Ищущим Мать

 

Слышал я в детстве:

«В очень давнее время, в какой-то стране свирепствовала шайка разбойников, наводившая ужас на окрестное население. Атаман этой шайки потерял все человеческие чувства и совершал неслыханные, непередаваемые словами, злодеяния.

Однажды напала эта шайка на дом доброго мирного человека. Убили хозяина дома, надругались, а потом зверски убили его жену, разграбили имущество. Хотели было убить и сына хозяина, маленького ребёнка, беспомощно плакавшего в углу. Однако, атаман шайки, обратив внимание на необыкновенную красоту мальчика, решил, что за него можно выручить большие деньги и приказал забрать его с собой.

Привезли малютку в пещеру, где жила шайка. Атаман поручил заботу о мальчике своей, достойной его, «подруге» и забыл о нём...

Спустя некоторое время, возвратясь однажды с налёта, разбойник случайно встретил этого ребёнка и едва узнал его: так он изменился, похудел и имел болезненный вид.

«Подруга» атамана, спрошенная о причине такой перемены, объяснила, что ребёнок очень тоскует по матери, ни к кому не идёт, всех сторонится, мало ест и, наверное, скоро умрёт.

Вечером, перебирая старую добычу, атаман нашёл платья, украшения и обувь убитой им матери ребёнка.

— Послушай, — сказал он своей «подруге», — ты говоришь, что по матери тоскует мальчишка. Так вот, одень всё это, пойди к нему, приласкай, авось примет тебя за мать и поправится. А то жалко: пропадёт, а за него деньги выручить можно...

Одела атаманша платье покойной, украсила себя её брошками и ожерельями, приняла, насколько смогла, ласковый вид и пошла к ребёнку. В испуге тот отпрянул от неё и закричал.

— Иди ко мне, моё дитятко, — заговорила разбойница, — ведь это я, твоя мама. Смотри: вот платье, вот ожерелье... Разве не узнаёшь?

— Нет, нет! — заплакал ребёнок, дрожа от ужаса: — платье мамино, ожерелье мамино, но ты... не мама...»

______________

 

Нынешнее положение в Православии напоминает мне эту в детстве слышанную трогательную повесть.

С присущим им умением лавировать понятиями, руководство Московской патриархии пытается убедить всех, что там, в Москве, в одеждах и ожерельях её, самая настоящая наша Мать.

Конечно, всё это рассчитано не на членов Катакомбной Церкви, хорошо знающих лживые глаза «подруги убийц». Их не обманешь!

Это говорится детям, во младенчестве лишившихся матери и потому не помнящих её лица. Эти не помнящие мать рассматривают её платье, её ожерелья и, хоть сердце щемит, начинают сомневаться: а вдруг — она! Ведь так все о ней истосковались.

Вот для таких может быть гибельной лесть иерархов МП. Для них и назначен мой предостерегающий голос. Голос христианина, без малого 30 лет бывшего а Катакомбной Церкви.

— Что вы смотрите! В чём сомневаетесь? Это — не она, это не Мать наша!

Молю Дающего убедительность слову, пусть вложит Он в мои уста силу, которая откроет глаза, разбудит сознание сомневающихся. Ей, Господи, соверши сие!

Слушайте, истосковавшиеся по Матери Церкви! Это блудливая подруга страшного атамана разбойников в Москве не только Русская-поместная, но и не православная и даже вообще не христианская церковь.

Каковы признаки всякой православной автокефальной Церкви? Их четыре: 1. Территория. 2. Народ. 3. Законная иерархия. 4. Дух Христов, то есть непорочное хранение Христова Учения и догматов Церкви, начиная от апостолов. Кроме того, каждая поместная Церковь имеет свой особый, ни в какой другой поместной Церкви не встречающийся уклад, своё духовно-мистическое мировоззрение, ей одной присущее.

Только совокупность всех этих признаков характеризует, что данная в настоящее время церковь — та же, что и была от начала своего бытия. По отдельности, ни территория, ни народ, ни иерархия, ни хранение догматов, ни уклад и мировоззрение не являются свидетельством продолжающейся жизни церкви и её тождественности с первоначальной. Ведь есть и по сей день все те названия семи церквей, о которых говорится в Апокалипсисе. Кто же скажет, что это всё ещё те самые церкви! А разве Александрийская или Римская церковь — те же, что были при Афанасии Великом и Льве, папе Римском? Даже сохраняя апостольское преемство, как мало эти церкви дочери напоминают свою Мать.

