нас вкуса к истине. Еще отвечу тебе прямо и искренне: «патриарх Московский и всея Руси Алексий» не может быть признан каноническим, т. е. законно избранным и поставленным патриархом Русской Церкви.

       Ты пишешь, что оспаривать каноничность избрания патриарха затруднительно, т. к. его избрал собор Русской Православной Церкви и на этом соборе присутствовали два восточных патриарха и представители от других.

       Дорогой мой. В последнее время на русской православной земле появилось много всевозможных раскольников или откольников. И все они в свое оправдание приводят каноны. Не так давно передавали, как один батюшка, из служащих в Московской патриархии, воскликнул: «хотя мы и погрешаем, но каноны с нами». Если это сказано по наивности, то можно только пожалеть этого батюшку. Какие каноны с ними? С ними ли каноны о преемственности высшей церковной власти? С ними ли каноны о неподчинении епископов в делах церковных безбожникам, тем более воинствующим против Церкви, и т. д.? Кто из современных раскольников не оправдывал свою деятельность канонами?

       Почитай любые послания обновленцев, григорианцев и других отступников, все они богато украшены канонами. Митрополит Сергий тоже в свое оправдание упоминал каноны. У всех, согрешающих против Церкви, есть желание не подчиняться канонам, а подгонять их в оправдание своих неправд. И часто так бывает, что даже не богослов видит, как в посланиях отступников каноны свидетельствуют против них.

       Вот, например, митрополит Сергий в одном из своих посланий приводит 8-е правило Св. Григория Неокесарийского:

       «Христиане, пристающие к варварам, вместе с ними нападающие на христиан, не принимаются в число кающихся (слушающих) впредь до особого о них соборного рассуждения».

       Не может ли с успехом это правило применено быть к митрополиту Сергию и к Московской патриархии? То же самое можно сказать и о других, употребляемых митрополитом Сергием, канонах, например, правилах Свв. Апостолов 41, 34, Двукратного Собора 13, 14, 15.

       Все они с успехом могут быть употреблены против употребляющих их.

       Вспомни хотя бы известную тебе историю отношений между митрополитом Сергием и законными Местоблюстителями патриаршими митрополитами Петром и Кириллом. И они удостоились от митрополита Сергия суда по «канонам».

       Дорогой мой сын. Мне очень горько, что состоявшийся в Москве в 1945 году т. н. Собор Русской Православной Церкви с участием восточных патриархов имеет в твоем представлении какую-то церковную ценность.

       Кто составлял этот «собор»? Кто избирал членов этого «собора»? Действительно ли православные епископы были членами этого? Действительно ли, как утверждают заправилы этого «собора», там присутствовал весь православный епископат Русской Церкви? Это вопиющая ложь. Ни одного православного епископа, воистину любящего Церковь и жизнь за Нее полагающего, на этом  беззаконном соборе не было. Ты скажешь, что на этом соборе было свыше 40 архиереев и 126 представителей от клира и мирян. Но расследуй внимательно, откуда взялись эти архиереи и представители от мирян, и тогда ответь мне, можно ли их считать членами православного русского Поместного Собора?

       Чтобы видеть действительные цели собора 1945 года, надо хотя бы немного вспомнить историю нашей Церкви за революционный период.

       В первые годы революции враги Церкви поражали нас огнем и мечом. Потом они поняли, что эти средства недействительны, и решили взорвать Церковь изнутри. Им нужна была такая церковь, в которой епископат был бы во всем послушен власти и исполнял бы раболепно только ее приказания. При таком епископате с церковью можно было бы делать что угодно. Для создания такой церкви было обманным путем организовано обновленчество с высшим церковным управлением и епископатом, беспринципно лакействующим перед властями.

       Если ты помнишь историю искусственного обновленчества, от которого так много пострадала Церковь Русская, то ты должен знать, что в 1922 году в Москве происходил тоже т. н. Собор Русской Православной Церкви, в котором участвовало около 60-70 старых русских архиереев, в том числе и митрополит Сергий. На этом соборе, ты знаешь, были учинены великие беззакония: была утверждена каноничность обновленчества и был осужден и лишен сана и монашества великий страдалец за Церковь Христову Святейший Патриарх Тихон, раскрывший ложь обновленчества. Тогда восточные Патриархи тоже прислали этому беззаконному собору свои приветствия. Потом этот «собор» никем не был признан, и многие из архиереев горько оплакивали свое участие в нем.

       Все русские люди увидели, что собор этот был русским позором за наши грехи и маловерие, что это было грубое надругательство над Святой Церковью, учиненное врагами Ее, одна память о соборе 1922 года должна дать глубокое раздумье при оценке собора 1945 года.

       Вообще при рассуждении о новых соборах церковных хорошо также вспомнить суждение о них глубоко православного русского богослова:

       «Бывали соборы еретические, каковы, например, те, на которых составлен был полуарианский символ; на которых подписавшихся епископов насчитывалось вдвое больше, чем на Никейском Соборе, на которых императоры принимали ересь, патриархи провозглашали ересь, папы подчинялись ереси. Почему же отвергнуты эти соборы, не представляющие никаких наружных отличий от Соборов Вселенских? Потому единственно, что их решения не были признаны за голос Церкви всем церковным народом, тем народом и в той среде, где в вопросах веры нет различия между ученым и невеждой, церковником и мирянином, мужчиной и женщиной, государем и подданным, рабовладельцем и рабом, где, когда это нужно по усмотрению Божьему, отрок получает дар ведения, младенцу дается слово премудрости, ересь ученого епископа опровергается безграмотным пастухом, дабы все было едино в свободном единстве живой веры, которое есть проявление Духа Божьего» (А. С. Хомяков, т. II, с. 71, изд. 3-е).

       После того, как русский православный народ отверг обновленчество, врагами Церкви с теми же целями было организовано т. н. григорианство. Но и его постигла та же участь, что и обновленчество. Враги стали хитрее. Непреклонный митрополит Петр, ставший Местоблюстителем Патриаршего Престола, после смерти Патриарха Тихона, был убран и потом уничтожен. С податливым митрополитом Сергием властями был заключен договор, согласно которому ему разрешалось управлять Церковью, но, вместо слова «управлять», справедливее было бы поставить слово «разрушать».

     Действительно, с 1927 года по 1941 (предвоенный) громадное большинство церквей было разрушено. Все правдивое духовенство было выслано или скрывалось. Весь честный, имеющий непреложную веру, русский епископат был частью замучен, частью заточен. На свободе от русского епископата осталось 5-6 человек, особенно лакействующих перед властями. Таковы были плоды управления митрополита Сергия Русской Церковью, управления, нужно сказать, совершенно канонически необоснованного. Митрополит Казанский Кирилл (Смирнов), назначенный в завещании Святейшего Патриарха Тихона первым Местоблюстителем, открыто называл в своих письмах митрополита Сергия узурпатором церковной власти. За период управления церковного митрополита Сергия от него отошел весь славный верой и доброй совестью православный епископат. Святители Русской Православной Церкви не восхотели кратковременной сладости греха от благополучия митрополита Сергия, а шли все на великую Голгофу. Некоторые из них даже отлучили митрополита Сергия от Церкви. Но отлученный ни от кого суда над собой признать не хотел. Начав свое управление церковью с признания безбожных радостей церковными радостями, начав с благочестивого желания отдать кесарево кесарю, митрополит Сергий кончил тем, что отдал кесарю не только кесарево, но и Божье. 

       В конце этого управления митрополит Сергий произвольно сам себя перевел из заместителей Местоблюстителя в Местоблюстителя, а потом и во всероссийского патриарха.

       Ты помнишь, вероятно, как это происходило. Осенью 1943 года советскими газетами было широко объявлено разрешение (вернее приказание) правительства митрополиту Сергию срочно собрать Поместный Собор Русской Православной Церкви и выбрать Патриарха всея Руси. Задача была затруднительна. Весь истинно-православный епископат, который должен был составить Собор Русской Православной Церкви, был в лагерях и тюрьмах. У митрополита Сергия не было никого под рукой, кроме 5-6 вышеупомянутых архиереев, бегущих за колесницей, и еще приблизительно такого же количества архиереев, нахиротонисанных им в 1942-43 годах, по указаниям государственных органов; но заставили собрать собор, и митрополит Сергий не оробел. Через два дня после разрешения на собор, мы читали в газетах, что собор поместной Русской православной церкви уже состоялся и на нем в течение какого-либо часа времени был избран патриархом Московским и всея Руси митрополит Сергий. На этом соборе было 19 епископов, т. е. весь наличный епископат, находившийся в подчинении митрополиту Сергию и обретенный им за самое последнее время. Такого жалкого собрания, именуемого собором Церкви, еще не видели русские люди.