А та, что заняла в Москве дом нашей брошенной в тюрьму, измученной Церкви-Матери, надела её одежды, украсилась выданными ей разбойниками украшениями и поёт как будто её песни, чем ещё напоминает нашу родную?..

Ничем!

Из всех признаков она имеет собственно только один: дом — территорию. Народ она предала, благословив своего хозяина — атамана шайки убийц, на истребление всех не признающих его «отцом и благодетелем».

Иерархия?.. Мы знаем, где она. Мы хорошо знаем, где и как погибли или мучатся верные епископы и священники истинной Матери-Церкви. Мы своими ушами слышали, что говорила про них прелюбодейная подруга разбойничьего атамана.

Дух Христов?.. Прочитайте без выбора любой из журналов Московской патриархии, где священники и даже епископы этой организации призывают чад своих к мести, крови, погромам и ненависти к инакомыслящим. И тогда сами увидите вместо кроткого лица и любящих очей Матери-Церкви — звериный оскал продавшейся разбойницы.

Так, может быть, всё же хотя и падшая грешница, но православная?..

Нет! Ибо Православие безусловно определяется признанием догмата о первородном грехе и его последствиях. Мы верим, что человеческая природа, повреждённая первородным грехом, сама по себе склонна ко злу. Никакие экономические и политические формы не могут сами без благодати Божией, подаваемой в Таинстве св. Крещения, избавить человека от удобопреклонности ко злу и направить его на путь добра. Предоставленный самому себе человек, отказавшийся от Бога и от всего святого, неизбежно скатывается в бездну зла. Никакого «рая» на земле построено быть не может; напротив, всё больше будет прогрессировать зло, которое разовьётся к концу времён до ужасающих размеров, так что едва можно будет найти верующих на земле (Лк 18.8). Всякое учение, что человек сам по себе добр, что стоит только ему создать соответствующие экономические и политические условия жизни, и он превратится в ангела света — неправославно. Всякая организация, благословляющая строительство рая земного, да ещё богоборческим государством, радующаяся радостям и скорбящая скорбями открытых безбожников-сатанистов, отвергает тем догмат о первородном грехе, догмат о Церкви, как о хранительнице Правды Божией на земле, а равно и многие другие догматы. А потому — анафема да будет!

Некоторые, из теплохладных, наконец, скажут: «но всё же это — церковь».

Как мало слов в человеческом языке! Многие прямо противоположные понятия означаются в нём иногда одним названием. Ещё пророк Давид не нашёл слова для обозначения понятия противоположного Церкви. «Ненавижу церковь лукавнующих», сказал он, как будто у лукавнующих всё же Церковь.

«Созижду Церковь мою», сказал нам Спаситель наш. И с тех пор с именем Церкви связали мы понятие о спасении. Всё не спасающее — не Церковь, всё лгущее — не Церковь, всё способствующее безбожникам губить душу нашего измученного народа — не Церковь или церковь лукавнующих. Если имя Божие запрещается употреблять всуе, то и имя Церковь Христова неприложимо к рабе раба сатаны — Московской патриархии...

______________

 

Истинных чад Церкви Христовой не обманут одежды и украшения, снятые с неё — поруганной Матери нашей.

Веруем твёрдо, что скоро, очень скоро, встретим мы её — истинную, родившую нас водою и духом, настоящую, родную, вышедшую из темниц, концлагерей, вертепов потаённых и пропастей земных. Божия Правда ещё восторжествует.

И тогда поставит Она — наша многострадальная Мать Русская Церковь пред Лице Господне всех верных до конца чад своих и скажет:

— Вот я и дети, которых Ты дал мне.

А претерпевшие до конца воскликнут радостно:

— Слава Тебе, Спасителю нашему, паки Грядущему! Скоро!..

Ей, гряди Господи Иисусе!

 

По статье инока Захарии

«Ищущим Мать»,

Православная Русь, №10, 1947г.