       Если обновленцы старались подкрепить свое искусственное здание церковными канонами, конечно, толкуя их так, как им хотелось, то митрополит Сергий, при устройстве собора 1943 года, вольно и невольно вообще не нашел нужным считаться с каноническими правилами, а также и с душою русского православного народа.

       Между прочим, в 1944 году в журнале, издаваемом при Московской патриархии, была напечатана курьезная статья об этом соборе. Автор этой статьи Г. Георгиевский сетовал, что заграничные церковно-православные круги не признают собора Русской церкви 1943 года, тогда как этот собор у нас признается «и неправославными и инославными организациями». Лучшую характеристику этому «собору» трудно придумать.

       Теперь рассмотрим, кто же были члены собора 1945 года. В отчетах об этом соборе сказано, что там участвовало свыше 40 епископов и 126 представителей от клира и мирян.

       От сентября 1943 года до января 1945 года прошло так мало времени. Потому непонятно, откуда также взялось вместо 19 епископов 41. В этом отношении наше любопытство удовлетворяет «Журнал Московской патриархии» за 1944 год. Просмотрев его, мы видим, что 19 епископов, существовавших в 1943 году, родили в спешном порядке в 1944 году остальных, бывших членами собора 1945 года.

       Из «Журнала Московской патриархии» мы узнаем, что эти поспешные хиротонии производились в подавляющем большинстве над протоиереями- обновленцами.

       В конце 1943 года и в начале 1944 года по мановению волшебной палочки все обновленцы сразу вдруг покаялись перед митрополитом Сергием. Покаяние было упрощенное, без наложения каких-либо взысканий на причинивших столько зла Святой Церкви. А через самое короткое время «кающиеся обновленцы» получили высокое достоинство, места и чины, вопреки канонам церковным и положению о приеме обновленствующих от 1925 года. Уместно здесь напомнить слово Св. Киприана Карфагенского. В письме к папе Стефану о соборе пишет он: «Пресвитеров и дьяконов, которые или быв рукоположены сначала в кафолической Церкви, впоследствии времени сделались изменниками и возмутителями против Церкви или же у еретиков лжеепископами и антихристами, вопреки расположению Христову нечестивым рукоположением поставлены и наперекор единому и божественному алтарю старались приносить на стороне ложные святотатственные жертвы, что и их, когда обращаются, надобно принимать под тем условием, чтобы они допускались к общению как простые миряне. Довольно с них и того, что бывши врагами мира, они приемлют мир; но никак не следует оставлять при них по возвращении к нам те орудия рукоположения и чести, коими они против нас воевали... Довольно таким людям при общении их дать одно прощение; но отнюдь не следует в доме веры возвышать вероломства. Ибо если мы почтим тех, кои отошли от нас и восстали против Церкви, то что же оставим у себя для добрых и невинных, не отпадающих от Церкви» (творения Киприана Карфагенского, т. I, с. 59).

     Таким образом, в начале 1944 года паства митрополита Сергия освежилась обновленческими струями и пополнилась большим количеством обновленческих митрополитов, архиепископов и епископов. Если к сообщениям «Журнала Московской патриархии» прибавить еще свидетельства неподкупных очевидцев, то можно точно установить, что новые епископы, спешно посвященные для нового «собора» в 1944 году, представляют из себя обновленческих протоиереев и клириков, уцелевших среди ужасных гонений, что все они к посвящению представлены властями и что с таким епископатом можно устроить какой угодно собор и вынести на нем какие угодно антицерковные постановления.

       Как повествует «Журнал Московской патриархии», «епископские» хиротонии перед «собором» 1945 года происходили так: рекомендуемый (безусловно, гражданскими властями) протоиерей, почти всегда из «воссоединенных» обновленцев или григорианцев, сразу постригался в монашество с изменением имени и затем через 2-3 дня ставился во «архиереи Русской Церкви».

       Что представляют великие цели монашества и смысл его для этих лиц, что для них святыня святительства, если они получают ее через прямое посредство безбожников? Могут ли такие люди быть членами собора Поместной Русской Церкви? Могут ли они избирать Патриарха — отца русского православного народа?

       Можно без сомнений признать, что подавляющее большинство бывшего на этом «соборе» епископата получило епископскую власть, употребив для сего мирских начальников. Таковых правило 30 Свв. Апостолов извергает и отлучает со всеми, с ними сообщающимися. Даже при условии получения хиротонии от православных епископов, вряд ли они могут быть действительными епископами. По точному смыслу правил Вселенских Соборов, не могут быть и называться епископами все те, которые хотя и получили хиротонию, но получили ее по проискам и вопреки церковным правилам. Так, например, Максим Киник рукоположен был во епископа собором православных епископов, но так как он достиг епископского сана незаконными происками вопреки апостольским и святоотеческим правилам, Св. Вселенский Собор произнес о нем следующее постановление:

       «Ниже Максим был и есть епископ, ниже поставленное на какую бы то ни было степень клира: и сделанное для него и соделанное им все ничтожно» (см. 4 пр. II Вселенского Собора).

       Возникает еще вопрос: помимо большинства «епископов», созданных по мановению волшебной палочки специально к собору за 1943-44 годы из церковных отщепенцев, там присутствовало несколько архиереев, якобы благообразного почтенного вида, пребывающих в епископстве довольно времени. Неужели и они таковы, как прочие?

       Сын мой. Верь мне, верь многим страдальцам за Церковь Святую Христову. Ненужных безбожникам людей на соборе не было и не могло быть, ибо все мешающие им, все, бесстрашно говорящие о правде церковной, предусмотрительно не были допущены на этот собор. И о ком ты говоришь, как об архиереях почтенного вида? Вот присутствовавший там архиепископ Филипп Ставицкий. Он еще в 1922 году на судебном процессе предал своего отца Святейшего Патриарха Тихона и публично там надругался над святыней церковной.

       Вот новоявленный «митрополит Николай» (Ярушевич), о котором еще митрополит Серафим (Чичагов) отзывался, как о самом усердном служителе революции.

       Вот еще член собора, находившийся 22 года в обновленчестве, обновленческий первоиерарх архиепископ Виталий (Введенский). Сколько зла принес Церкви. И теперь призван на православный «собор» в качестве авторитетного иерарха.

       Вот т. н. «архиепископ» Алексий (Сергеев), получивший епископский сан по требованию властей, проливший через предательство много крови лучших сынов церковных и самим митрополитом Сергием названный «епископом ада».

       Умолчим об остальных, ибо невозможно о них молвить доброе слово. Может это сборище, уполномоченное на собор только врагами Церкви, заменить собою православный русский Собор и выбрать для Русской Церкви Патриарха? А миряне? А клир?

       Ты скажешь, что еще присутствовали клир и миряне. Но кто их выбирал? Где проходили епархиальные собрания? Кто об этом знает? Никто. Миряне, бывшие на соборе, представляли из себя членов церковных советов, назначенных епископами и настоятелями храмов или, вернее, рекомендованных властями быть на соборе. Представителями русского православного народа их никак нельзя признать. При том мы знаем, что согласно церковным канонам миряне и клир без епископа ничего сделать не могут (см. 4 Всел. Собор, прав. 8;       6 Всел. Собор, прав. 64).

       Теперь недоуменный вопрос вызывает присутствие на таком «соборе» двух восточных патриархов и представителей от других.

       По этому поводу очень уместно вспомнить, какие были взаимоотношения у патриархов с обновленцами. Все помнят, что патриархи прислали в свое время обновленцам особые грамоты о признании их каноническим управлением Русской Православной Церкви. Все помнят, что обновленцы эти грамоты сфотографировали и в прекрасных рамах вывесили их в своих храмах на видные места. Где теперь эти грамоты? Может быть, действительно патриархи имели и истинно доброе желание присутствовать при избрании настоящего Патриарха Русской Церкви, но тогда нужно признать, что они были хитро обмануты.

       Уже в 1948 году восточные патриархи, а также Греческая Церковь отказались участвовать в совещании, предложенном «Московской патриархией», а некоторые из патриархов отказались от нового визита в Москву и, по некоторым сведениям, поняли обман... Чем объяснить приглашение патриархов на пресловутый «собор» 1945 года в страну, где христианская религия считается «самым вредным и темным явлением жизни»? Несомненно, в приглашении патриархов нужно видеть агитационное мероприятие — показать всему миру свободу исповедания веры в СССР. Основная же цель такого приглашения _ это забота об авторитетности и внешней православности обновленческого собрания, именуемого заправилами Московской патриархии «православным Собором Русской Церкви 1945 года».

       Разумеется, заправилы «Московской патриархии» понимали внутри себя, что они создают не Собор церковный, а подделку его. Разумеется, они боялись, что эта подделка будет разоблачена.

       Затем у всех на виду был конфузный скандал с т. н. «собором 1943 года». Вот и нужны были теперь патриархи, чтобы поддержать своим саном и значением здание великой лжи и обмана. Почему приглашены были патриархи в Москву на «собор» — это понятно. Но не совсем понятно, почему патриархи приняли это приглашение и приехали.

       Самое главное, что нужно сказать про присутствие патриархов на соборе 1945 года, это то, что они были только гости и в решениях собора не участвовали. Они всегда могут сказать, как и говорили прежде, что дела Русской Православной Церкви трудно теперь уяснить.

       Но даже, если бы восточные патриархи утвердили постановления собора 1945 года, как велика была бы ценность этого утверждения. Увы, из истории Церкви мы знаем, что некоторые патриархи ради причин политических, материальных и других утверждали иногда многое противоцерковное и потом осуждаемое всей Церковью.

       На престолах патриарших сияли иногда великие светильники, а иногда пребывали еретики, осуждаемые после собора. Кто скажет, какие причины, например, побудили патриархов прислать русскому императору Петру I такое постановление:

       «Пресветлейшему и благочестивейшему, величайшему во Христе царю всея великия и малыя и белыя России, государю императору Петру Алексеевичу разрешается употребление и причащение мяс во вся добре учиненные посты всего лета» (см. «Полное собрание законов Российской империи», т. 5, СПБ 1830, №3020, с. 468).

       Мы не хотим здесь умалить авторитет патриарший. Сами же восточные патриархи разъяснили нам, что в Церкви Христовой ни патриархи, ни соборы не могли никогда ввести что-нибудь новое, потому что хранители веры у нас — самое тело Церкви, т. е. самый народ (см. «Послание восточных патриархов» от 6 января 1848 года). Здесь в этом письме я имею одно лишь желание, — это, чтобы русские люди уяснили себе беззаконность т. н. «собора» 1945 года.

       Эта беззаконность и антиканоничность зависит от следующих обстоятельств:

       1. Членами собора были люди, подставленные безбожниками, проводившими на этом соборе свои тайные антихристианские цели; в подавляющем большинстве это были обновленцы.

       2. На соборе этом совершенно отсутствовал страдающий за Церковь русский православный епископат, отсутствовал великий сонм исповедников, душу свою положивший за святую Православную Церковь (Правила 1-го Вселенского Собора 5-е  и 6-го 19-ое).

       Вот потому все постановления этого собора не имеют никакой церковной значимости или же имеют такую цену для нас, как и постановления собора обновленцев от 1922 года.

       Поэтому и самое основание деяния собора 1945 года — избрание патриархом Московским и всея Руси Алексия (Симанского) никакого церковно-канонического и духовно-нравственного значения не имеет. «Прелазя инуде, той тать есть и разбойник» (Ин. 10, 1).

       Все это сделано безбожниками с политическими и другими темными целями, ничего общего с церковными идеалами не имеющими. Собор этот, а также избрание на нем патриарха, всем православным христианам нужно считать хитрой, злоумной подделкой  врага под церковность. Не Дух Святой руководил деяниями беззаконного сборища, названного «собором» Русской Православной Церкви 1945 года.

       Мы там встречаемся лишь с таким явлением, как хитро замаскированные ложь и обман и отступление от истины, ради враждебных для Церкви целей, а гле ложь и отступление от истины, там уже действует отец лжи дьявол (Ин 8